oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

О наших и не наших (15)

15. Четверной круговорот

При сравнении с соседями обычных этносов различие между поколениями этносов не столь важно и теряется, и все четыре наличных поколения считаются единым этносом. Однако, не только в наглядно дифференцированном украинском случае, но и всюду эти поколения этносов присутствуют. Чтобы проиллюстрировать эту ситуацию проведем достаточно прозрачную аналогию с традиционной семьей, включающей три-четыре поколения.
Все они Ивановы или там Мюллеры, но различаются по поло-возрастному признаку и, самое главное, по исполняемым в общем хозяйстве функциям. Есть функции добытчика (и защитника), обращенные вовне, в осваиваемое пространство. Отец семейства вместе со старшими сыновьями пашет землю или охотится в лесах, либо в казацком варианте – весной пашет, а затем вместе уходят в степь за пиратской добычей. Это первый контур самоуправления семьи, который опирается на молодое поколение. При этом мал мала меньше внимательно следят и учатся у тех, кто старше, и тем самым в первый контур вовлечена вся мужская часть семьи на основе иерархи по старшинству.
Второй функциональный контур связан с перераспределением внутри семьи ресурсов, приносимых работой первого контура. Здесь уже мастерство заботливой и умелой хозяйки показывает жена и младшие женщины. Однако эта исполнительская иерархия, похожая и параллельная первой, подчинена более сложному центру, сотканному из эмоциональных отношений мужа и жены, при третейских функциях дедов. То есть разделение семьи на функциональные контуры на основе поколений осуществляется не поголовно – одни туда, другие – сюда, но на основе разделения функций и времени «наиболее ценных членов коллектива». Отец семейства, как правило, успевает порулить и там, и здесь. Но в силу большей занятости вне дома, во втором контуре самоуправления семьи повседневно доминирует мать семейства.
Наконец, третий контур самоуправления связан с разрешением споров и конфликтов, в которых наиболее авторитетное слово обычно остается за старшим поколением «дедов», если они активно участвуют и помогают своим опытом вести хозяйство, «не портя борозды». Ну, а совсем старые, как и совсем малые и прочие иждивенцы, составляют «четвертый контур», которым управляет божественный образ в красном углу при помощи всех прочих домочадцев.
В рамках большой «семьи» одного этноса точно так же сосуществуют поколения, которые имеют схожую функциональную специализацию. И на уникальном примере украинских этносов (сдвинутых по фазе от востока к западу) эту закономерность легче всего увидеть.  В современном мире важнейшей частью народного хозяйства являются производства и инфраструктура, ориентированные на участие в международном разделении труда. Таковые на нынешней Украине расположены в Новороссии – прежде всего, горно-металлургический кластер, а также украинская часть общего с Россией ВПК. Со времен мистера Хьюза в Юзовку, Мариуполь, Харьков стекались в поисках работы молодые люди со всех южных губерний. Но точно также было и в стародавние времена, когда именно в этих краях формировались ватаги и ополчения, использовавшие эти же трансконтинентальные водные и сухопутные пути для участия в набегах, походах, чужих войнах или как наемной охраны в богатых южных странах.
У скифов разделение «царского» роду-племени на мужскую, экспансивную и женскую, недалеко кочующую части было очевидным. Но и у последующих тюркских и казацких кочевников это разделение сохранилось, только вместо кочевых кибиток образовались условно стационарные домашние хозяйства с садами, огородами, а потом и пашнями. В отличие от европейских этносов, в степях будущей Украины аграрное хозяйство почти всегда было не только рискованным, но и поддерживалось за счет перераспределения не только добытых богатств, но и местных людских и тягловых ресурсов. Чем богаче и хлебосольнее дом, усадьба, хозяйство бывшего атамана, кампанейца, командира – тем выше его общественный статус. Приходилось вкладывать силы и средства.
Даже при самых благоприятных условиях позднесоветской власти дотации в сельское хозяйство Украины только увеличивались за счет украинских кланов в Кремле, что точно также отражало их статус, силу и влияние. Соответственно, преимущественно аграрные области Левобережья с Киевской областью в центре составляют ядро второго, среднего поколения украинских этносов. Опять же, как и в случае большой семьи, это не означает полного размежевания Востока и Центра. Сельские районы промышленных, а равно и правобережных областей так же отчасти ориентированы на общую малороссийскую культуру среднего поколения. Мужская, казацкая сила и слава этих земель давно уже воплотилась в имперские успехи, так что, как и в семье, это «домашнее хозяйство» имеет ярко выраженный женский характер с точки зрения приемов, методов управления, мотивации промышленных центров к перераспределению ресурсов. И точно так же одна из ипостасей «мужского» промышленного сектора посильно участвует в управлении перераспределяемыми для аграрного сектора ресурсами. В нынешней Украине эта ипостась промышленного Востока сосредоточена в Днепропетровске, поскольку исторически этот городской центр Новороссии ближе всех к малороссийским аграрным областям, а кроме того и при Советах, и после здешний ракетно-космический кластер был опорой для связей с Кремлем и для общего перераспределения ресурсов в пользу Украины. Еще раз напомню, что в этнической мозаике смена цветов и перетекание линий происходит постепенно, а некоторые узлы (субэтносы) соединяют разные части картины. Днепропетровск соединяет Восток и левобережный Центр так же, как Киевская область сопряжена с Правобережьем.
Старший из активных этносов, правобережный Центр отличается от левобережного более развитой и относительно укорененной городской культурой, причем смешанной польско-еврейско-русской. И в этом смысле центральная ось от Киева к Одессе задает спектр вариаций. Уже во времена скифов здесь наметилась такая городская ось от древней Ольвии на север вдоль Днепра и Южного Буга. Во времена средневековой Руси также не удалось достроить такую городскую ось от Киева к югу. Польская попытка цивилизовать территорию наткнулась на сопротивление казачества, для которого Речь Посполитая и не могла предоставить ни «социальных лифтов», ни имперского простора. Тем не менее, эта попытка помогла сформировать старший этнос, прошедший европейскую выучку и даже отчасти университеты. Можно вспомнить, что сыновья гоголевского Тараса Бульбы вернулись с учебы из Кракова, а малороссийские бурсаки оказались востребованы в церковном и державном строительстве великой империи. В советское время тоже именно выходцы из правобережных центральных областей составляли костяк коммунистической номенклатуры, ее нехозяйственной, идеологической части. Потому как были наиболее пригодны к такой национально-интеллигентской деятельности. Отсюда проистекает и принудительная украинизация малороссийских и восточных областей. Однако, этот перегиб был замечен и отчасти исправлен усилиями правобережной еврейской городской общественности, ставшей опорой для русского языка на Украине. Так что именно культурная и идеологическая сферы всегда были поприщем городских субэтносов, лидирующих в правобережном секторе, старшем поколении украинских этносов. К ним после войны добавились Черновцы, Закарпатье и Луцк, а также обновленный внутренней миграцией Львов, что создало взаимосвязи и отчасти компенсировало иждивенчество стародедовского галицкого этноса.
Понятно также, что в Киеве, как и любой столице, - каждой твари по паре, представлены все четыре украинских этноса. Но и там они по старой привычке склонны к размежеванию не только культурному, но и территориальному. Микрорайоны на левом берегу или промышленные окраины не слишком-то интересует происходящее в правобережном «центре». А вот галичанское пополнение готово дать бой не кому-нибудь, а именно старой гвардии экс-национал-коммунистов, которые эту галичанскую опору под себя и выстраивали вместо того, чтобы кооптировать левобережную молодежь. Оно и понятно, опасно было выращивать способных конкурентов, галичане казались менее опасными, не способными к самостоятельной активности. Но вот только не рассчитали возможности использовать и направить на саморазрушение энергию противника, приемы из арсенала восточных единоборств.

Продолжение следует
Tags: Украина, психоистория, этногенез
Subscribe

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Как фанера над Бобруйском

    Инцидент с управляемым спуском минского «засланного казачка» с европейских небес на родную землю, безусловно, является знаковым…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments