oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Повторение пройденного (6)

К главе 6 «Великое расселение сапиенсов»:

Исход сапиенсов из Африки и стремительное расселение по всем прочим континентам, включая скрещивание с неандертальцами и денисовцами, был, безусловно, величайшей эпопеей, завершающей предысторическое развитие. Однако в обозреваемых результатах исследований лишь вскользь, на периферии внимания, упомянуты факты, имеющие существенное значение для реконструкции узлов и этапов антропогенеза, то есть скачков и подъемов в качественном развитии физиологии, сложных инстинктов и культурных обычаев.

Одним из таких важных фактов антропогенеза является скрещивание сапиенсов и неандертальцев в период, непосредственно предшествующий или в самом начале великой экспансии. Этот факт нужно рассматривать и оценивать в связке с другим фактом: в Европе и в Евразии позднее неандертальцы не скрещивались. Значит, для этого нужны были особые условия, при которых ранние сапиенсы, не имевшие еще мясоедских генов и развитых охотничьих навыков, были вынуждены сосуществовать и контактировать близко с опасными соседями.


Археологами выявлены два возможных варианта такого «палеоконтакта». Считается, что первая волна экспансии сапиенсов через Синай в Левант 130 тыс.лет назад захлебнулась, не оставив значимых следов. В пещерах Схул и Кафзех на севере Израиля найдены и кости сапиенсов, и кости неандертальцев, но они обитали там в разное время с большими перерывами.Спапиенсы из Африки приходили, когда ледники отступали на север, и климат был теплее: около 120 и около 80 тыс.лет назад, а неандертальцы проникали в периоды более сухого и холодного климата. Что говорит, скорее, против возможности долгого сосуществования рядом и возможности скрещивания. К тому же в этом районе удобных побережий, соседствующих с обширными охотничьими угодьями, не так много. Но все равно, небольшой процент вероятности, что сапиенсы вернулись в Африку из Леванта 120 тыс.лет назад уже с навыками и генами охотников есть. Хотя в этом случае произошла бы экспансия на благодатные для охотников саванны к югу от Сахары, а ее не было, в отличие от бурной экспансии сапиенсов-охотников по Евразии.

Второй вариант вероятного контакта со скрещиванием – обширная низина при слиянии Тигра и Евфрата, которая в ледниковые периоды при низком уровне моря занимала весь Персидский залив. В этой связи очень важной и информативной является диаграмма, совмещающего возраст найденных палеолитических стоянок на юге Аравийского полуострова с колебаниями уровня океана и средних температур.[1]

Из этой диаграммы следует, что в период до 130-135 тыс.лет назад, когда случилась первая экспансия сапиенсов из Африки, Ормузского пролива в нынешнем глубоком смысле не существовало, и юг Аравии в этом смысле был засушливой частью Африки. Тогда же наступил относительно краткий, на 15 тыс.лет период более влажного климата, поэтому у размножившихся африканских сапиенсов появился смысл пересечь мелкий Ормузский пролив или даже проход.

Судя по оставшимся горам морских ракушек диета переселенцев на юг Аравии была ближе к африканским «чистым» сапиенсам, а не к евразийским, скрещенным с неандертальцами. Иначе археологи не забыли бы упомянуть и о горах костей, и о кремневом оружии.

В период от 120 до 80 тыс.лет назад уровень моря был достаточно высоким, вместе с уровнем температур, то есть аравийские сапиенсы оказались заперты на побережье, и спасались морепродуктами. В период около 80 тыс.лет назад плюс-минус 2 тыс. лет снова случилось увлажнение, за которым обязан был последовать рост численности. И сразу после этого вновь наступил малый ледниковый период с засухой и быстрым понижением уровня моря. Поэтому аравийские сапиенсы, натренированные в земноводном образе жизни, были неминуемо вытолкнуты в бывший и нынешний Залив, а тогда – широкую болотистую пойму ниже слияния Тигра и Евфрата.

Наступление в тот же период ледников в Европе так же неминуемо вытолкнуло на север Евразии и в переднюю Азию неандертальцев, следовавших за миграцией копытных к источникам воды. Оазис на берегах Тигро-Евфрата не мог, судя по карте ареала расселения неандертальцев на с.293, остаться без их длительного внимания. Здесь, в отличие от Леванта климатические изменения не разводили по сторонам, а подталкивали сапиенсов с неандертальцами друг к другу. И кроме того здесь сосуществовали две обширные экологические ниши для обоих видов – лесостепная и прибрежно-островная. То есть воспроизводились архетипические условия для постоянного контакта двух культур – «мужской» и «женской». Как следствие с очень большой вероятностью должны были воспроизводиться и стереотипы взаимоотношений «мужланов» и «русалок», включая сложный инстинкт приручения, слежки за соперниками, поиска слабых мест, заманивания в засады и эпизодических сексуальных контактов. К этому нужно еще добавить привычку неандертальцев к похищению невест.

В реконструкции «Заповеди субботы» в качестве косвенного, но очень авторитетного доказательства использованы древние пророческие реконструкции архетипических образов и сюжетов, собранные в Книге Бытия. Наша реконструкция остановилась на седьмом этапе антропогенеза, но далее был и День Восьмой, в котором Адам встречает Еву в Эдемском саду. Судя по древним источникам, место встречи как раз и располагалось к востоку от Междуречья, где сейчас Залив. А от протяженной болотистой дельты остался лишь небольшой участок при слиянии двух великих рек.

Есть очень большая вероятность, что в древних реконструкциях предыстории имена действующих лиц принадлежат не индивидуальным, а коллективным прототипам, то есть взаимодействующим родам, племенам. Кроме того, мы уже затрагивали эту тему и, напомню, полагали, что еще на ранних этапах антропогенеза крик-междометие «а-а» обозначал доминирование, доминирующего самца, а затем и всю «мужскую» часть. А что бы отличить вожака «мужланов» от просто самца, пришлось удвоить протослово «А-а». также и нечто среднее между «е-е» или «и-и» было звуком яростного неприятия, означало «девственницу», неосторожно приблизившуюся к основному племени. А для обозначения главной девственницы, обладающей Артефактом, пришлось прибавлять «Е-а», ну или «И-о», без разницы. При возобновлении архетипических отношений, скорее всего, должны были всплыть из подсознания и архетипические имена.

Согласно архетипическому сюжету, попавшему в сборник Книги Бытия из древних религий, инициатором скрещивания была «Е-а», то есть сапиенсы-русалки из эдемского болота. Это соответствует врожденным стереотипам, унаследованным от предков. Тогда возникает вопрос, а при чем здесь дерево? И почему именно плод дерева позволил «деве Еве» (ну, или там «бабе Еге» при другой согласовке тех же гласных) соблазнить мужлана «Адама»? Притом что он (они) не обращал(и) до того на нее (них) никакого сексуального внимания.

Этот вопрос тоже не слишком сложен для реконструкции. Можно еще раз глянуть на диаграмму уровня морей, чтобы убедиться в великой засухе в период наибольшего обледенения примерно 70-60 тыс.лет назад и особенно с 50 20 тыс.лет назад. Вполне возможно, что и первой великой засухи вполне было достаточно, чтобы принудить людей перейти от собирательства к самым первым аграрным технологиям, то есть к сбору и хранению плодов впрок. Вполне естественным было для начала собирать впрок уже засохшие на ветвях плоды дикого инжира. Тем более что постоянная опасность в виде людоедов на берегу заставляла рвать побыстрее и побольше, а потом складывать где-то в сухом месте на острове среди обмелевшего болота. Тогда же по старой памяти возобновился архетипический стереотип – симбиоз «русалок» со змеями, поскольку возле схронов с сухими плодами и злаками немедленно размножались мыши. Так что образ мудрого змия, помогавшего Еве соблазнить Адама тоже вполне уместен.

После успешной защиты съестных запасов от грызунов настала пора заманивать и приручать Адама. Засуха на своем пике около 75-72 тыс.лет вполне могла превратить степи в полупустыни, загнать остатки неандертальцев ближе к центру спасительного Эдема. К тому же, как верно было отмечена, в тот же период произошла глобальная катастрофа в виде суперизвержения вулкана на Суматре с последующей «ядерной зимой». Выжить в течение нескольких лет могли лишь очень немногие, в том числе накопившие впрок «священные» запасы продовольствия. И куда деваться в таких условиях бедному голодному неандертальскому Адаму? Естественно, «Адамы» начали все более активно охотиться на «ев», действуя прямолинейно и импульсивно. А тем приходилось мыслить стратегически, устраивать ловушки и засады, брать «адамов» в плен, сажать на «цепь» из прочных змеиных шкур, прокалывая носы, как до того в Африке быкам. Ну и приспособлять в виде живых пугал для охраны запасов и угодий от птиц. А за это кормить и даже иногда лелеять.

Примерно таким мог быть сюжет приручения неандертальцев сапиенсами на берегах эдемского потока. Хотя вполне возможны вариации. Но главное результат – гибридизация и появление в окрестностях Эдема двух новых родственных ветвей – родов первых земледельцев «каинов» и первых сапиенсов-охотников «авелей», защищавших все общее местообитания от внешних хищников. Такое сочетание двуединой культуры было уже намного более устойчивым к кризисам и готовым к дальнейшей экспансии. Для этого нужно было только заменить «священного» змея на «божественную» кошку в качестве защитника запасов продовольствия от мышей и птиц. Именно с этой замены и началась подлинно человеческая история, включая «изгнание из Эдема». Поскольку около 50 тыс. лет назад уровень моря вновь поднялся, а ледники и засуха соответственно отступили. 

И между прочим, самые ранние из обнаруженных стоянок людей верхнего палеолита тоже относятся примерно к этому времени. Найдены они на притоках в верховьях Дона, недалеко от Воронежа. Причем речь идет именно о сосуществовании в одном ареале двух культур – среднепалеолитичсекой, ближе к неандертальцам и верхнепалеолитичской, сапиенсов. Там же найдены ракушки, свидетельствующие о миграции этого племени с берегов южных морей. Археологи предположили, что с берегов ближайшего Азовского или Черного моря. Но в тот период это море не было соединено с мировым океаном, а потому вряд ли тамошние племена ушли добровольно с насиженных мест из-за подъема уровня моря. В таком случае ближайшим затопленным местообитанием будет как раз Эдем на дне Залива. Но маршрут, скорее всего, лежал через верховья Тигра и Евфрата , мимо озер и ледников Армении и по дну нынешнего моря к устью Дона между Крымом и Кавказом. Так что большинство более ранних стоянок верхнего палеолита сейчас покоятся на дне заливов и морей.

В обзоре упомянуты, но не объяснены еще два глобальных феномена, связанных с экспансией сапиенсов. Первый феномен – истребление крупной фауны всюду, где появился новейший сапиенс. Второй – опустынивание Сахары и других степей этого пояса вплоть до Центральной Азии, ставшее препятствием для исхода и экспансии сапиенсов через Левант. К этому факту примыкает более свежий факт катастрофического опустынивания Австралии сразу же после прихода туда сапиенсов 48-43 тыс.лет назад.

Время вроде бы совпадает с «изгнанием из Эдема», но на самом деле к Австралии гораздо ближе ранние сапиенсы, проникшие на Восток Азии сразу же после «окна», открывшегося 80 тыс.лет назад. Раскопки в Индии свидетельствуют, что и после катастрофы 74 тыс.лет назад эти популяции выжили. Вполне возможно, что давление новых более хищных и культурных сапиенсов, «изгнанных из Эдема», принудила ранних сапиенсов сесть на пироги и уплыть в Австралию.

Вывод о том, что самые первые австралийцы были ранними сапиенсами, не имевшими плодотворного контакта с неандертальцами, может быть сделан на основе разных последствий в экспансии хищных и нехищных сапиенсов. При экспансии хищных сапиенсов-охотников ни одна территория не подверглась опустыниванию, даже в таких же примерно широтах и условиях. Степи северной Евразии, северной Америки и Аргентины так и остались степями. Просто не стало самых крупных и медленных травоядных, а главным хищником в них стал сам человек, поддерживая необходимый баланс численности и санитарный контроль вместо или вместе с волками-собаками.

Совсем другая картина должна была происходить при экспансии ранних сапиенсов после их разделения на прибрежную и сухопутную ветвь в начале седьмого этапа около 200 тыс. лет назад. Нужно заметить, что Сахара в те отдаленные времена была вполне живой степью, иначе гейдельбергский человек на предыдущем этапе антропогенеза не смог бы добраться до Европы.

В начале седьмого этапа вместе с формированием культуры среднего палеолита и современного облика сапиенсов произошло опять произошло разделение антропогенеза на две ветви и два потока развития. Приручив, наконец, крупный рогатый скот, человек оказался связан с ним прочнее, чем с местообитанием. Мужская часть племени, привязав на этот раз верховную жрицу не к дереву, а к рогам скотины, покинула былую стоянку и двинулась в степь, начав первую волну экспансии. Вслед за ними, но по берегам озер, рек и морей последовала вторая волна экспансии другой части племени, оставшейся «соломенной вдовой». Не исключено, что по дороге эти две волны не раз пересекались, соединялись и вновь расходились.

Однако самые первые скотоводы не были охотниками, а тем более агрессивными хищниками, как неандертальцы. Стереотипы поведения, выработанные в предыдущие эпохи диктовали лишь защиту себя и своих новых подопечных от хищников, включая изъятие остатков туши. То есть для потребления мяса подопечных стад, нужен был ритуал с участием хищников, которые тем быстрее становились жертвами сами. Учитывая рост мозга и интеллекта, мастерство изготовления каменных орудий, участь хищников была незавидной. А с учетом бурного роста и распространения популяций ранних сапиенсов с очень большой скоростью на огромной территории одновременно случился экологический дисбаланс – резко снизилось число хищников и так же резко увеличились стада копытных. В этой ситуации даже небольшие регулярные  колебания климата в сторону засушливости могли и должны были произвести эффект непоправимой экологической катастрофы сначала в масштабах субконтинентов, а затем – после изменения циркуляции атмосферных потоков – и в глобальном масштабе. Пульсация ледниковой полярной шапки получила в поддержку положительную обратную связь и обратилась великой ледниковой эпохой.

Соответственно, первая волна сухопутной экспансии ранних сапиенсов была очень быстрой и закончилась для них катастрофой. В лучшем случае выжившие могли передать часть культуры и навыков скотоводов неандертальцам перед наступлением ледника, выдавившего их из Европы. Хотя не исключено, что часть первых сапиенсов-скотоводов сохранилась в степях северной Евразии, и именно к ним к их среднепалеолитической культуре в конечном итоге присоединились более хищные сапиенсы в верховьях Дона. Это тоже не исключенный вариант. Ведь до сих пор секвенированы лишь единицы геномов неандертальца из других регионов, а ключевым для ответов является именно наш средне-русский ареал обитания неандертальцев или ранних сапиенсов, или их гибрида.

Теперь обратимся к австралийской пустыне как факту, доказывающему цепочку наших рассуждений относительно Сахары и евразийских пустынь. Приведенное в обзоре объяснение опустынивания целого континента вследствие поджогов не выдерживает самой элементарной критики. Если, конечно, не приписывать нашим далеким предкам психической неустойчивости жителей современных мегаполисов.

Еще раз настоятельно подчеркну, что все наши предки вплоть до традиционных сообществ исторического времени действовали и действуют, строго исходя из привычных им стереотипов поведения. С огнем они научились обходиться за миллионы лет до прихода в Австралию, охота для них – сакральный ритуал общения с природой, даже для хищных неандертальцев, а для ранних сапиенсов тем более невозможно было отступить от стереотипов и ритуалов.

Есть и непсихологическое, а экологическое возражение. Пожары в лесах и степях, в том числе и засушливых – самое обычное дело в природе. Нигде в мире пожары не приводят к нарушению экологического баланса в континентальных масштабах, потому что всегда есть естественные препятствия. А значит сбалансированная экосистема всегда восстанавливается с первыми дождями, скорее рано, чем поздно. И только если нарушить баланс, истребив всех хищников в короткое время на огромной территории, тогда травоядные копытные или кенгуру так же быстро размножатся и истребят растительность сразу на всем континенте. Это единственный надежный вариант. Чтобы сделать пустыней почти всю Австралию, переселенцам нужно было высадиться на всех берегах огромного зеленого континента одновременно и одновременно поджечь сразу все леса и кустарники, в том числе и в глубине материка. Вероятность с сотней нулей после запятой. При этом истребление первыми австралийцами всех хищников является доказанным фактом.

С вашего позволения факты, отраженные в разделе «Венера и флейта», я буду комментировать в конспекте к следующей главы про половой отбор.

Продолжение следует



[1] там же, с.346




Tags: Марков, антропогенез, психоистория, рецензия, теория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments