oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Рождественский пост-4

начало - здесь
Чтобы сориентироваться в дебрях летописных подробностей следующих после Исхода книг Библии, не обойтись без первого булгаковского ключа – сопоставления дней Творения из первого и второго рядов. Например, шестого и 16-го. Хотя мы еще не завершили разметку границ Дня пятнадцатого, описанного в Исходе. Здесь есть небольшая сложность, которая нас смутила – продиктованный Моисею Закон вроде бы должен указывать на сакральное число «семь». Однако на данной стадии развития мифа Моисеев Закон, его первоначальный вариант, пока еще является Тайным Знанием – достоянием немногих посвященных вождей. Чему и соответствует символ «пятерки», соединенный с опытом блужданий и заблуждений в житейском море, наполненном водами надежд. В этом тайном смысле параллель между Днем пятым и Днем пятнадцатым вполне прозрачна.
Такое сравнение Дней из двух рядов проясняет и смысл некоторых символов из первой главы первой Книги. Например, повеление птицам (пришлецам) размножаться на земле (то есть на основе твердого принятия общей веры), в то время как рыбам из избранного народа нестойкость в вере зачастую простительна.
В начале книги Исхода речь идет о таинственных событиях – казнях египетских, смысл которых понятен лишь немногим посвященным. Обретенные скрижали Завета также требуют более детального истолкования применительно к жизненным ситуациям, а до того остаются тайным знанием. Окончание книги Исхода посвящено изготовлению священных предметов, воплощающих символику Тайного знания в соединении с жизненным опытом мастеров. Так что вся книга посвящена Дню пятнадцатому, начало которого отчасти совпадает с окончанием предыдущего Дня, как ночь перед рассветом.
Описание Дня шестого посвящено уже не рыбам, они же ученики (рабы), живущим надеждами (в воде), а скоту и прочим животным, порожденным землею, то есть верой. Так и книга Левит начинается с обсуждения животных и прочих плодов земли, пригодных по своим качествам для священной жертвы, угодных Господу.
Далее в описании Дня шестого большая часть стихов посвящена сотворению по образу Божию человека: «и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всей землею, и над гадами пресмыкающимися». Большая часть книги Левит также посвящена людям, которым доверено служить Господу в качестве священников или их помощников, в том числе иметь власть над жертвенными животными. Некоторые из людей - левиты так же от рождения посвящены Господу, как и некоторые животные, при условии отсутствия пороков. Так что параллель между началом Дня шестого и содержанием книги Левит вполне прозрачна. Недостает параллели к сотворению по образу Божьему. Однако здесь может помочь еще более ясная цитата из главы 7 книги Исход: «Но Господь сказал Моисею: смотри, я поставил тебя Богом фараону, а Аарон, брат твой, будет твоим пророком…»
Соединение идеальных сущностей из символики первого ряда Дней с жизненным опытом в этом и состоит, что создаваемая Моисеем социальная структура уподобляется созданному самим Богом мирозданию. Здесь Моисей призван служить «как Бог», Аарон – «пророк его», то есть его роль создана Моисеем «по образу Нашему». Создание «устава» ветхозаветной церкви во главе с первосвященником – это и есть сотворение человека, владычествующего над символами веры (плодами земли).
Находится в книге Левит и сюжет, соответствующий стиху из Дня шестого: «мужчину и женщину сотворил их», поскольку Аарон служил вместе со своей сестрой Мариам, да и в последующих книгах можно отследить эту традицию иметь пророчицу помимо первосвященника.
Книга Числа также посвящена завершению построения религиозной иерархии, но в ней упор сделан на разграничении священства, иных левитов и прочих колен. Так и вторая часть описания Дня Шестого посвящена небесной иерархии – над кем владыка человек и что положено в пищу ему, а что зверям земным. В книге Чисел, которая вместе с книгой Левит составляет День Шестнадцатый, подобная вновь установленная иерархия к тому же подкрепляется истреблением несогласных с новыми установлениями.
В предыдущих Днях мы находили символические числа в содержании – тринадцать лет Измаилу, «дважды семь коров» и завершение египетского рабства в четырнадцатый день, начало Исхода в день пятнадцатый. В книге Числа много разных чисел, но в конце очень много внимании уделено символике шести городов – убежищ, что подчеркивает пользу от разделения земли обетованной на уделы для колен. Напомню, что шестерка – это символ разделенности, обособления. Из всех многочисленных чисел в книгах, посвященных рождению народа, самым важным является число шестьсот тысяч евреев, ведомых Моисеем в землю обетованную. Понятно, что с исторической точки зрения эта оценка ни с чем не сообразно. Ни прокормить, ни даже просто уместить на берегу моря или склонах горы такое число невозможно, хотя как описание чуда годится.
А вот как символическое число 600 000 вполне имеет смысл. Когда речь идет о круглых тысячах, то это означает религию, церковь, культ, объединяющую многих людей во многих – трех и более поколениях. Но если бы этих людей объединяла вера в Бога, то и символическое число было бы попроще – 1000. Число 600 имеет символический смысл духа разделённости. То есть ведомый Моисеем народ объединяла одержимость духом своей исключительности, отделяющей его от прочих народов. Это истолкование также не будет каким-то особенным откровением по отношению к большинству древних евреев, которых проще было убедить в их особости, нежели в необходимости служить за совесть новой религии. Еще раз подчеркну речь идет о символическом числе, относящемся ко всему Моисееву народу. Что же касается левитов, то их было исчислено 8600. Число 600 и соответствующий дух разделённости и здесь присутствует, соединяя левитов со всем народом. Но все же сами левиты как устойчивая общность из поколения в поколение имеют объединяющим началом восьмерку Откровения.
Одержимость всего народа духом разделённости проявляется и в формировании внутренней структуры – строгого разделения на колена со своими будущими уделами, а также установления правил для поддержания этого порядка во всеобщей разделенности внутри и вовне, включая строгий под страхом смерти запрет на смешение с соседними племенами. Для высших целей Моисея и порожденного им священства как носителей новой веры (она же земля обетованная) необходима именно такая «имперская» (разделяй и властвуй) одержимость всего народа.
С учетом исключительной роли Моисея как «заместителя Бога» будет уже совсем не трудно обнаружить параллель между Днем седьмым, когда Бог «почил от всех дел своих», и событиями пятой книги Моисея, в которой завершил сотворение религии и народа и почил пророк, «бывший Богом» Аарону и его сыновьям. Книга «Второзаконие» потому так и называется, что в ней кодифицирован окончательный Закон для всего круга жизни евреев в стране обетованной – символическая семерка соединена с десяткой. То есть речь идет о Дне семнадцатом.
Эта параллель позволяет лучше понять смысл и структуру повествования второй главы книги Бытия. Как Моисей перед уходом на вечный покой вспоминает весь путь сотворения народа и религии, повторив все заповеди, запреты и заветы, так и Творец в День седьмой не просто удаляется на отдых, а еще раз вслух вспоминает, повторяет весь пройденный путь, а заодно заключает самый первый завет и устанавливает единственный запрет для первых человеков, помещенных в Эдем.
Опознать параллель между первобытным Эдемом и Обетованной землей на востоке от Египта не так уж и сложно. Особенно, если учесть, что поколение, видевшее обильные поля и полноводные реки, ушло с Моисеем. И по сравнению с пустынным берегом Чермного моря даже пересыхающий в низовьях Иордан – райское место.
Главный запрет в Эдеме был – не вкушать плодов от Древа познания добра и зла. Таким древом символически являются многообразные религии и верования, растущие из одного древнего корня. При этом в ретроспективе Дня седьмого Бог создает помощника Адаму в лице Евы. В контексте второй половины Дня семнадцатого (книга Иисус Навин) израильский народ также получает помощников в лице племен или жителей городов, которые якобы хитростью убедили безжалостных кочевников не истреблять их. Однако по завету Моисея от имени Бога благополучие сынов Израиля в Святой Земле зависело от их воздержания, в том числе от половых контактов с «помощниками», но прежде всего – от контактов с идолами и кумирами новых родственников.
Так что и эту, седьмую параллель в описании Творения и родословия от Ноя до Иисуса Навина можно считать вполне состоявшейся.
3 глава первой Книги описывает День восьмой, а по своему содержанию – это день суда над согрешившими Адамом и Евой. Книга Судей также почти вся посвящена грехам, которые совершили израильтяне в Святой Земле, а также наказаниям Господним за эти грехи. Так что День восемнадцатый вполне соответствует прообразу. Символическое число 18 обозначает неверное отражение солнечного света или загрязненное Откровение. Солнце в лице пророка почило, а луна в лице священства не способно осветить верный путь. Но тем не менее кому-то вопреки всем трудностями и соблазнам удается следовать Закону, и тем самым пролагать путь к новому восходу. О чем и повествует  книга Руфи.
Первая книга Царств – это еще не восход, но уже рассвет. Зная разметку других исторических процессов, можно было заранее угадать, что именно к периоду реставрации царской власти приложится девятая параллель. Однако теперь мы уже не гадаем, а твердо уверены, что День девятнадцатый – это несовершенное царство Саула, объединившее народ сугубо на мирских основаниях в подражание окрестным народам. Впрочем, эта напрашивающаяся параллель с Днем девятым и воцарением Каина заслуживает более подробного рассмотрения.
Но уже сейчас могу порадоваться вместе с вами еще одному открытию. Не каждый раз так радуется исследователь, обнаруживший следы предшественника на вроде бы как давно нехоженом пути. Однако, если снова обратиться к булгаковскому Роману и еще раз внимательно взглянуть на содержание соответствующих глав, то также обнаружим весьма даже заметные параллели. Например, в главе 15-й речь идет о мужчинах, вырванных из привычной домашней обстановки и обвиненных в сокрытии золотых ценностей. И все это в форме некоего представления. Но так же было и в День пятнадцатый, когда лозунг «Сдавайте валюту» прозвучал на самодеятельном празднике в честь Золотого тельца. Что касается главы 16-й булгаковского Романа, то она и вовсе посвящена Левию Матвею, как и книга Левит посвящена его дальним предкам. И точно так же, как 8600 левитов, Левий Матвей поклоняется Откровению от Иешуа, не имея никакого понятия о его смысле. 17-я и 18-я главы посвящены довольно изощренным наказаниям для нарушителей заповедей. Но все же именно Левий Матвей из 16 главы убеждает меня в том, что и Булгаков тоже рождественскими вечерами увлекался разгадыванием ветхозаветных головоломок.

Продолжение
Tags: ВЗ, притча, символика
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • После Бала (41)

    41. Двойник ( начало, предыд.глава) За полгода, прошедшие после первой волны самоизоляции, практически никаких важных событий и не произошло.…

  • Работа над ошибками (6)

    6. «Отряд не заметил потери бойца…» (начало) Дивертисмент с «отравлением» «оппозиционера» сумел,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments