oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Бочонок мёда (22)

22. «Арриведерчи Рома»

Славу городов и государств составляют цари и полководцы, реже – меценаты и художники как во Флоренции. Однако, как выясняется, великолепные декорации этого политического театра конца XV века – вовсе не главное наследие. Многое и очень важное осталось за кадром, за кулисами представления. Но как это бывает в истории, именно этот оставленный без внимания камень философского наследия окажется краеугольным для строительства Нового времени.
Да, медичейская Академия была во многом порождением политических амбиций, крайне завышенных ожиданий, и ее гибель от попытки реализовать амбиции и ожидания была предрешена. В истории иначе и не бывает. И все же, кроме амбиций, в этом скрытом от лишних глаз и замкнутом пространстве виллы Фичино в Кареджи присутствовало нечто более влиятельное – Творческий дух, порождающий новую эпоху. Дж.Пико делла Мирандола не нуждался в титулах, мог выбирать между университетами Италии и Парижа, принимать участие в философских ристалищах в Риме, где приобрести славу еретика. Но в конечном счете самая свободная и творческая среда нашлась в закрытом клубе, учрежденном тираном и деспотом одного из самых религиозных городов Италии, под боком у папской инквизиции.
Несмотря на непубличность творческого процесса, а может быть благодаря этому, Академия стала центром притяжения и примером для подражания для всех мыслителей своего времени. Без «900 тезисов» Пико делла Мирандолы и без страстных проповедей еще одного академика Савонаролы, не было бы Лютера с его тезисами. Но в своих последних трудах Пико делла Мирандола становится также и первым научным философом, оказавшим влияние на Кеплера, Ф.Бэкона, Де Карта. А ведь ему было лишь 31 год, когда его отравили придворные «гуманисты».
Да, геополитическая стратегия политического клана Медичи-Орсини-делла Ровере не сыграла из-за падения Византии, но более всего – из-за внезапно расширившегося мира, новых горизонтов и Нового Света. Затухшая было энергия крестовых походов и Реконкисты получила новый простор для экспансии. Европейское Средневековье и партия воинствующих аристократов получили в свое распоряжение пространство будущих колониальных империй, а буржуазная, торговая партия, переметнувшись от церкви под  крыло имперских властей, сохранила за собой европейскую метрополию. Этот гамбит позволил заполучить в ряды партии и в родственники ее вождей самых влиятельных и сиятельных особ из имперской знати. Достаточно напомнить о породнении рода Медичи с династиями Валуа и Бурбонов.
Соответственно, востребована и развивалась идеология этой буржуазной партии, первый опытный образец которой был изготовлен под сенью флорентийской Академии. Перемещение центра мировой торговли из Венеции в Амстердам и далее в Лондон шло не простыми путями, при посредничестве французских гугенотов. Так и идеи флорентийской философской школы, дополненные политологией Макиавелли, проследовали тем же путем. Вслед за «Моной Лизой» и вместе с Екатериной Медичи в Лувр и в гугенотскую общину Франции, откуда их уже подхватил Ф.Бэкон и британская элита.
Не так уж и сложно опознать в масонской идеологии ту самую обновленную «всемирную религию», которую пытались составить флорентийские неоплатоники. Другое дело, что доля макиавеллизма в масонстве заметно выше, а сама идея сообщества, стоящего над религиозными разногласиями и поклоняющегося символам божественного Разума, исполнена практичной рациональности, без излишнего пафоса и страстей.
Успехи масонства в стратегической перспективе заставили через четыре века и Римскую церковь обратиться к экуменической идеологии как инструменту влияния. Но и это возрождение буржуазной ветви католицизма является вынужденным, прагматичным и вторичным. Так же как наблюдаемое в эти дни обращение папы Франциска из конкистадорской ветви к идейному наследию Савонаролы.
Нам в России интереснее еще одна линия флорентийского политико-философского наследия. Принято считать, что российская монархия в лице Ивана III Великого приняла византийское идейное и символическое наследство напрямую вместе с женитьбой на византийской принцессе Софии. Однако еще до этого имел место еще более прямой брак Ивана Молодого – сына Ивана III с Еленой «Волошанкой», дочерью молдавского господаря Стефана III, правившего самым крупным осколком Византии и бывшего официальным защитником православия.
А что касается Софии (Зои) Палеолог, то ее московский брак устроили итальянцы, точнее даже – Ватикан, поскольку после изгнания турками из Мореи отец ее, Фома Палеолог, бежал в Рим и даже успел принять католичество. Так что брак униатской принцессы из свиты римских пап с московским правителем не мог не быть попыткой продвижения идей флорентийской унии. Не забудем и о вкладе итальянских художников в этот политический процесс. Заочное знакомство Ивана III с невестой было одновременно и знакомством московской элиты с итальянским ренессансным искусством портрета. А при заочном обручении в римской базилике Перта и Павла свидетельницей была жена Лоренцо Великолепного – Клариче Орсини.
По легенде в свадебном обозе Софии Палеолог были ценные книги, которые затем оставили основу «Либерии» – библиотеки Ивана Грозного. Легенда легендой, но вместе с книгами и свитой принцессы в московский Кремль не могли не попасть флорентийские идеи образца начала 1470-х, то есть времен основания Платоновской Академии. Просто по той причине, что именно в доме Медичи формировалась эта экуменическая идеология для вовлечения православных государей в союз с католическим Римом. Да, немного позже оказалось, что интересы Литвы и Польши для католической церкви ближе и важнее, а от удаленной Московии толку в европейских интригах мало. Да и сама католическая церковь через полвека после заманчиво перспективной свадьбы утеряла политическое влияние и перспективу. Поэтому наследникам Ивана III было политически выгоднее объявить себя защитниками истинно православных от католиков и басурман.
Кстати, этот же политический поворот от первого Рима к третьему вполне объясняет появление легенды о Либерии. Вряд ли книги в обозе Софии Палеолог имели особую древность и ценность. И уж точно происходили из первого Рима, а не из второго, а скорее всего были идеологически тенденциозной подборкой, обосновывающей Унию. Так что при смене Москвой вектора на «Третий Рим» такая библиотека становится излишней. Но поскольку тенденция, как обычно, вначале неустойчива, то лучше такие книги спрятать с глаз долой, чтобы не соблазнять придворных. Иначе зачем было бы прятать и замуровывать такие ценности, которые обычно хранят напоказ. А в более поздние времена, если что и сохранилось, вполне могло уйти в торговый обмен с теми же схизматиками или англичанами.
И все же в идеологии Третьего Рима и империи «белого царя» закрепилась важная составляющая собирания не только земель, но и народов, независимо от их веры. Эта веротерпимость, признание разных путей к единому Богу – краеугольный камень мощи и славы будущей Российской империи, как и наследовавшего ему советского проекта. Другое дело, что русской элите эта идея была интуитивно близка и понятна и без перевода иностранных книг, так и сгинувших где-то в подземелье. Поэтому наиболее ценным из наследия, привезенного принцессой Софией, а до нее – Аристотелем Фиораванти и другими итальянскими мастерами – это дух итальянского Возрождения, повлиявший на смену эпох, обновление времени и в Европе, и в России.

Продолжение следует
Tags: Ватикан, Московия, историософия, культура
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments