oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

О теориях и признаках антропогенеза - 5

Реконструкция первых стадий глоттогенеза
 
Похоже, эта глава будет дополнением не только к двум обзорам, но и для реконструкции стадий антропогенеза («дней творения») из «Заповеди Субботы». Если для каждой из стадий реконструкции найдется соответствующий механизм эволюции языковых элементов в системе коммуникации, поэтапно ведущий от известного по наблюдением за шимпанзе состояния к известному состоянию языковой коммуникации человека, это будет еще одним доказательством достаточной точности всей реконструкции.


 
1 стадия по Р.Романову, «день первый»:
Происходит разделение животного сообщества на две части: основную, «традиционную» и маргинальную, «творческую». Подробности реконструкции можно узнать в главах 7 и 8 «Заповеди Субботы».
Но мы сейчас рассматриваем сложившуюся ситуацию только с точки зрения неизбежно происходящих на данной стадии изменениях в системе коммуникаций. В этой связи есть один важный момент, следующий из формирования в «маргинальной среде» сугубо социального, не имеющего биологического значения ритуала первой мистерии.
Одним из кардинальных отличий человека от человекообразных родственников является произвольная звуковая коммуникация. Шимпанзе, бонобо и другие приматы не могут произносить разнообразные слоговые звуки просто так, вне связи с соответствующим им эмоциональным состоянием. Человек может произнести любое слово, даже означающее крайнюю степень эмоционального состояния, абсолютно спокойно, например, рассказывая о происходящем у родичей по соседству.
Разумеется у самых первых девственниц, составивших маргинальный круг для игры во взрослую стаю, в ходе этой игры эмоции и соответствующие им звуки были так же жестко связаны. Однако, на следующих этапах, когда решение первичной проблемы было найдено и социальный статус во взрослой стае восстановлен, эта жесткая связь с эмоциями была уже немного подорвана. Регулярное участие в маргинальном ритуале и озвучивание «слов» уже не было связана с исходными эмоциями, позитивными или негативными.
Скорее всего, в ритуальном круге те же самые «слова» произносились в ином, детском тембре, и уже это разделение обеспечило расхождение формы сакральных «слов» от эмоциональных животных звуков. Стоит лишний раз напомнить, что каждая стадия антропогенеза и все этапы каждого «дня творения» в реальном масштабе времени заняли даже не десятки, а сотни и тысячи смен поколений. Бесконечное повторение ритуала первой мистерии, уже не связанной с первоначальным маниакально-депрессивным состоянием «жриц», но еще не перешедшее в повторный более глубокий раскол стаи, не могло не привести к редукции и формализации ритуала, в том числе унификации произношения сакрального варианта звуковой сигнализации.
Еще одно необходимое следствие усложнения структуры и обстоятельств повседневной жизни стаи приматов – появление новых слоговых звуков, жестко связанных с новыми эмоционально окрашенными ситуациями. (О таком усложнении звукового репертуара свидетельствуют опыты приматологов, организующих новые «вводные» для приматов.) Соответственно, по мере усложнения системы поведенческих стереотипов в стае усложняется и репертуар сакральных слов-слогов, отделенных от изначальных эмоций, но пока не отделенных от их все более условного представления в первобытном «театре».
Например, сама ситуация фиаско вожака при встрече с первой девственницей не могла не иметь звукового эмоционального сопровождения на самых высоких нотах, что-нибудь среднее между звуками «й-и-и» или «и-е-е». Нет сомнения, что именно такие звуки в сакральной, редуцированной форме стали коллективным именем собственным для всех девственниц. Так же наиболее вероятно, что в случае успеха ритуала доминирования вожак издавал наиболее низки и далеко звучащий звук типа «а-а-а» или «о-о-о».
В порядке фантазии можно предположить, что исполнительница заглавной роли вожака в сугубо «женском театре» могла получить в качестве имени (обязательного звукового приветствия) сакральную двойку редуцированных слогов «е/и» и «а/о».  Много позже эта связка превратилась в имена «Ева», «Ио», а с добавлением иных сакральных слогов – «Елена», «Европа». Соответственно удвоенный слог «е/и» мог стать коллективными именем «божественной» части будущего почти человеческого сообщества на  6-7 стадии антропогенеза, а удвоенный слог «а/о» означать «мужскую» часть (Адам). Слишком всерьез эту часть реконструкции принимать не обязательно, но в качестве иллюстрации к механизму сакрального словообразования – вполне годится.
Каких-то иных серьезных изменений в коммуникации стаи самых первых пралюдей на первой стадии антропогенеза не было. Но и тот эффект формирования унифицированного по произношению набора сакральных слов, отвязанных от эмоционального возбуждения, - огромный шаг от «жестко прошитой» звуковой коммуникации обезьян к появлению набора звуковых сигналов, отвязанного от обыденных эмоций, подчиненного воле нового сакрального центра в раздвоенной психике пралюдей. Другой вопрос, что репертуар поведенческих стереотипов под контролем этого волевого центра поначалу совпадает с исходным набором животных стереотипов поведения. Но на каждой стадии развития усложнение этого репертуара и связанных с новыми стереотипами новых слов будет увеличиваться в геометрической прогрессии.
 
2 стадия:
Реконструированный «день второй» имеет своей главной особенностью, с точки зрения техники коммуникации, появление зрителей в маргинальном «театре», переместившемся на тонкие верхние ветки деревьев, почтенной публики на нижних этажах. В таких намного более сложных условиях «дословное» повторение ритуала поклонения Артефакту как вожаку становится невозможным, но сам ритуал является психологической потребностью для маргинального круга девственниц. Поэтому на этом этапе происходит разделение «словесного», сакрально-звукового сопровождения ритуала от большей части действий. Однако при этом возникает потребность в усилении силы звука и более четкой артикуляции сакральных «слов», чтобы их могли воспринимать на расстоянии и другие «актеры», и ревниво следящая за «спектаклем» аудитория внизу.
Применение каменных орудий для раскалывания орехов известно всем высшим приматам, поэтому вполне естественным был переход к использованию камней для производства деревянных Артефактов тем же способом, раскалывая верхние и крайние тонкие побеги всевозможных фикусов, растущих в тропическом лесу. Но это означает, что все четыре конечности младшей части стаи по большей части оказываются заняты – камнями, деревяшками и необходимостью удерживаться на тонких ветках. Жесты, обычно используемые приматами для повседневной коммуникации в простых ситуациях, теряют свое преимущественное значение. Вместо них все чаще приходится использовать те самые «сакральные слова», из близких по значению ритуальных ситуаций, то есть более четко артикулированная «слоговая» звуковая коммуникация получает дальнейшее, все более широкое распространение в ситуациях, не связанных со стереотипным применением.
Соответственно на третьей стадии эта тенденция будет многократно усилена, поскольку руки сначала всех «маргиналов», а потом и всех будут постоянно заняты каменными орудиями, а то и двумя. Это ведет к закреплению не только двуногого прямохождения, но преимущественно звуковой, а не жестовой коммуникации.
 
«Гражданская война» на третьей стадии:
Неизбежная с появлением первых каменных топориков эскалация агрессии и волны террора между двумя идеологически противостоящими частями стаи, является первым социально-экологическим кризисом, в ходе которого происходит видообразование. Например, особи со слишком агрессивным внешним видом, крупными резцами и клыками не имели шансов пережить этот период взаимных страхов и нападений. Поэтому вид homo, в отличие от прочих приматов имеет ровный ряд зубов без выделяющихся своими размерами – еще один пример неотении, как в детском возрасте. И вообще в этот период признаки неотении, характерные для детского возраста, в том числе и пропорции тела с большей головой были спасительными для их обладателей.
Аналогичным образом, наибольшие шансы выжить имели особи, способные, несмотря на испытываемые эмоции страха, вступить в «словесную» коммуникацию с потенциальным агрессором, то есть в буквальном смысле заклинать сакральными звуками.
Установление в первобытном лесу нового «революционного режима» во главе с вожаком, являющимся одновременно хранителем Артефакта и верховным жрецом обретенной веры, необходимо приводит к новому расколу и вытеснению маргинальных «отступниц» за пределы экологической ниши. При этом возобновляется театр, на этот раз отражающий чувства взаимной ненависти, но в отличие от «дня второго» на больших расстояниях, вне пределов прямой видимости. Как следствие сакральный слоговый речитатив соединяется с выражением самых сильных эмоций, и превращается в протяжное «пение сирен», в котором отдельные слоги сливаются в сочетания – будущие слова и фразы.
 
Одним из важных выводов в научном обзоре С.А.Бурлак является утверждение о переходе из экологической ниши тропического леса в саванну как ключевом моменте образования нового вида, первого в роду homo. При этом, как и у Б.Ф.Поршнева предполагается, что именно сложности, связанные с освоением новых ландшафтов вынудили пралюдей к оснащению более сложными орудиями и инструментами языковой коммуникации.
Полностью соглашаясь с определением момента выхода нового вида на траекторию экспансии, следует признать несостоятельной эту перестановку причины и следствия.
Кстати, С.А.Бурлак отмечает еще один верный момент – выход в новую нишу не стал отказом от прежней, лесной ниши. Новый вид успешно занимал и лес, и саванну, и даже прибрежные воды, как знаменитая «Люси».
Однако при обычном, чисто биологическом видообразовании, в лучшем случае, произошло бы просто разделение двух ветвей, давших начало разным видам. Приматы уже выходили в саванну, и при этом просто приобретали собачьи клыки и повадки.
Выход в полную многих новых опасностей саванну для приматов, предварительно не запасшихся новым оружием, навыками и надежными средствами коммуникации привел бы просто к гибели этой части популяции, а не к успеху экспансии. Нет, гораздо логичнее считать, что прачеловеки сначала еще в лесу вооружились каменными топорами и дубинами, получили жестокий опыт внутривидовой войны, приобрели развитую систему языковой коммуникации, действенной на больших расстояниях и пригодной для создания комбинированных сигналов для новой опасности.
А после выхода в саванну и другие экологические ниши, в конце третьей стадии происходит не качественный скачок, а количественный - пространственная экспансия, умножение вариантов базовых стереотипов поведения, разнообразия рациона и опасностей, а также репертуара новых слов - сочетаний слоговых сигналов для обозначения различных ситуаций.
 
В завершение реконструкции рождения прачеловеческого языка в ходе первых стадий антропогенеза есть резон напомнить еще один общий принцип, который признается в качестве основного при реконструкции ранних стадий развития. Речь идет об известном принципе соответствия отдельных общих форм онтогенеза и филогенеза. Применительно к развитию человеческого языка, и об этом тоже пишет С.А.Бурлак в своем обзоре, реконструированные начальные стадии развития должны иметь какое-то сходство с первыми младенческими стадиями индивидуального развития человека.
Для нашей реконструкции этот принцип Геккеля вполне выполняется. На самой первой стадии развития языковой коммуникации со взрослым окружением, ребенок воспринимает произносимые слова и пытается их воспроизводить – лепетать, повторяя слоги, затем отдельные слова. При этом налицо неослабевающая потребность соучастия во взрослой коммуникации, как у маргинального «детского» сообщества первой стадии антропогенеза. И точно так же на второй стадии ребенок устраивает любящим взрослым монологический спектакль, демонстрируя владение словами как главной связью с окружающим миром. Наконец, на третьей стадии онтогенеза происходит активное вовлечение взрослых в игру с любимыми игрушками и.. обучение их детскому языку. Взрослые должны повторять сказанное детьми, чтобы показать пример, как надо.   
Так что и этот принцип в нашем случае тоже работает.
 
Продолжение следует
 
Tags: антропогенез, историософия, рецензия
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments