oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Источник силы (2)

2. От алхимии к науке

Судя по комментариям, одну из граней нашего «алмаза мудрости» читатели разглядели и оценили, пусть и не сразу. Ценность философского наблюдения экономиста именно в том, что подтверждает закономерное единство процессов познания во всех сферах – и физических, и социальных. И там, и здесь исчисленный и выверенный пессимизм отражает лишь философскую наивность теоретиков. И наоборот, выход на уровень философских обобщений помогает обратить пессимизм в критику, без которой не случится мотивации к обновлению и развитию.
Но «алмаз мудрости» имеет и другие грани. Кто-то скажет, что по сравнению с ТБВ даже очередной кризис экономического мэйнстрима – всего лишь малая флуктуация в историческом масштабе. Не говоря уже о масштабе расчетов и прогнозов для отдельных экономик. Но если говорить об экономике как сфере управления, она вполне соразмерна технологиям и физическим наукам. Так что имеем право и на обратную проекцию: от большой физики к экономической теории.
Нужно только признать за аксиому еще один очевидный момент – запаздывание в развитии социальных наук по сравнению с естественными. И тогда можно это сравнение использовать для анализа и ответа на вопрос: а есть ли такая наука экономика и в чем ее смысл? Эконометрика как подсобная практика корпоративного управления точно есть, но ведь и алхимические опыты проводились задолго до появления химической науки. Алхимия соединяла в себе и отдельные элементы науки, и оккультную практику сект, не говоря уже о манипулировании для достижения светского успеха и так далее. Так же и экономика с ее алхимией финансов не вполне еще вылупилась из кокона протонауки.
Это не я сказал, а еще отцы-основатели экономических сект претендовали на научность наравне с естественными науками на основании активного использования математики в теоретических трактатах. Изобретение «нобелевской» премии по экономике и ее активная поддержка банкирами – отражает комплекс неполноценности и склонность к манипуляциям.
Однако мы пойдем дальше и на самом деле предположим, а не представим дело так, что принципы познания одинаковы и для физических, и для социальных наук. Для физических наук количественные измерения параметров и элементов необходимы, чтобы соотнести экспериментальные данные с фундаментальной моделью, а в современном варианте – чтобы выбрать походящие варианты теоретических моделей, являющихся экстраполяциями признанной фундаментальной модели. Современные экономисты тоже заняты измерениями параметров и элементов текущей модели управления хозяйством, с большим энтузиазмом после внедрения или модернизации модели и с пессимизмом на излете.
Наблюдаемое единство «печали во многие знания» и в физике, и в экономике – говорит о том, что кризисы экономических теорий точно так же отражают приближение к «горизонту знаний». Но уж больно коротки эти периоды исчерпания моделей и достижения горизонтов, как на мелких спутниках большой планеты. Говорить о надежной фундаментальной модели, вариациями которой являются текущие «мэйнстримы» не приходится. А что же тогда есть? Есть достаточно развитая философия экономики (она же политэкономия), которая пополняется новыми идеями и понятиями от кризиса к кризису.
Предмет физической науки настолько обширен и постоянен в своих свойствах, что горизонты находятся в очень далеком космосе или очень глубоком микромире. Только на квантовом уровне вступает в действие «принцип Гейзенберга», зависимость результата эксперимента от позиции и действий наблюдателя. А в социальной сфере – этот принцип изначально и постоянно присутствует всегда. Именно поэтому восхождение философии экономики от Адама Смита ко все более сложным понятийным системам следует вслед за экономическими кризисами. Пока экономическая модель работает, она не подлежит критике изнутри, а критика извне из конкурирующей системы не воспринимается. И лишь после или в ходе разрушения очередной экономической модели становится возможным пополнить арсенал понятий и уровень понимания процессов.
Кроме «обобщенного принципа Гейзенберга» к социальной сфере необходимо применимы кибернетические принципы, в том числе обязательная изоляция управляющей подсистемы от остальных частей. Это означает, что в работающей экономической модели управляющие и управляемые просто обязаны разговаривать на разных языках. Как только управляемые (агенты системы) начинают понимать смысл и логику действий начальства, тут и начинается закат системы.
Это вовсе не означает, что управляющие на голову выше своих агентов или им доступна более развитая и совершенная экономическая теория. Нет, это означает только, что социальные «научные» теории в значительно большей степени имеют нормативную составляющую, не объясняющую, но предписывающую действия управляемых, чтобы вся система могла пусть со скрипом, но двигаться в заданном направлении. Управляющий центр руководствуется не экономическими, а собственными политическими теориями, учитывающими общий уровень знаний общества о себе самом, в том числе владения политэкономическими понятиями.
И, разумеется, в ходе очередного кризиса экономической модели управляющие не могут не защищаться от все более прозревающих управляемых без манипуляций. Агенты экономического управления подразделяются на «теневых», ставших новой опорой для переходного периода к другой экономической модели, и на обычных, за счет кого происходит такой кризисный переход. Впрочем, это уже понимание, вынесенное из сопоставления недавних кризисов – нашей Перестройки и финансового кризиса глобалистов. А значит, есть шанс, что в следующих экономических циклах и моделях и этот опыт будет обобщен и учтен.
Собственно, для превращения экономической теории из «алхимии» в настоящую науку нам и требуется проанализировать и отделить «зерна от плевел», научные элементы – от нормативных и манипуляционных, выявить значение и баланс эконометрики и «принципа неопределенности». Это не значит, что я берусь самолично сделать все это в одном кратком эссе. Но хотя бы первые шаги и постановку задачи мы сообща осилим.

Продолжение следует
в начало
Tags: историософия, кризис, политэкономия
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments