oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

О наших и не наших (10)

10. «Не в этой жизни»

Разумеется, мы еще далеко не все детали и даже не все движущие силы малороссийского этногенеза реконструировали, а только основные. Но и этого уже достаточно, чтобы перейти от реконструкции прошлого к объяснению подробностей настоящего. Хотя нет, есть еще одна деталь, абсолютно необходимая для понимания украинского «менталитета». Собственно, речь как раз о «самостийности» как центральной идее и ее антониме – «пидлеглости», подчиненности, зависимости. Причем в отличие от недостижимого идеала «незалежности» практика зависимости разной степени вполне рутинна, понятна и имела вполне конкретные последствия, избежать которых очень хочется, хотя бы и магическими заклинаниями о «незалежности» и «самостийности».
Общая характеристика исторических условий этногенеза вполне понятна – перманентный вялотекущий кризис, изредка перемежаемый идиллическим рождественским покоем как и инфернальными обострениями вторжений из-за принципиальной открытости Степи. Из этого базового условия проистекает второе – невозможность еще в недавнем прошлом усложнения культуры, включая интенсификацию экономики, а потому ограниченность возделываемых земель и распределяемых ресурсов. Поэтому самое обыкновенное счастье жить в своем доме в кругу семьи и детей оказывается призом за стойкость, хитрость, терпение и признаком высокого статуса. А кто не успел, не выдержал испытаний, тот вынужден искать счастья в далеких странах, и это в лучшем случае, ибо социально обусловленное прореживание в вялотекущей гражданской войне необходимо.
И речь не только о мужской части казачества. Здесь опять можно вспомнить иллюстрацию из «Свадьбы в Малиновке». Большинство женщин селения привычно встают в строй и должны плясать и радоваться любой в очередной раз сменившейся власти. Все, кроме жинки полевого командира. А временная власть в свою очередь может казнить и миловать по своему усмотрению. Усмотрение зависит от того немаловажного момента, есть ли кому и станет ли кто заступаться. Это ради командирской дочки партизанский отряд может нагрянуть в село, рискуя своими жизнями. А жизнь и судьба обычного, зависимого селянина и его детей почти ничего не стоит, оттого и может быть выгодно перепродана на невольничьем рынке или истрачена иным способом. Как там был в песне про казаков и Галю: «Ой ты, Галю, молодая… Привязали Галю до сосны косами…»
Это неравенство заведено давным-давно, еще когда скифы кочевали в свои кибитках по степи, а селяне ховались от них в бурьянах, оврагах и катакомбах. Независимость и равенство каждого члена воинской касты не подвергалось сомнению, даже когда позднее произошло социальное расслоение на богатых эллинизированных нуворишей и бедных родственников. Хотя в порядке компенсации выработался новый обычай – спорить не один на один, как раньше, а можно стало собирать поддержку среди таких же небогатых, но независимых, если речь шла о восстановлении справедливости в смысле традиций.
Открытость Степи всем историческим ветрам не позволила социальному расслоению разрушить эти демократические пиратские традиции, закрепить господство сильных. Так что независимо от самоназвания и языка, на котором общались очередные волны кочевников, сам принцип взаимной зависимости «сильных мира» от громады равных им по статусу сохранялся и даже по сей день. Но принципиальным моментом для обращения к громаде за справедливостью является именно признаваемый равный статус, та самая персональная незалежность свободного, но бедного громадянина. А если ты под кем-то, чей-то, то кроме всего прочего, будешь еще и отвечать по счетам сильных мира сего.
Вот теперь можно переходить от реконструкции к эвристике. Можно взять практически любую оригинальную сторону жизни украинцев и истолковать на почве этногенеза. С чего бы начать? Да хотя бы с сала. Отчего это такая к нему привязанность, несмотря на чаемые якобы евростандарты?!
Кстати, это как раз серьезное отступление от скифских традиций к эллинским и даже к римским. Хотя многие иные традиции – как ледяная крещенская купель для младенцев, кумовство или побратимство через совместное причастие к чаше с общей кровью – очевидно сохранились в православных обрядах. Уже это сопоставление может подсказать, что заимствованный вопреки прежним запретам ритуал угощений помогал выполнить гораздо более строгую обязанность хозяина, как раз и связанную с необходимостью более сильных поддерживать социальные стандарты и опору на громаду. А для этого нужно эту громаду регулярно чем-то угощать, как минимум, между рождественским и великим постами. С этой точки зрения римское социальное изобретение для надежного запаса достаточно качественной и дешевой еды не могло не быть востребовано в морозной степи.
Кстати, насчет кумовства – тоже скифский обычай, сближающей украинцев не с русскими, а с южными, кавказскими соседями. Понять его будет легче, если вспомнить хотя бы о полувековом скифском рейде по Передней Азии, когда жены, дети, скот и все хозяйство воинов оставались кочевать в причерноморской степи. И разумеется, кто-то из мужчин – родственников или побратимов должен был временно исполнять роль «отца». А поскольку обязанность ходить в дальние рейды у сильных степного мира и в дальнейшем не отменилась, то обычай освященного религией кумовства сохранился.
Можно и о такой поговорке поговорить, лишь на первый взгляд скабрезной – «Тот не кум, что на куме не бывал». Оно, конечно, порою и не без этого, но вообще говоря, для обязанности перед громадой отвечать за чужих детей вполне достаточно и символически переночевать в доме побратима, ушедшего в поход.
С другой стороны, слишком долго ожидать ушедшего за неверным казацким счастьем мужа или жениха тоже большого смысла нет. Тем более что мужская помощь по хозяйству нужна регулярно, особенно весной и осенью. Хорошо, если есть кумовья, а то и они могут сгинуть вслед за благоверным. Так что ситуация весьма условной моногамии, когда не очень-то и понятно, который из мужей временный, а который настоящий – вполне типична для нестатусных жинок. Это атаманова, командирская жинка, как все в той же «Свадьбе в Малиновке» ходит важно, никому особо не улыбается, в несерьезных развлечениях не замечена. Да никто и не решится приблизиться с какими-то соблазнами.
И в стародавние скифские времена тоже – почтенная матрона, мать кочевого семейства не для плотских утех и даже не для рождения законных детей восседала на самой красивой, украшенной златыми зверями кибитке. Она была в первую очередь хозяйкой семейной собственности, включая право кочевать по традиционному маршруту, собирать дань с окрестных селян. Даже детей для нее рожали служанки, наложницы, но считались они детьми хозяйки.
Уже во времена Великой Скифии традиционное кочевье ограничивалось небольшим участком, а корм скоту и прочие запасы доставляло оседлое хозяйство. Однако роль владелицы семейного хозяйства как и роль отца семейства лишь отчасти совпадали со взаимными супружескими обязанности. Фактическая свобода сексуальных отношений и тогда, и сейчас обусловлена лишь относительно строгими общественными приличиями. Есть лишь одно жесткое условие. Во-первых, во-вторых и в-третьих тоже, поведение жинки не должно вести к публичному унижению хозяина в глазах громады. А условием этого условия является преумножение богатства семьи. Если даже вернувшемуся мужу соседи немедленно нашепчут о несанкционированном (если не кум) вторжении, то это, разумеется, повлечет определенный ритуал «наведения порядка». Крики, шум, визг, гоняние по двору с нагайкой и хлестание по штакетнику в миллиметре от тугого зада  это обязательно, а то не поймут. Можно также запереть «виновницу» в том самом погребе, откуда будут на всю округу слышны стоны и стенание почти что убиенной. Однако степень такого наказания, как и степень сочувствия громады, будет зависеть именно от того, насколько этот погреб опустел или заполнился в итоге хозяйствования.
Да, чуть не забыл, разумеется, нормальный муж еще на подходах, в соседних селах успеет выяснить ситуацию, дать весточку, чтобы не столкнуться нос к носу с более сильным или хотя бы равным по силе соперником. А там уже вопрос ума и совести хозяйки, кого из них прятать в подполе или в кустах и подкармливать, пока не спровадишь второго. Выбор этот вряд ли будет продиктован личными симпатиями жинки, а скорее отношением жиночьей громады к ее временным мужьям. Ведь что ни говори женская солидарность, а особенно в сугубо эмоциональном украинском исполнении – тоже великая сила, от которой зависит отношение всей громады и по другим не менее важным вопросам, включая вопросы жизни и смерти, а не то что какого-то там банального адюльтера. Кстати, «солоха» - это скифское имя и означает просто «жинка».
Среди древнерусских былин есть и такая, что описывает несостоявшуюся свадьбу Алеши Поповича на соломенной вдове Добрыни, его побратима. Как честный кум, Алеша был обязан позаботиться о семье друга, но и тот, объявившись в день свадьбы, не стал качать права и устраивать переполох, а проник в княжеский дворец под видом скомороха-гусельника, и только наподдав эмоционального артистизма, растрогав до слез всю киевскую громаду, был, наконец, узнан и вступил в законные супружеские права.
Сходя из этой вполне традиционной, архетипической диспозиции, вполне можно оценить перспективы и судьбу Юлии Тимошенко, которая успела вдоволь попользоваться солидарностью и эмоциональной поддержкой коренной малороссийской части украинской громады. И пока речь шла об обогащении ее семьи за счет торговли российским газом, это был вовсе не грех, как и известные всем шашни с политиками. Но нынче ситуация немного другая, и вернувшийся во власть «хозяин» уличил ее в разбазаривании с дружками громадьского достояния. Так что в «погребе» сидеть и стонать ей еще долго, если только не разменяют на что-то ценное, как Ходорковского разменяли на восстановление престижа Германии, порушенного в ходе второго Майдана.
Наверное, я не сообщил ничего особого нового для тех, кто читал, смотрел фильм или слушал оперу про хитрую Солоху, кузнеца Вакулу и царские черевички. Разве что уточнил этноисторические корни типичного поведения. Хотя не только советскому зрителю, но и первым читателям Гоголя не вполне был понятен каприз Оксаны, потому как самый гарный, сильный и не бедный первый хлопец на селе. Но мы этот феномен этно-психологии уже разъяснили. Будь ты даже Гераклом во плоти и по совместительству Крезом, в открытой восточным ветрам Степи – ты никто, если не ходил в дальний поход и, выжив, по необходимости не приобрел имя, вес и влияние в мужском казачьем кругу. А для этого не то что с чертом, но и с москалем, поляком или евреем вступишь в тесные отношения. То что в сказке скоро сказывается, в жизни выглядит не так романтично, но без боевого опыта и верных соратников никакая счастливая семейная жизнь в Степи была не возможной еще во времена молодости родителей Николая Васильевича. Так что каприз Оксаны имеет под собой серьезные причины, даже сама дивчина не осознает, почему вдруг она послала любимого Вакулу так далеко.
Опять же насчет Геракла или как там его звали скифы, имеет место древнейший миф о происхождении степного народа, пересказанный нам древними греками. Собственно, у греков все богатырские подвиги, даже скифские, приписывались Гераклу, а сами скифы были не против приобщить к подвигам своего мифического предка греческие мифы. Так вот, согласно древнему мифу скифы произошли от Богатыря и Богини в образе женщины-змеи, с хвостами вместо ног, то есть даже не русалки. Обитала эта «змея» в обличье женщины в подземных катакомбах, где и родила от Богатыря трех сыновей. А на вопрос Гераклу (он же скифский Таргитай), как распорядиться судьбой сыновей, ответ был таков – кто будет больше похож на отца-богатыря, того оставь при себе, а двух пришли на родину отца.
Этот древний, но прекрасный обычай сохранялся на протяжении тысячелетий естественного отбора, в котором преимущество имели физически крепкие и пригожие наследники, а другие были призваны искать счастья в дальних краях. И даже в дальних краях, как мы уже выяснили, физически крепкому и пригожему, да еще умеющему складно врать и красиво петь – было намного легче уцелеть и войти в доверие. Так что вполне понятно, откуда у украинцев этот культ физической красоты, а равно и этот эмоционально заряженный артистизм.
Другое дело, что у всех народов и людей, много и громко говорящих и поющих о любви, речь всегда идет о том, чего недостает в реальной жизни. И сами эти песни про «любов» с твердым знаком служат вполне прагматичным целям выживания в сложных условиях, как и все прочие культы – гостеприимства, сала и вообще вкусной и здоровой пищи, а также культ здоровеньких и упитанных детей.
И все же, несмотря на исходно сугубый прагматизм любовной лирики, нужно заметить, что в спокойные времена ничто не мешает природному артистизму захватывать целиком душу украинца, когда он самозабвенно верит в те фантазии, о которых поет. А иначе, без эмоционального включения кто бы из таких же врунов и фантазеров ему поверил посреди суровой степи?
Но главный и опорный культ, без которого все остальные не имеют смысла, все равно один – культ персональной самостийности, который в этой степи неотделим от громады. Потому как уважают и оказывают поддержку только тому, кто сам себя уважает и не дает поставить в униженное, подчиненное положение. И хотя реальных оснований для того, чтобы быть кумом королю и вообще ровней всем вокруг не хватает, но для своих, для громады вполне достаточно и одной лишь фантазии, несбыточной, но красивой мечты, от которой замирает поэтическое сердце мечтательного громадянина. Да, увы, мечты сбываются не в этой жизни, но именно общие мечты, а вовсе не конкретные планы и тем более свершения позволяют в этих далеко не совершенных и неравных условиях всем вместе ощущать себя равно сопричастными к великим, пусть даже не делам. А многие интуитивно ощущают, что если бы речь шла не о несбыточных мечтах, вроде коммунизма или евроинтеграции, а о конкретных планах и делах, то получилось бы, как всегда – одним все, а прочим – только скромное угощение на чужом пиру.

Продолжение следует
Tags: Украина, психоистория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…