oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Замыкая параллели - 5

В строгом соответствии с моделью узел 12/13 и 13 стадия будут гегелевским повто­рением в уменьшенном масштабе узла 10/11 и всего периода  11-13 стадий. Демарш Ельцина во время кризиса в Вильнюсе возобновляет раскол в центре и его статус лидера оппозиции, заработанный в октябре 1987 г. Такая же символическая связь между декабрем 1905-го и декабрем 1825 года давно известна, хотя бы по пропагандистским трудам Ленина, поспешившего присвоить лавры продолжателей дела борьбы с царизмом.



Найдется ли такая же связь для двух актуальных параллелей? Узел 10/11 – октябрь 1993 года, узел 12/13 – октябрь 2003-го. В обоих случаях острому кризису и расколу элит предшествовала широкая публичная дискуссия о политическом устройстве. В 1993 году почти вся политическая элита были вынуждена сесть за круглый стол Конституционного совещания и согласовать к июлю проект Конституции. В 2003 году не так широко, в кругу олигархов и кремлевской бюрократии обсуждалась политическая реформа, согласованный проект которой вошел в послание президента. Соответственно, вся дальнейшая борьба шла за то, кто и как будет воплощать тезис о правительстве парламентского большинства. По понятиям предшествующей 12 стадии и предшествующей серии выборов решающая сила вроде бы была за олигархами, набравших при Путине мультимиллиардный вес. Так и в 1993 году считалось, что при переходе политики в режим Съезда формальная сила будет за руководством ВС РФ, за которым стояли чиновники ЦБ и финансовые тузы. Однако просчет и тех, и других заключался в недооценке символического капитала главы государства, отчасти сохраненного, отчасти восполненного в ходе согласования реформ. Так что выборы в обновленный парламент состоялись, как и было задумано, но в режиме раскола между олигархами и, наоборот, согласия «силовиков» и бюрократии с региона­лами. И в том, и в другом случае правительство получило опору в большинстве ГД, но это большинство было создано сверху.

В четвертой параллели (стадия Реставрации) уже события октября 2003 года будут узлом 10/11, а узлом 12/13 является кризис лета 2010 года. Здесь круг элиты, вовлеченной в реформу кремлевского политического центра, еще более узок и закрыт, как и процесс согласования нового формата, при котором в постсоветский политический центр де факто кооптируются лидеры стран Таможенного Союза, плюс недавно избранный Янукович как кандидат в члены будущего союзного «политбюро». И снова один из лидеров, двигавших реформу как таран по итогам оказывается не у дел. Отставка Лужкова и назначение вместо него Собянина позволяет либеральным олигархам вернуть рычаги влияния. Так что повторение сюжета действительно имеет дело, как минимум, в этих узлах.

Теперь рассмотрим параллельное течение на самой 13 стадии, она же III фаза Надлома, завершающая предварительную четверть. Согласно теории, в середине таких завершающих фаз всегда происходит очередной раскол, порождающий более радикальное движение за смену «старого режима» новым. Обозначим это переходное движение индексом III/IV. В иерархии «движений за обновления» оно стоит на том же уровне, что и движение «лояльной интеллигенции» II фазы или умеренная оппозиция III фазы, но если движения I-III фаз являются частью широкого движения интеллигенции предварительной четверти, ориентированной на центр «старого режима», то движение переходной фазы III/IV, хотя и сопряжено по персональному составу с условно лояльным движением III, но является предварительной четвертью широкого движения радикальной интеллигенции в активной стадии Надлома (включая фазы  III/IV, IV, V, VI).

Политическое движение III фазы – это формально лояльное движение за коренные реформы («прогресс в рамках законности»). Ветвями движения являются реформаторы в исполнительной власти и реформаторы в представительной власти, конкурирующие за влияние на политический центр. После революции 1905 года – это движения, связанные со «столыпинской реформой» и формированием думского центра политики. (Общими усилиями и с опорой на внешние силы происходит втягивание страны в мировую войну).

После января 1991 года – это центр «павловской реформы» в Кабмине, и формирование альтернативы в виде президентской власти в РСФСР, представляющей интересы всех республиканских элит. (Общими усилиями проводятся референдумы 17.03.91, политически разграничившие республики и регионы так же, как и думские выборы 1910-х, и подготовившие «ново-огаревский процесс»).

Соответственно, в актуальных параллелях после 2003 года происходит такая же поляризация элиты в рамках согласованной политреформы. Один центр реформы в исполнительной власти занят утилизацией ЮКОСа. Другая ветвь околокремлевской элиты (не путать с представительной ветвью политического класса в Думе, другой уровень!) формирует инструменты публичного давления на власть, и находит их в том числе в виде теневой поддержки киевских «оранжевых» против Путина. В гегелевском повторении исторического процесса происходит втягивание не страны, но политического класса в информационно-психологическую войну евразийского масштаба. Интерес внутрикремлевской оппозиции заключался в том, чтобы напугать всю элиту и перехватить рычаги политического влияния на основе обладания политтехнологиями. (Так же и в 1914 году думская оппозиция получила шанс перехватить политическое влияние через «военно-промышленные комитеты».)

В еще более уменьшенной копии сюжета после октября 2010 года информационные войны на постсоветском пространстве переходят на новый уровень после «психической атаки» в Минске, когда белорусская политэлита переиграла батьку на его же «антиоран­жевом поле», сломала правила игры с целью запуская приватизации и изъятия накоплений населения в порядке «первоначального накопления капиталов». Заодно суицидально-истерическими методами Кремль втянули в интригу спасения батьки, взявшего в заложники проект евразийской интеграции.

Таким образом, во всех случаях достижение ближайших целей движения III фазы связано с обострением рисков для системы и расколом, появлением антисистемного по сути движения, в которое овтянут весь политический центр системы. Далее снова позволю себе автоцитирование:

«Пик Подъёма» движения III/IV в 1991 году связан с референдумом 17 марта, на котором формально победили сторонники «обновленного Союза», но «республиканцы» получили широкую политическую базу. Предварительная фаза с 17 марта по 24 апреля состояла в формировании российским Съездом временного института главы РСФСР как гаранта и опоры «новоогаревского процесса». Так же и в 1914 году республиканские устремления оппозиции были поначалу погашены народной поддержкой мобилизации «за царя и Отечество», а затем происходит самоорганизация альтернативы «военно-промышленных коми­тетов», влияющих на генералитет и Ставку.

Внутренне расколотая ситуативная коалиция не может существовать долго. Непопулярный мезальянс порождает подъём радикального движения фазы IV – антивоенного в 1917 году и антисоюзного в 1991-м. Как и в случае с альтернативой III фазы, достижение цели умеренно антисистемного движения III/IV (в феврале 17-го или в августе 91-го) ведет к его расколу и активизации радикальной альтернативы – «советской» в 1917-м и «антисоветской» в 91-м».  

Добавим к этому описанию параллелей актуальные события: Аналогом участия в мировой войне, как мы уже отметили, является война нервов в отношениях Москвы, Минска, Астаны и Киева. При этом, как и в первую мировую, российская элита воюет против бывших ближайших союзников, озабоченных доступом к российским ресурсам. А внешние силы по возможности подливают масла в огонь, рассчитывая на ослабление всех участников. События вокруг Беслана в сентябре 2004 года с точки зрения расклада на постсоветском пространстве являются аналогом «второй балканской войны», ослабившей позиции России на южном фланге, в том числе в пользу антироссийского крыла киевской элиты. Наконец, в ноябре 2004 года произошло прямое втягивание Кремля в войну нервов на берегах Днепра, когда потерявший лицо Путин уже не мог отступать в борьбе с «оранжевой угрозой». Чего и добивались околокремлевские политтехнологи и их кураторы, сплотившиеся вокруг главы АП Медведева.

Соответственно, аналогом «новооагревского процесса» ровно на том же уровне политики является процесс формирования ТС, ЕЭП и «обновленного Союза». Однако здесь нужно различать юридический, межгосударственный уровень и политический уровень взаимодействия элит. Сам по себе Таможенный союз, начавший работу в июле 2010 года – это, скорее, рутина междуведомственных отношений. А вот кризис декабря 2010 года в Минске – это уже запуск новых, сугубо политических отношений лидеров и политических команд. Признак политического процесса – наличие неопределенностей, влияющих на поведение контрагентов. Высокая степень рисков - признак узловых событий и процессов накануне смены режимов или даже политических систем.

Еще одна очевидная разница между рутинными отношениями в государстве или между государствами и политическими отношениями элит – разные составы игроков. Киев не является субъектом ТС в рутинном смысле, но является более чем активным субъектом войны нервов по поводу участия в ТС и ЕЭП.

Я уже обращал внимание на то, что политический переворот в Минске в декабре 2010 года по своему сюжету и структуре отношений является полным аналогом ГКЧП. Точно такая же мимикрия либерально-финансового крыла элиты под «охранителей», тоже провокация «силовиков» на неадекватные разрушительные действия в условиях информационной изоляции (или самоизоляции) лидера режима. Еще раз напомню, что после 2004 года политический центр постсоветского пространства уже не совпадает с центром российской политики, а постепенно кооптирует лидеров и политические команды крупных постсоветских стран. Разумеется, на евразийском уровне ветвью политического центра является не сама белорусская или украинская элита, а система отношений Минск-Москва или Киев-Москва. Но и в этих системах перевороты декабря 2004 года и декабря 2010 года являются важными узловыми событиями.

Как и в случае с узлом 12/13, являющимся «гегелевским» повторением узла 10/11, события рассматриваемого промежуточного узла являются таким же формальным повторением и содержательным отрицанием узла 12/13. А следующим уменьшенным повторением в этой «матрёшке» будет начальный узел IV фазы. В общем, немудрено во всем этом запутаться, но важнее то, что можно и распутать, разобраться в переплетении линий и событий. В следующий раз как раз и займемся аналогиями и аналогами «февральской революции» и «гэкачепе».

Продолжение следует.



Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment