oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

«Бал начинается…-5»

 
Судя по всему, скрытый мессидж булгаковского послания к потомкам в 23 главе не связан напрямую с именами «фальшивомонетчика мсье Жака», «отравителя графа Роберта» или «отравительницы г-жи Тофаны». Хотя целый ряд известных властных адептов алхимии, очевидно, послужил для сообщения Булгаковым доверенной ему «алхимической» тайны международного влияния ОГПУ и его главы Ягоды, образ которого завершает ряд «фрачников», поднявшихся по лестнице.
Применительно же к нашим временам привлекает внимание другое обстоятельство. Дело в том, что и в этом эпизоде регент опять лжет, точнее, транслирует для столичной публики давно опровергнутые историками домыслы и наветы. Почти все из упомянутых гостей Бала стали в свое время жертвами придворных интриг или даже посмертного компромата. Никаким фальшивомонетчиком месье Жак не был, зачем это министру финансов, но был в этом обвинен. Никакую жену любовник королевы Елизаветы Английской не травил, но такого рода компромат на него был популярен. И так далее.
То есть, получается, Булгаков предупреждает нас об ожесточенной информационно-психологической войне компроматов. Но об этом же нас недавно предупредил и Путин – мол, после всех выборов придется заняться «гигиеной». И уже сейчас на федеральных каналах появились отдельные пробные всплески такой грязной кампании. Например, в одной из программ НТВ в качестве доказательства причастности к криминалу одного из средних, но известных бизнесменов привели скрытую съемку руководства им уборкой территории. Типа пробный шар – прокатит такая липа или не прокатит в условиях практического бездействия судебной системы и отсутствия этического кодекса у СМИ.
Я уже достаточно давно размышлял на тему, каким образом возможно фарсовое повторение революции и гражданской войны в наших условиях. Именно психологическое давление на средний класс – проклятых буржуев и буржуазных интеллигентов может дать в результате такой же революционный эффект в виде эмиграции и вымыванию из политики умеренного, стабилизирующего слоя, когда власть сможет опереться только на молодежный офисный «пролетариат». Не стану утверждать, что уверен на все сто, но вероятность такого развития действительно возрастает.
Во всяком случае, в рамках антикоррупционной кампании образы разложившихся субъектов, в том числе в черных, то есть судейских мантиях, вполне могут заполнить виртуальную лестницу телевизионных рейтингов.
Гражданская война компроматов – дело виданное, в том числе и по масштабам. Скажем, известный роман А.Дюма «Граф Монтекристо» некоторым образом отражает такую же войну компроматов во время и после второй (культурной) революции во Франции, а где-то и является частью этой войны. Ведь фигуры прокуроров и маршалов наверняка были узнаваемы. Так что и у нас ничего нового, кроме уровня техники не предвидится.
Интереснее фигуры гостей, выбивающиеся из общего «алхимического» ряда, как Тофана. Если в тексте Романа задан вопрос, да еще повторен дважды: «Какая зеленая?»,  «И зачем эта зелень на шее?», значит – это указание Автора искать здесь скрытый смысл.
В ветхой Библии зелень появляется на третий день творения. В евангельских притчах о последних временах появление зелени – первый признак прорастания того самого горчичного семени, которому уподоблено Царство Небесное. Наконец, в самом Романе это слово связано, прежде всего, с зеленью почти райского сада, окружавшего Дворец Ирода, и с зеленью садика в «Грибоедове».
Кстати, Тофана, как и флибустьер-издатель была сопричастна к приготовлению супов, так что ближе всего оказывается «Грибоедов». Только у добровольных помощниц Тофаны не ресторанная пища, то есть не работа издательств, а блюда домашнего приготовления. Честно признаюсь, опознать в отравленных блюдах продукцию блогеров мне немного мешает именно чересчур явная подсказка в лице компании «СУП», заведующей «Живым Журналом». Но из песни слов не выкинешь. Так что речь идет о намеренном приготовлении ядовитого контента, отравы для последующего использования в блогах.
Даже на Балу г-жа Тофана ухитряется добавить яду, обратившись к Маргарите – «черная королева». Видимо, очернение в блогах московской публики тоже входит в замысел Бала.
Далее следует ключевой эпизод всей 23 главы – общение героини с Фридой, то есть с альтер-эго. Рассказ об удушенном ребенке и суде над виновницей так необыкновенно взволновал Маргариту. Может быть, потому, что она увидела в нем отражение своей истории? Гибель романа, который она считала своим детищем как музы, и вот теперь суд, где она должна признать, что ей нечего было дать мастеру и его книге, не было любви, а только неудовлетворенность безбедной, но пустой жизнью.
В этом эпизоде тоже есть двойной вопрос, на который нужно обязательно найти ответ: «Какой платок?».
Искать скрытый смысл этого слова не получится, ибо грязный платок Коровьева в 18 главе смысла не имеет, кроме издевательского, а других вариантов и вовсе нет. Поэтому придется применять другой метод анализа из числа девяти «ключей», найденных нами в тексте Романа. В первую очередь текст 23 главы нужно сравнить с 13 главой и найти похожий по смыслу образ. Платочек с темной каемочкой – все что осталось Фриде на долгую память о погибшем ребенке. В 13 главе речь идет о погибшей рукописи, от которой на память Маргарите остался лишь листок с обугленными краями. Параллель вполне уместная, потому что именно на этом нежелании Маргариты вновь и вновь видеть обугленное воспоминание о несостоявшейся любви, сыграл Азазелло, заманивая ее на Бал. Это воспоминание случится в конце 19 главы, что соответствует повторению образов 13 главы в последней четверти надломной середины Романа. Поэтому стоит заглянуть и в конец 29 или параллельное ей по времени самое начало 30 главы, чтобы увидеть повторение темы платка Фриды. Но никакого платка там нет, а есть разбросанные по подвалу листы рукописи.
Таким образом, поиски ответа на вопрос о платке привели нас к подтверждению и без того понятного, судя по волнению Маргариты, проецирования судьбы и вины Фриды на судьбу и вину самой героини.
Однако что эта перемена в Маргарите означает применительно к предсказанию будущих событий? Неужели покаяние столичной интеллигенции за судьбу русской культуры и ее плодов, убиенных во время пожара русской революции? Ну, или хотя бы чувство вины, если не публичное признание. Это уже будет немало. Пока что вину за несчастья народа интеллигенция не признает, вспоминая только свою несчастную судьбу. Пусть бы вслух и не признавала, но только как Преображенский поучаствовала в ликвидации дел своих рук, или хотя бы в недопущении нового несчастья.
 
(продолжение следует)
 
Tags: Булгаков, ММ, притча, прогноз, символика
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (43)

    43. Лицо в руке Маргариты ( начало, предыд.глава) Самые интуитивные читатели этой рукописи сразу же заметили, что одной лишь внешней параллелью…

  • После Бала (42)

    42. Что за Ал-й М-ч? ( начало, предыд.глава) По ходу возвращения от евангельских деяний к нашим дням, от образа Иуды к образу Алоизия из 24…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments