oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Текущий творческий лытдыбр

Несмотря на крайне неблагоприятные для умственного труда погодные условия (хочется в лес, в пруд, в загул;) работа над третьей частью большой книги продвигается. Закончил детальное описание третьей стадии модельного исторического или политического процесса, и перехожу к большой главе "Завершающая стадия".
Думаю, что друзьям даже на отдыхе может быть интересен небольшой отрывок из сего фундаментального опуса:



Узел 10 «Консолидация»

Анализируя структуру политического процесса, очень важно не ошибиться в его уровне и в его предмете. В конк­ретной ситуации начала 2010-х годов был соблазн рассма­тривать ветви государственной власти в качестве подсистем и контуров политического процесса. Это было почти всегда верно на протяжении предшествующих 70 лет советской и постсоветской истории, когда с центральными институтами политики был сопряжён политический центр государства – конструктивной подсистемы цивилизации. Однако времена меняются, и по завершении конструктивной стадии полити­ческий процесс плавно перетекает в сферу технологического развития цивилизации.

Государство становится подчинён­ным инструментом, а политическое влияние перетекает в советы директоров кор­пораций, контролирующих крупнейшие производственно-технологические комплексы. После инаугурации Путина в мае 2012 года этот процесс тал заметнее – политический вес В.Зубкова во главе «Газпрома» или И.Сечина во главе «Рос­нефти» уже не зависит от наличия статуса вице-премьера, даже первого. И наоборот, политический статус вице-пре­мьера и всего правительства зависит от степени его влияния на крупнейшие корпорации. А поскольку естественными границами развития стратегических корпораций являются границы цивилизации – общего культурно-экономического пространства, то и центр политики перемещается на уровень межгосударственной экономической интеграции.

Не удивительно, что и в 2008 году кандидат в прези­денты был одновременно и главой совета директоров круп­нейшей энергетической монополии, ключевой для эконо­мики всех постсоветских республик. Так что два ведущих контура управления – исполнительная (технологическая) и конструктивная (государственная) подсистемы оказываются сопряжены. Примерно в это же время экономический форум с участием президентов стран Содружества становится более важным инструментом согласования интересов, чем саммит СНГ. Но это до момента формирования в 2010 году Таможенного союза и комиссии Единого экономического пространства.

Таким образом, ещё на недальних подходах к узлу Консолидации происходит вынужденное сплочение полити­ческих элит перед лицом общих угроз системного кризиса. Другие общие признаки ситуации на стыке двух стадий C и D – централизация исполнительных рычагов экономической политики, а также концентрация внимания элит на самом процессе транзита власти от одних институтов к другим. В нашем случае речь о перетекании влияния от федерального центра государства (и СНГ) к воссоздаваемому центру эко­номического союза.

Мы уже не раз проводили системную аналогию между конструктивной стадией социального процесса и ремонтом или реконструкцией сложной технической системы после активной стадии испытаний. Испытания отдельных подси­стем в сборке: пробный запуск двигателей и так далее – это задачи IX фазы Реставрации. Поэтому в этой фазе так важна стабилизация и надежная работа тормозной системы. Но Х фаза – это уже переход заново собранной машины к проб­ному движению. Поэтому в 10 узле необходимо собрать все навыки управления подсистемами воедино и концентри­ро­вать внимание на правильной смене контуров управления. Отжать сцепление (обратная связь – партии и движения), удерживая тормоз (в нашем случае – государство), нажать газ (технологический контур, как «Газпром»). Затем плавно отпустить сцепление и тормоз одновременно, так же плавно прибавляя газ. Сосредоточиться на управлении исполните­льным контуром, но постоянно быть готовым нажать на тормоз и на сцепление для переключения скорости.

Эта системная аналогия вполне отражает ситуацию, в которой наша общая цивилизация находится после нелегких испытаний, реконструкции и реставрации. Одной из главных задач главного узла между конструктивной и завершающей стадиями Надлома является смена центра «тормозной» сис­темы политического контроля. Аналогией будет переход от стояночного тормоза к динамической системе торможения как необходимой, но уже не доминирующей части управ­ления движением.

В нашем случае подсистема политического надзора и контроля ведет своё происхождение ещё от ВЧК-ОГПУ и со­хранила свою корпоративную идеологию, кадры и методы даже после смены подсистемы политической администрации в 1991 году с секретариата ЦК на администрацию президен­та. Однако на сегодняшний момент эти «тормоза» по всем параметрам совсем уже не адекватны политическим реалиям и стратегическим задачам системы.

Что будет взамен? Это зависит от итогов испытаний и конкуренции между двумя-тремя центрами в активной ста­дии эволюции этой третейской подсистемы, действующей не в рамках отдельных наций, а на уровне цивилизации – сою­за, диктуемого общими экономическими и культурными ин­тересами. Как и на уровне федерального центра после узла 9.10 стадии Реставрации, в фазе IXD конкуренция между органами политического контроля обеспечила к осени 2003 года контроль системы над олигархией и крупнейшими кор­порациями. Но это была лишь предварительная «перестро­йка» подсистемы политического контроля, а радикальная реформа только предстоит.



И ещё - сдается мне, что важные судебные решения на будущей неделе могут открыть эту самую активную стадию конкуренции органов политического надзора и контроля, среди которых Конституционный суд - не последняя инстанция. А в том, что Зорькин умеет решать политические споры в свою пользу, можете не сомневаться.

P.S. "предчувствия его не обамнули"



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment