oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

«Не продается вдохновенье!..»

Очередная хорошая и очень внятная статья В.Д.Зорькина имеет лишь один изъян – она не имеет в нашей элите столь же внятного адресата, а потому остается сугубо академичной и на политический процесс практически не повлияет. Единственный серьезный политический результат этой статьи – конституирование на самом высоком политическом уровне понятия «креативный класс». При том что этот формальный адресат послания не имеет никакой возможности не только ответить, но даже услышать и понять, ибо нечем.

Но и это не проблема. Проблема лишь в том, что те немногие, кому есть чем услышать, могут из-за резкого поднятия статуса понятия поддаться соблазну его неоправданно широкого толкования, понимая «креатив» как синоним творчества. А это – антоним!


Что такое «креатив»? И чем конкретно он отличается от любого творчества, хоть народного, хоть элитарного?

В принципе, для правильного понимания достаточно заметить лишь один факт или признак – творческие люди не ходят колоннами под флагами! Рразве что для изучения явления. Они не стремятся в массовку и не образуют сами по себе даже прослойки, не то что класса. В здоровом обществе творческие люди формируют вокруг себя творческую среду, но опять же – не прослойку между классами или прокладку для впитывания выделений господствующего класса.

Тем не менее «креативный класс» как термин и даже как понятие вполне имеет право на существование, отражая один из элементов современного состояния общества под пятой финансовой олигархии.

Кто-то там уже определил «креативный класс» как наиболее активный слой общества, способствующей его инновационной трансформации. Красиво загнуто, признаем сразу, - в том смысле, что и сам термин, и его канонические либеральные расшифровки, служат все той же цели и задачам, что и сам «креативный класс» - активному манипулированию обществом в интересах заказчика – правящего класса эпохи финансового капитализма.

Для увеличения продаж штампованных продуктов или привлечения очередной порции слегка зажиревших леммингов на финансовый рынок нужно внедрить в массовое сознание все ту же самую пилюлю «от жадности», но в новой, «инновационной» упаковке. Ну или если нужно организовать виртуальный политический кризис для быстрой скупки по дешевке чужих активов. Во всех этих случаях без «креативного класса» просто никуда.

С технологической точки зрения «креатив» является воплощением самого доступного и наименее творческого, хотя и необязательного элемента, изъятого из настоящего творческого процесса – комбинаторного изобретательства. Этот единственный элемент поддается стандартному индустриальному размножению в бизнес-формате. Типичный пример такой «креативной» комбинаторики – «Дни зимбабвийской кухни в фаст-фуде», когда во всей глобальной сети стандартный бикгмак заправляется стандартным, но национальным соусом.

Или стотысячпятисотый вариант коктейля в барах – на этот раз с фиолетовым красителем и сиреневой фальшивой вишенкой. Это – настоящий креатив, как и стандартные статьи о чем угодно в солидной деловой газете, либо очередной трэш в желтом таблоиде – главное, чтобы четко соответствовал формату!

Вот это самое наличие критерия «Формат – Неформат» и есть самый точный и надежный признак креатива, и его отличия от творчества. В настоящем творчестве нет и не может быть самого понятия «формат», шаблон, стандарт. А в креативе – это основа бизнеса.

Вот-вот! Между прочим, самая крутая манипуляция боссов и идейных лидеров «креативного класса» – это вовсе не объявление общественной прокладки отдельным самостоятельным «классом». Более круто с точки зрения передергивания – назвать «постиндустриальным» апофеоз индустриальной системы, вторгнувшейся и почти заполнившей собой личное и даже интимное интеллектуальное и эмоциональное пространство потребителя масскульта.

Подлинное творчество – это глубоко индивидуальный и интимный личный процесс. Даже изданный миллиардным тиражом («но можно рукопись продать») Пушкин остается личным и интимным собеседником каждого читателя. Масскульт с его навязчивым креативом, не отделимым от рекламного рынка, наоборот, максимально опошляет, вытаптывает любую интимность и тем более сакральность личного взгляда на мир.

Поскольку любой бизнес-процесс, любой рынок стремится к максимальной экспансии, то подлинное творчество оказывается ненужным и слишком опасным конкурентом в борьбе за тайм-шер, личное время потребителя. Поэтому любое интимное и тем более сакральное  влияние художника на зрителя, слушателя или читателя объявляется идеологически вредным как форма насилия личности над личностью. И то верно, был себе простой потребитель индустриального продукта, а ненароком попал под обаяние классика, услышал вдохновляющую музыку – и вот уже он и сам желает творчества, начинает проблематизировать сознание свое и окружающих, искать нестандартные, неформатные решения и создавать продукт, вытесняющий массовую индустриальную мешанину.

Ведь единственным источником творческого вдохновения является тот самый интимный контакт, живой диалог с душой творца, запечатленной в вечном. Вне этого диалога ничто по-настоящему новое и интересное возникнуть не может.

То есть читатель Пушкина, и слушатель Бетховена, и зритель Тарковского – сам становится немного как они. Чем не насилие над инфантильной личностью, имеющей право на мир без видимых ему проблем?

Поэтому торгашеско-ростовщической верхушке и его креативной прокладке необходимо всеми силами затруднить доступ потенциальных потребителей масскульта к настоящему искусству. А для этого хороши все средства, но прежде всего – опошление национальной и мировой культуры так называемым «совриском», «contemporary art», что правильнее всего перевести как «сиюминутное искусство».

Нет и это тоже искусство, хотя и наиболее простое, воспроизводимое теми самыми масс-индустриальными комбинаторными методами. Если отбросить всю многослойную шелуху идеологических штампов и претензий на культурный авангардизм, а просто взять и подойти к «совриску» с классическими мерками искусствоведения, то весь этот непомерно раздувшийся «культурный слой» легко и свободно помещается в ту же самую клетку стандартной классификации, что и старая добрая графическая карикатура. Ведь кино не перестало быть кино от внедрения звука, цвета или техники 3D. Так и здесь. Многие еще помнят, как в газете «Правда» над карикатурами Б.Ефимова печатали мелким текстом пояснение – о чем собственно это нарисовано. Но и в «совриске» для поделок «креативного класса» без таких порою развернутых пояснений нельзя понять «замысел» для удовлетворения номенклатурных заказчиков.

Впрочем и крове совриска есть другие методы унасекомления творческого сообщества. Лидеров втягивают в духовно оскопляющие игры «формат-неформат», и вот они уже в первых рядах «креативного класса», распихивают коллег в очереди за очередным Оскаром, или вынуждены вкладывать творческую энергию в постмодернистские по форме и содержанию поделки, способные пройти либеральную цензуру издательских монополий.

Тем не менее, банальная сиюминутность хотя и важный признак настоящего «креатива», о не самый главный, каковым является «беспроблемность».

Истинным предназначением подлинного художественного творчества является не только вдохновляющее влияние на современников на решение сложных проблем своего времени, не только выявление исторических корней и прецедентов, но и обнажение, художественное исследование этих проблем. Без чего никакой поиск необходимого ответа на вызовы времени невозможен ни для отдельного человека, ни тем более – для развитого общества.

Соответственно, основной социальной функцией «креативного класса» является поддержание самого себя и через это массового сознания в сугубо инфантильном, беспроблемном состоянии.

Опять же достаточно перелистать классиков психологии, того же Ж.Пиаже, ясно и доходчиво описавшего эгоцентризм, синкретизм и прочие признаки инфантильного сознания у детей. Если сравнить это описание с эгоцентрическими публичными монологами никого не слышащих лидеров «креативного класса» на Болотной и Домниковке, если уяснить инфантильный синкретизм сознания этого «болота», то диагноз и прогноз прогрессирующего течения не представляет никакой сложности. Тот же Пиаже указывает, что такое инфантильное состояние встречается и у взрослых людей в периоды, когда они сталкиваются с не поддающимися их разуму сложностями.


Таким образом, само проявление «креативного класса» в качестве самой внешне активной части общества является надежным симптомом системного кризиса. Верхи – заказчики креатива – не могут предложить никаких решений стоящих перед обществом проблем, если не считать своего добровольного ухода с ведущих позиций, а потому пытаются всеми силами удержать общества в инфантильном беспроблемном самосознании.

Subscribe

  • Такое кроткое лето

    Как и было сказано, никаких особо значимых событий за август не случилось, если не считать давно запрограммированное трэш-шоу в аэропорту Кабула.…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (41)

    41. Приокские параллели (начало, предыд.) Прояснив для себя хотя бы немного ситуацию в восточной ордынской ветви, можно переходить к…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (40)

    40. Самарканд как ордынский Владимир (начало, предыд.) Определимся, куда и как двигаться дальше в нашем квесте? Хорошо бы начать сравнительный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments

  • Такое кроткое лето

    Как и было сказано, никаких особо значимых событий за август не случилось, если не считать давно запрограммированное трэш-шоу в аэропорту Кабула.…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (41)

    41. Приокские параллели (начало, предыд.) Прояснив для себя хотя бы немного ситуацию в восточной ордынской ветви, можно переходить к…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (40)

    40. Самарканд как ордынский Владимир (начало, предыд.) Определимся, куда и как двигаться дальше в нашем квесте? Хорошо бы начать сравнительный…