oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

О наших и не наших (4).

4. Двинемся потихоньку

Вообще-то сравнительный анализ народов, этносов и даже просто людей – занятие весьма нетривиальное и рисковое. Всегда есть возможность поспешить и людей насмешить, а то и напугать «натянутыми на глобус» выводами. Далеко ходить, увы, не придется, рубцы от расовых теорий и практик еще долго не разгладятся. Но и марксистские, и либеральные теории с точки зрения игнорирования культурных традиций ведут порою к голодоморам и разрушениям не меньших масштабов.
В основе принципиальных ошибок европейских исследователей – «прошитый» в их бессознательном принцип централизма, когда нормой полагается все, что на вершине близкой европейцу иерархии, а все остальное – это недоразвитые и отклонившиеся от единственно верного пути. А если кто-то вовсе не похож, то это расово неполноценные особи и народы. Гитлер в этом смысле ничего нового не придумал, а только выпукло проявил общеевропейское мышление. Для контраста с упырем можно упомянуть великого гуманиста – детского психолога Пиаже, в интерпретациях открытых им значимых фактов также подверженного европоцентричному расизму и сексизму, полагавшего различия в психологии отклонением от европейской мужской нормы.
Между тем, даже внутри самой Европы различия между этносами, субэтносами, людьми достаточно велики. Поэтому один исследователь, наблюдая свой близкий круг, делает вывод об «эдиповом комплексе» как движителе психического развития личности, а его коллега, наблюдая другой круг пациентов, выводит «комплекс власти». Между тем, все эти видимые противоречия снимаются как раз той самой моделью четырехмерного фрактала, в рамках которой учитываются две равно значимые стороны общества как предмета исследования – во-первых, анизотропность, а во-вторых – гомологичность.
Изотропность какого-либо пространства или поля – это однородность его свойств на всем протяжении. Например, космическое пространство долгое время полагалось изотрпоным, пока для объяснения эффекта «гидродинамики галактик» не пришлось придумать «темную материю». Однако именно это полагание изотропности ближнего космоса лежит в основе знаменитой своей нелепостью теории Фоменко-Носовского.
Но если даже о межпланетном и межзвездном вакууме нельзя на больших дистанциях уверенно утверждать их изотропность, что уж говорить о такой текучей и постоянно меняющей направления течения материи как человеческая психология, судьбы народов, наций, этносов.  Только принцип анизотропности как принципиальная основа исследования.
Гомологичность – дополняющий анизотропность принцип, характерный для всех живых субъектов, известный нам из биологии. Он означает, что между любыми противоположными формами всегда найдется ряд промежуточных, постепенно переходящих друг в друга.
Что означает сочетание этих двух принципов на практике для исследователя? Во-первых, никогда не спешить с обобщением выводов, сделанных на узкой с точки зрения географии выборке, пусть даже она будет многотысячной. Соответственно, никак невозможно из любого исследования сразу делать далеко идущие обобщения. Вернее, конечно, можно, но это и будет идеологическое манипулирование, достойное Отца лжи и Князя мира сего.
Но с другой стороны, для любого обнаруженного феномена в психологии и в поведении людей практически всегда есть малое или большое сообщество с похожими характеристиками. Поэтому задача найти точные границы, где обнаруженный феномен имеет значение и это знание может быть использовано во благо, а не в иных целях.
Из этого, в частности, следует, что даже исследования с ошибочными выводами могут быть востребованы с точки зрения фактографии и интерпретированы правильно на основе более надежных принципов.
Означает ли это, что обычному, неподготовленному читателю или начинающему исследователю не стоит и браться за такие сложные материи? Вовсе нет, нужно только придерживаться этих принципов, а они не так уж и сложны. Особенно если учесть, что большинство современных горожан имею опыт игры в «паззлы», подбора совпадающих фрагментов, из которых нужно сложить большую картину. Для этого обычно собирают фрагменты по кучкам с похожими расцветкой, узорами, сочетаниями, а также начинают с очевидно «пограничных» фрагментов, собирают контуры, а потом их заполняют.
Так вот, если мы отберем похожие друг на друга в чем-то фрагменты, то нет никаких гарантий, что они будут совместимы или даже окажутся в одном и том же месте. Так, по некоторым параметрам фрагменты социальной жизни современной Украины похожи на африканские аналоги. Но другие сопряженные фрагменты, наоборот, похожи на Россию или на балканские страны. Однако, вероятность того, что похожие фрагменты лягут рядом и помогут собрать единый «паззл» все-таки достаточно велика. Поэтому как методика поиска и отбора фактов, а также их очень осторожного обобщения – эта аналогия вполне годится.
Итак, применительно к Украине, давайте попробуем найти такие цвета и «узоры», вместе составляющие гомологичные ряды и притом отличающие этот «паззл» от соседних. Что первое придет на ум, символизирующее Украину от Запада до Востока? Мне, как почитателю Булгакова, сразу пришла «меловая гора». Помните, в конце 21 главы Романа Маргарита приземляется на берегу реки? Высокий берег, где меловая гора, как раз, символизирует Украину, а другой – низкий и болотистый – Белоруссию. Припять – это северо-запад страны, но и на Востоке, на границе с Ростовской областью, есть райцентр Меловое, где я не раз бывал у родственников. Такой вот протяженный единообразный «вмещающий ландшафт» - меловые горы и бескрайние степи, изредка прорезаемые реками, лишь одни из которых действительно крупная преграда, разрезающая все это пространство пополам – на Левобережную и Правобережную Украины.
Однако, сама по себе меловая гора ни о чем не говорит, а только ее практическая значимость для субэтносов. В мягком известняке относительно легко рыть глубокие колодцы и глубокие погреба. И вот тут-то мы наталкиваемся на подземные «узоры», значимые для всех столь разных в других отношениях украинских регионов. На западе – знаменитые лесные схроны, на востоке – донбасские шахты (впрочем и на Волыни тоже есть), на юге – одесские катакомбы, в центре и повсюду – те самые погреба и криницы, без которых нельзя себе представить украинское село и даже отдельную хату.
Никаких выводов и обобщений пока из этого наблюдения сделать нельзя, но на заметку мы это общее в этническом ландшафте взять обязаны. Что еще общего между дальними краями великой (по европейским меркам расстояний) «державы»?
Необычная, на грани психической нормы, любовь к футболу. Разве что самые западные области не настолько подвержены этому болению. Тоже любопытный штрих, найти рациональное объяснение которому невозможно. Но мы попытаемся.
Что еще? Спивают гарно, задушевно – этого не отнять. Любят и ценят вкусно приготовить и поесть – тут и вовсе украинцам нет равных. Вообще, к праздникам – свадьбам, поминкам, новосельям, приезду гостей, относятся очень серьезно. К работе – не всегда.
Этим весьма эмоциональные общие ценности, очевидно, сближают самые отдаленные края страны, которые в других отношениях могут не совпадать до полного неприятия.
Наверное, еще найдутся этнографические детали и расцветки, общие для всей или большей части страны. Если знаете, подсказывайте, не помешает.
С точки зрения этнопсихологии достаточно очевидной является дифференциация между преимущественно «женским» характером села и более сбалансированным, а на Востоке – и просто «мужским» характером городов. Тем не менее, с учетом значительно более сильной связи между городскими жителями и селом, в целом «психотип» украинского общества с креном в «женственность», эмоционально-иррациональный, зацикленный на житейских, бытовых проблемах и подробностях, ценностях своей хатынки и на детях. А все остальное – работа, гроши, свобода передвижения в Россию или Европу имеют только подсобную роль.
Есть еще момент, скорее разделяющий, а не объединяющий страну – это язык, точнее – языки. Однако и в этой сфере можно найти нечто общее, включая различия между городом (русский язык, на западе – одно время был польский) и селом (диалектный суржик), а также использованием абсолютно искусственного жаргона в качестве официального языка.
Пожалуй, этих гомологичных рядов расцветки и мелких деталей будет достаточно для вывода о наличии некоторого единства, у которого должна быть общая граница. Так что следующий шаг анализа – поиски этих «пограничных фрагментов». И тут мы выходим за рамки географии и этнографии, и должны будем привлечь исторические карты. Потому что границы народа определяются по отношению к соседним субъектам истории(!), а не текущей экономической или политической конъюнктуры.
Этим пограничным вопросом мы и займемся в следующей главе.

Продолжение следует
Tags: Украина, анализ, народ, психоистория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment