oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

Оптимистическая комедия ошибок-3

Позволю себе чередовать политическую аналитику с историософскими экскурсами. Это, как минимум, отваживает троллей от журнала, и дает дополнительные точки обзора и измерения в общую картину. Во всяком случае, никто не станет отрицать наличие и значение такого политического феномена как «питерские» во власти. Но никто даже и не пытался дать этому феномену вразумительное объяснение. А мы попробуем.


Но сначала исправим небольшую помарку и уточним определение циника. В прошлый раз я записал в циники жителей американской глубинки, хотя конечно не все американцы – циники (они же республиканцы). В значительных количествах встречаются и просто натуральные либералы, прирожденные. А вот теперь следует провести различие между либералами и циниками, вынужденными сосуществовать в единстве противоположностей.

Собственно разница между ними, как носителями, та же, как между глубоким неврозом и просто хроническим синдромом, вызванным сходными стрессами. Просто напомню, как и откуда есть пошла Америка. Часть будущего населения была изгнана с британских полей огораживаниями или из ирландских лесов карательными рейдами охотников за скальпами. Другая часть была выдавлена разрухой европейских войн и экономическими факторами.

Те, кто выжил в катаклизме и добрался до берегов Нового света, имели два варианта психологической адаптации к стрессу. Одни пытались воссоздать в ближайшем удобном месте маленькую копию голландского или немецкого городка, черпая в этой зыбкой идиллии душевные и физические силы. Но в остальном все предельно цинично – на войне как на войне, с волками жить по волчьи выть. Другие, испытав на своей шкуре сапог английского джентльмена, черпали энергию в ненависти, воспроизводящей исходную стрессовую ситуацию. Они сами с садистским удовольствием начали охоту за скальпами, захват земель и геноцид индейцев. Такое закрепление и передача по наследству негативного мироощущения и разрушительного паттерна и называется неврозом на уровне индивидуальной психологии, а на уровне этнологического описания – антисистемой. Либеральная идеология этой конкретной антисистемы определяется источником разрушительного импульса в торгово-финансовом сообществе.

От этой достаточно простой и ясной констатации перекинем мостик на другой, болотистый берег Балтики. Строительство Северной столицы, как и развязывание Северной войны определялось также интересами расширения международной торговли с центром все там же в Лондоне, вовлечение энергоресурсов, сырья и металлов региона от Балтики до Урала на рынок Большой Европы. Точнее, в это время центр мягкой силы переезжал в Лондон из Амстердама, и не в последнюю очередь благодаря союзу с петровской Россией. А также строительству новой, имперской столицы в ключевой точке Большого Лимитрофа между европейской и евразийской цивилизациями.

Как водится на стыке двух цивилизаций (и суперэтносов) всегда есть, а иногда и даже очень хочет есть лимитрофная антисистема. Не случайно мифы о вампирах и реальные хроники о неописуемых зверствах, вроде бандеровских, концентрируются вокруг Карпат на стыке нескольких древних и современных цивилизаций.

Лимитрофные элиты питаются ненавистью к соседям и постоянно готовы к войнам, точнее к поживе в провоцируемой ими схватке больших держав. В редкое мирное время им ничего не остается, как провоцировать гражданские конфликты и закабалять сограждан, обращая их в рабское состояние. Крепостничество в Россию пришло с юго-запада вместе со смутами, церковным расколом, и стало основой будущей имперской власти. Носители этого лимитрофного невроза по ходу и в итоге Северной войны стали важной частью будущей петербургской элиты.

Но сама по себе невротическая антисистема, без союза с относительно здоровыми силами существовать не может. Эта другая часть питерского столичного общества пополнялась путем мобилизаций дворянства и крепостных, а потом и экономическими мотивами, порождая классических циников.

Ведь что такое циник с точки зрения психологии. Нет, это вовсе не безнравственный человек, и тем более не аморальный, скорее наоборот. Однако в совершенно новых, абсолютно непривычных для него условиях существования, да еще и бок о бок с ядом и огнем социальной антисистемы, привычные у себя дома, в Твери, Вологде, Карелии образцы поведения и стереотипы восприятия не работают, не дают адаптации. Это дома, в тверской деревне или пошехонском купеческом городке привычные моральные нормы, внешние формы выражают также и внутренние нравственные побуждения, отражают общий культурный код. А вынужденная мобилизация в лимитрофную зону «суперэтнического контакта», а тем более в имперский центр не дает иного выхода, как сформировать особую мораль, включающую довольно жесткие правила и ритуалы для всех слоев общества – от Двора и дворян до дворников. Но при этом эти самые внешние правила игры никак не опираются на нравственное начало, но и не противоречат ему напрямую. Иначе такая синкретическая общность не сложилась бы в нечто работающее и объединяющее многие этнические сообщества, включая лимитрофы. Без ограничивающего участия нравственных людей одни лишь невротики быстро бы друг друга истребили или сгинули на краю света, как барон Унгерн, яркий пример.

Однако нравственное начало у настоящего циника существует отдельно от морали. При том что циник обязан быть высокоморальным типом, строго следуя всем правилам хищного сообщества. Иначе невротики порвут в клочья. Мы уже поминали Штирлица, кстати. Помните, как он пек картошку в камине на 23 февраля? Вот, вот, очень даже  выпуклая иллюстрация к тому, как циник бережет и прячет от окружения эти свои нравственные, культурные корни, придающие силу.

Другая, не менее знаменитая иллюстрация к питерской имперской действительности – это Раскольников, попытавшийся жить с волками по волчьи, разорвать эту самую нравственную связь, которая одна служит камертоном и оберегом в каменных джунглях.

Достоевский, что ни говори, сыграл с западным общественным мнением изрядную шутку. Они-то полагали и по сей день полагают, что увидели в эту бликующую от свечек лупу «загадочную русскую душу». А увидели они в этом зеркале самих себя, невротиков и циников из имперских столиц, увидели генезис этой самой европейской элиты, давно и весьма элегантно обучившейся танцам с волками.

Вообще говоря, тема Санкт-Петербурга и его обитателей вполне заслуживает обширного и основательного психолого-исторического эссе. Например, такое совпадение, как рождение философии киников практически одновременно с рождением империи Александра Македонского. А между тем во всемирной истории есть только два столь масштабных проекта и процесса, как вестернизация Евразии и эллинизация Ближнего и Среднего Востока посредством двух великих империй. И потому древняя Александрия имеет куда больше исторического сходства с Петербургом, чем первый город св.Петра.

Можно было бы порассуждать в духе трилогии Азимова о неумолимых фактора истории, загонявших почти обреченного младшего царя сначала в ряды потешных войск, а потом и на спасительный Кукуй, к Лефорту. Где и сформировался изначальный цинизм Петра. Сюда же неплохо ляжет взгляд на петровские ассамблеи и всешутейские соборы как инструмент разрыва природной российской элиты с моралью и внешними ритуалами прежней традиции, как необходимое условие создания имперской столичной морали, куда более жесткой. Но и этот петровский карнавал был формой самозащиты от невротиков и расширения изначально малого круга здоровых циников.

Можно порассуждать и о том, что без такого механизма формирования имперской элиты невозможно было бы развитие и взаимодействие цивилизаций, а значит и поиски общих для многих народов ответов на вызовы времени. Нет, обязательно нужно будет написать это эссе, заодно вспомнив такие аналоги имперских столиц как Амарна Эхнатона или самый первый библейский город Еноха. Ну и нельзя будет обойтись без явных параллелей между русской интеллигенцией, порожденной питерским пленом дворянства, и еврейским исходом. Но все это когда-нибудь позже, если будет свободное время.

И опять же, для доказательства этой психо-исторической теоремы нет необходимости долго расписывать все ходы, достаточно один раз приехать в Питер и прогуляться по историческому центру и историческим окраинам. Это самая настоящая магия имперского города, направляющего приезжего в мистический лабиринт, атмосферу зазеркалья, в котором для спасения нужно забыть свое родство и спрятать глубоко все живое и личное, чтобы немедленно и бессознательно включиться в решение глобальных вопросов, участвуя в составлении слова «вечность». Даже турист ощущает это, а каково тем, кто приехал на ПМЖ. Лимитчики те и вовсе в центр из спальных районов не заглядывали.

В завершение плана эссе стоит особо отметить еще одно – петровская инициация элиты и начало культурной революции является наиболее точной и полной параллелью из всей русской истории тем событиям, которые разворачиваются в России в наше время.

Опять же не берусь сейчас оценивать и гадать, кто из известных или неизвестных пока политических лидеров сможет снова вывести Россию на орбиту великой державы. Но уже сейчас можно уверенно рассуждать о причинах феномена возвышения питерских на рубеже миллениума. Почему не сразу в начале 90-х? Ну так на Западе, как обычно, ожидали и как обычно не дождались быстрого развала страны. Поэтому питерские были востребованы только на одном главном направлении – по ведомству приватизации.

А потом вдруг по итогам дефолта оказалось, что недооценили степень прочности страны, и переоценили степень успешности своей однополярной политики. И пришлось искать формат более долгосрочного сотрудничества.

Я уже обосновал, что по генезису американского общества и его элиты им в России ближе всех питерский субэтнос, в котором, однако, после революции и блокады выжили в основном те самые циники, в хорошем смысле. Питерские не только ближе ментально и понятнее, хотя бы по книгам Достоевского, но еще важнее – они психологически самые приспособлены к участию в имперских проектах, в том числе в проекте однополярного мира. Они генетически приучены и внутренне готовы к самой строгой внутриэлитной дисциплине в рамках «нового мирового порядка», пусть даже химерического. И еще очень важно, что питерские циники, способные в отличие от невротиков-либералов к точному и ответственному практическому действию, чрезвычайно толерантны к этой самой прослойке идеологических ландскнехтов и агентов финансового капитала.

Так что, если Западу суждено божьим промыслом построить этот самый новый мировой порядок, выскользнуть из ловушки мирового финансового кризиса, то можете быть уверены – питерские циники будут строго следовать публичным и закулисным договоренностям. И я на их месте тоже не был бы против при определенных условиях, гарантирующих их стаус-кво, а значит и подопечной территории.

Но точно так же, при ослаблении влияния западных центров силы, этот субимперский центр может оказаться самостоятельным и самым стабильным игроком в окружающем хаосе очередной «тридцатилетней войны» всех против всех. Но всего вернее, что эти циники захотят самостоятельно поучаствовать в стабилизации хоть какого-то мирового порядка, что вообще говоря больше отвечает интересам России и русского народа. Во сяком случае сейчас в ситуации с Сирией Россия больше работает не на себя, а против хаоса и энтропии, в интересах самих арабов, Израиля, Ирана, Китая и Индии. Нам-то в наших широтах куда легче отсидеться за спинами несчастных лимитрофов.

И еще один важный и однозначный политологический вывод следует из нашего психолого-исторического экскурса. Так называемой «цветной революции» в России не может быть по одной простой и очень веской причине. Нет и не может быть у нас в стране более прозападной властной элиты чем «питерские» во главе, если не с Путиным, то с другим таким же циником. Это в Киеве был потенциал и западный вектор в сторону Львова. И то на этом направлении нашлись одни лишь лимитрофные невротики, умеющие только разрушать, но не выстраивать хоть какую-то политику.

А в России западным партнерам были сделаны все возможные уступки на всех направлениях, кроме тех, кто ведут к прямому развалу или угрозе подрыва державного статуса Кремля. Так что любая «цветная» дестабилизация может дать обратный эффект, передачу власти от питерских, ну, например, саратовским или нижегородским, то есть менее прозападным, ближе к Ирану и Китаю. Либо речь может идти о гипотетических вариантах подрывной активности, разрушающих Россию на кусочки, которые в наиболее богатой ресурсами и высокотехнологичной части от Поволжья до Приморья окажутся в орбите Китая, а вовсе не Запада. Но не уверен, что такие варианты сегодня реальны, все же не 99-й год. Хотя как блеф со стороны западных партнеров вполне могут называться.

Кроме того, это объясняет, почему, например, обломки старомосковской элиты пытаются манить Путина голосами «ымперских сирен» вроде Кургиняна, Проханова и примкнувших к ним младоымперцев. Но также и объясняет дистанцирование прирожденных имперцев от этой «экспериментальной постановке».

Но еще смешнее, что символика Болотной и «болотных» гораздо ближе питерским, по крайней мере невротическому либеральному крылу, чем сугубо московская символика Поклонной. Я уже не буду вспоминать, что Водоотводный канал сквозь Балчуг был устроен сразу же после строительства Обводного канала в Питере как его клон. Но чтобы эта символика была проявлена и удостоверена, ее еще и снабдили печатью в виде постамента памятника Петру I на стрелке. 

Вот с этой символической «геодезической вышки» мы и будем рассматривать реальную, а не рисованную в СМИ или размазанную соплями либеральных невротиков политическую картину.


Продолжение следует

Tags: 3мировая, nota bene, РФ, анализ, кризис, психоистория, революция
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • Работа над ошибками (9)

    9. Все только начинается (начало) Не знаю, как у других, а для меня нет интереснее занятия, как найти ошибку в своих предыдущих аналитических…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • Работа над ошибками (9)

    9. Все только начинается (начало) Не знаю, как у других, а для меня нет интереснее занятия, как найти ошибку в своих предыдущих аналитических…