oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

«Бал начинается…-7»

 
Возможно, что из всех событий предсказанного в 23 главе периода самыми важными будут не те, которые символически обозначены, а события, о которых в этой главе ни слова. Это один из приемов, используемых Булгаковым для зашифровки самых важных с его точки зрения сюжетных линий, надежно спрятанных и от заказчиков из ОГПУ, и от цензоров, и от не желающих усложнения читателей. Если в сюжете Романа возникает очевидная лакуна, умолчание, то нужно искать недостающую часть в других главах, используя стандартные «ключи». Например, обязательное сравнение 23 главы с 13-й.
Самым важным сообщением из 23 главы является практически полное отсутствие Воланда на Балу у Сатаны. Воланд появляется лишь для того, чтобы прекратить это безобразие. Поэтому для желающих достичь адекватной мироустройству сложности загадка, заданная в названии главы, имеет очевидный ответ, а не тот, который подсказан Маргарите лживым Коровьевым или нашими стереотипами восприятия. Бдительный читатель, не склонный доверять на слово сомнительным регентам, легко заметит, что описанный в 23 главе Бал происходит у Коровьева, а не у Воланда. А верить нужно фактам и своим глазам, а не чужим словам.
Но в таком случае, в чем состоит роль Воланда не после Бала, а в это время? Что он делал все эти два часа с лишним? Попробуем начать поиски с первого «ключа», и поискать в параллельной 13 главе.
И в самом деле, внутри 13 главы есть вневременной сюжет, рассказанный Мастером (с большой буквы). А в ремарках к этой вставной пьесе, якобы о прошлых событиях, имеет место небольшой анахронизм. Рассказу Мастера предшествует в самом начале 13 главы его же сообщение о том, что в палату №119 поселили пациента, по виду Босого, кричащего «Куролесов, бис-бис». Однако, мало того, что Куролесов – это только сон Никанора Ивановича, но и сон этот приснится ему только в 15 главе.
Конечно, опять можно списать на небрежность Автора, на невнимательность при редактировании. Однако, это если считать автором Романа только человека по имени Булгаков, без участия того самого Творческого духа. Но даже если говорить о человеке, то этот человек буквально сгорел, как свеча, ради своего Романа, то есть каждое слово в нем отдавалось физически, не давало уснуть, пока не встанет на свое место. Так что будем аккуратнее с критикой, как бы не впасть в грех хулы на Творческий дух…
Итак, у нас, как минимум, есть указание на то, что события в рассказе Мастера о встрече со своей «жемчужиной», музой и о дальнейших событиях относятся к более позднему времени, чем сон из 15 главы. В таком случае, нужно поискать какие-то зацепки, параллельные повороты сюжета или временные отметки.
В 23 главе есть указание на то, что встреча гостей продолжалась в течение двух или трех часов после мнимой полуночи. В рассказе Мастера из 13 главы тоже есть похожая отметка: «Это было в сумерки, в половине октября. И она ушла. Я лег на диван и заснул, не зажигая лампы. Проснулся я от ощущения, что спрут здесь. Шаря в темноте, я еле сумел зажечь лампу. Карманные часы показывали два часа ночи».
Примем наличие временных отметок в двух параллельно развивающихся действиях за рабочую параллель. В таком случае, получается, что Маргарита покинула комнату Воланда около полуночи и примерно в это же время, в начале ночи,  незнакомка покидает подвал Мастера. В течение двух часов, пока в «пятом измерении» у Коровьева многочисленные гости заполняют виртуальное пространство, Мастер отдыхает. Затем какое-то время в третий час занимает сожжение Романа.
При этом мы уже обнаружили ранее параллель в самом начале Бала с райскими кущами из 3 главы Книги Бытия, где змей искушает жену. Творческий дух при этом в продолжение дня седьмого отдыхает от дел у себя в райском уголке.
После второго часа для Маргариты «все их  имена спутались в голове, лица слепились в одну громадную лепешку». Толпа танцующих гостей, с одним громадным и плоским лицом – чем не спрут, присутствие которого ощутил Мастер?
В таком случае указание на половину октября, скрытое даже от любопытного взгляда в совсем другой главе, вполне возможно, обозначает более точное время начала Бала «весеннего полнолуния». Опять же 12 октября, в октябрьское полнолуние был совсем уволен бывший министр финансов, а в 23 главе парад гостей начинается с бывшего министра финансов при дворе Карла VII господина Жака. Вполне ясный намек. Хотя сам по себе тоже ничего не доказывает, но лишь в общем ряду совпадений.
Что касается сжигания романа в печке у Мастера, то нам придется опять вспомнить образ камина в комнате Воланда, на огне которого готовилась духовная пища для взрослых умов. То, что во внешнем слое Романа выглядит как нечто ужасное, вовсе не всегда означает плохое в скрытых смыслах, чаще – обратное. И наоборот тоже. Поэтому сжигание внешнего слоя буквальных смыслов вполне может означать проявление внутренних смыслов. Указание на пять экземпляров рукописи означает именно это – наличие тайного смысла или даже нескольких тайных слоев. Также можно смело утверждать, что бутылка белого вина, откупоренная и выпитая Мастером – означает какое-то религиозное откровение, расшифрованное параллельно с романом.
Продолжим сравнивать структуру параллельных сюжетов в 13 и 23 главе. В конце третьего часа, после завершения потока гостей, представляющих собой ту самую сгустившуюся за коном тьму, которую ощущает в своей комнате Мастер, «королева» получила, наконец, небольшую передышку, возвратившись в ту комнату с бассейном, из которой попала на Бал.
Между прочим, в 13 главе есть еще один вопрос Автора, подлежащий истолкованию: «…совершенно отдельная квартирка, и еще передняя, и в ней раковина с водой, -- почему-то  особенно горделиво  подчеркнул он». Не знаю, как вы, а я уже привык, что Автор расставляет в тексте вопросительные местоимения не просто так, а с умыслом. Это указание на необходимость найти ответ в одном из первоисточников – либо в Библии, либо в тексте самого Романа отгадку в виде параллели или аналогичного образа. Образ квартиры, где есть раковина с водой, семантически рифмуется лишь с этой комнатой, где есть бассейн без воды.
В 23 главе Маргарита «оказалась в той же комнате с бассейном и там, сразу заплакав от боли  в руке и  ноге, повалилась прямо на пол. Но Гелла и Наташа, утешая ее, опять повлекли ее под кровавый душ, опять размяли ее тело, и Маргарита вновь ожила».
В параллельной 13 главе, внезапно вернувшись от мужа «она повалилась на  диван и заплакала неудержимо и судорожно». Однако, что означает слово «ожила» для «пятого измерения», неживого виртуального пространства, где правят бал не живые чувства, а амбиции и предрассудки? Маргарита не хочет, чтобы о ней плохо подумали в обществе, «чтобы у него  навсегда  осталось в памяти, что я убежала от  него ночью».
То есть она «ожила» для «высшего света», для масс-медиа (Геллы) и обывательского толка (Наташи), веруя сама в обещание вернуться позже, утром, но для своей прежней любви она в этот момент умерла. Хотя Мастер ее честно предупреждал, что делать этого нельзя, иначе оба погибнут. Но она поняла его слова по-своему, будто он уговаривает ее не возвращаться, а не остаться. «Кто как дышит, так и слышит».
Далее, после решительного ухода Маргариты назад к мужу, следует еще одна ремарка к рассказу Мастера, оповещающее о появлении в палате №120 еще одного пациента, по всем приметам – конферансье Бенгальского из Варьете. Это указание на время тоже нужно попытаться сопоставить с сюжетом 23 главы. Оторванная голова Бенгальского легко рифмуется с отрезанной головой Берлиоза, которая будет доставлена на Бал вскоре после возвращения Маргариты к Коровьеву.
Между тем, в сюжете из 13 главы после ремарки о прибытии Бенгальского возникает такая же лакуна, намеренное изъятие большого отрезка повествования (до половины января). Повторяя вопрос: что было в это время с Мастером? – и применяя тот же ключ, находим ответ в параллельной 23 главе. Он явился вслед за Маргаритой на Бал в образе Воланда, чтобы спасти Маргариту.
Разумеется, наши стереотипы восприятия 1930-х годов дорисовывают картину после слов: «Через четверть часа после того, как она покинула меня, ко мне в окна постучали». Ясно, кто постучал – чекисты, и ясно для чего – чтобы арестовать и под следствие. Но из самого текста Романа это вовсе не следует. Кроме того, стоит отметить, что на Балу, точнее – для завершения Бала Воланд появляется в сопровождении Азазелло, который предоставляет возможность вступить в диалог с головой Берлиоза. А если учесть истолкование в «MMIX» следствия в 27 главе Романа как появление сообщества исследователей, то и подразумеваемое следствие из опущенной части рассказа Мастера тоже моет означать исследование каких-то материалов из чекистских архивов. Ведь отрезанная «голова Берлиоза» - это и есть запрещенная, арестованная часть гуманитарной науки.
После этого диалога Мастера-Воланда с предтечей или предтечами умершее «вместилище разума» превращается в драгоценную чашу с вином научного откровения, готовым к употреблению столичным культурным обществом.
Чтобы завершить разговор о разметке внутреннего времени 23-й и параллельной части из 13 главы обратим внимание на непривычное, архаичное даже для начала ХХ века употребление вместо «середины месяца» - половины октября и половины января. Зато использование «половины» для разметки времени по часам вполне привычно. Между тем в обоих параллельных действиях разметка ведется на часы, кроме начала и конца разметки в 13 главе, где упомянуты месяцы. Не будем сегодня, в половине октября, то есть в самом начале – утверждать однозначно, что каждому из трех часов на Балу соответствует ровно месяц, но между серединой октября и серединой января как раз – три месяца. В таком случае окончание первого часа соответствует ноябрьскому полнолунию 10 числа, аккурат перед 11/11/11. Окончание второго часа – 10 декабря совпадает не только с лунным затмением, но и с подведением итогов выборов в России. Ну, и окончание третьего часа – полнолуние 9 января, это возвращение столичной публики к активной политической жизни после кратковременного отдыха. Половина января наступит ровно через «четверть часа», то есть через неделю. Поэтому отсутствие Мастера дома продлится вовсе не так долго, как могло бы показаться из буквального прочтения его рассказа. Впрочем, все это – пока лишь гипотеза.
 
 

Tags: Булгаков, ММ, притча, прогноз, символика
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (33)

    33. Ордынский порядок против орденского (начало, предыд.) Повторения истории, любые параллели, в том числе между четвертями Подъема и Надлома…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments