oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

После Бала (6)

6. В поисках отмычки
(начало, предыд.глава)
Последние четыре главы второй книги Трилогии, если наша гипотеза верна, соответствуют периоду 2010-12 годов, когда Россия (Трентор) была не просто в фокусе внимания Мула и американской элиты, но все они орудовали здесь, как у себя дома.
Небольшая 23 глава не слишком содержательна, просто описывает политическую ситуацию на Тренторе (в России) глазами американцев. Здешняя элита расколота на группы, утилизирующие остатки былой мощи в ходе деградации от промышленного уклада к аграрно-сырьевому. При этом каждая группа состоит на связи с внешними силами в рамках торговых и политических сетей на месте бывшей империи. Но эти сети, хотя и автономны, но так или иначе под контролем Основания.
В радушно встретивших «научную экспедицию» аборигенах во главе с Ли Сентером легко угадать «либеральный центр» российской элиты во главе с Медведом. Тот факт, что эта либеральная группа состоит в той же сети, что и неонтренторский (новороссийский) Инчни-Янукович, строго совпадает с политическими реалиями. Не менее впечатляющим является и то совпадение, что именно в этот период правления Медведева и после визита Обамы в Москву в 2009-м начинается известная затея с центром «Сколково», главной задачей которого было обеспечить доступ американских партнеров к интеллектуальным ресурсам России. В сюжете Трилогии интерес экипажа флагманского звездолета ровно тот же – единственной значимой целью посещения были знания, хранящиеся в запущенном, но все еще бережно хранимом и авторитетном имперском Университете.
Следующая глава повествует поначалу о трудностях налаживания быта ученого в странных условиях Трентора. При президенте Медведеве стартовал этот новый для России тренд – приглашения ведущих ученых из-за рубежа на высокооплачиваемые должности и мегагранты, сначала в Сколково, потом в ведущих университетах. Вообще российская или постсоветская научная диаспора на Западе стала одним из главных объектов и каналов влияния на российское общество, поскольку либеральные ценности и прочие их носители резко потеряли свою привлекательность после 2008 года. Так что символическая фигура ученого, работающего в университете на Тренторе, отражает, скорее, эту заинтересованную в России часть в целом космополитичного ученого сообщества, лояльного США и Западу в целом.
Основной сюжет 24 главы связан с присоединением к работающему на Тренторе авангарду полковника Притчера как образа спецслужб, ставших лояльными Мулу. Бравый шпион докладывает о тайных технологиях, составляющих секрет влияния Мула. Если совсем коротко – то это манипулирование элитами и публикой на основе управления эмоциями. Ничего фантастического в этом нет, поскольку так называемый «демоспик» - это эмоционально окрашенный словарь политического жаргона, обязательный к употреблению всеми журналистами, публицистами, политиками, если они не хотят выпасть из «обоймы» и числиться маргиналами.
Другое дело, что для эффективности такой технологии нужно при помощи спецслужб обеспечить единообразие «демоспика», а потому нужен негласный контроль над всеми олигархическими медиа-холдингами. Как раз в конце 2010 года и весь 2011-й в Британии разгорался скандал вокруг таблоида News of the World, вторжения в личнуюжизнь граждан, но больше в политическую жизнь Даунинг-стрит этого дрендноута медиа-империи News Corporation Мердока. По итогам скандала с показательной поркой богатейшего медиа-магната вся западная пресса по сей день ходит строго в ногу с идеологической линией Госдепа.
Однако, разумеется этому выстраиванию в стройные ряды масс-медиа должна были предшествовать аналогичная консолидация в рядах западных спецслужб, которые раньше вовсе не горели желанием ходить строем под единым командованием. Но кризис – не тетка, для политического выживания глобальные элиты следуют заветам либералов из России: «возьмемся за руки, чтоб не пропасть по одиночке». Привести все западные спецслужбы к единому знаменателю удалось в ходе «арабской весны», и особенно кризиса в Ливии летом 2011 года, где именно контакты европейских спецслужб с разными частями клана Каддафи обеспечивали дивиденды для правящих элит Старой Европы. Так что убийство в Бенгази посла США в январе 2012 года можно считать запоздалой местью этих спецслужб. И кстати, ливийский кризис напрямую связан с позицией Кремля при президенте Медведеве, то есть отражает факт политического контроля Мула над этим, либеральным сектором «Трентора». Последовательность перехвата контроля ровно та, как отражено в сюжете 23-24 глав книги «Foundation and Empire».
Воссоединение всех членов команды Мула, включая полковника, на Тренторе, под сводами университетской библиотеке символически отражают направленный интерес всей американской элиты к России и к московской культурной публике перед президентскими выборами 2012 года. Это вылилось в тот самый болотный Бал, напророченный в Романе Булгакова. Однако из сюжета азимовского пророчества, отражающего расклад сил и отношения в американской элиты, видно, что лояльность спецслужб весьма условна, она работает, пока есть господство «демоспика» в глобальном информполе. Отношения между спецслужбами и международными чиновниками (Госдепом) оставляют желать лучшего. Мешать спецслужбы не стали, но и помогать тоже. Возможно, это и стало той главной причиной, по которой Путину и местным олигархам удалось договориться, а потом слить протестную волну, несмотря на открытые угрозы госсекретаря Х.Клинтон сорвать инаугурацию.
Финальная глава второй книги повествует о поисках следов Второй Академии и ключей к ее тайне. Толковать символику «Second Foundation» можно двояко: во-первых, речь идет о будущей науке психоистории и ее носителях, в отличие от естественных наук и ее адептов-энциклопедистов, бывших основателями Первой Академии. Во-вторых, через эту связь с основателями вытекает, что именно США, основанные масонами, являются первым Основанием, первой попыткой реализовать «план Канта» всемирной федерации народов и граждан. Однако, в таком случае второй попыткой, Вторым Основанием или Федерацией такого рода стал исторически Советский Союз.
По правилам толкования притч, если есть две или больше логичных интерпретации, то верны обе – каждая в своем контексте. Причем первый контекст – о судьбе новой гуманитарной науке практически совпадает с основным слоем скрытого смысла булгаковского Романа. Если верно толкование в «MMIX», то верен и скрытый смысл поисков «Второй Академии» на Тренторе (то есть в России). Это мы уже давно и подробно разбирали в приложении «Основания Истории».
Что касается второго, геополитического подтекста – то страх американской элиты перед возможным возрождением конкурента, реинкарнацией СССР очевиден. Та же самая Хиллари тому порукой, проговорилась. Казалось бы – братья-масоны все, что могли, уже разрушили из того, что сами помогали выстроить – и компартию, и советскую власть, и ВПК с КГБ, а уверенности никакой. Советского Союза уже четверть века как нет, а судя по реакциям не только русского, но и других народов, его ценности по-прежнему живы. И то, что в предыдущей главе паяц Магнифико (то есть Мул) занимается просмотром старых «имперских» фильмов и телепрограмм, не в них ли тайна «Второго Основания» – свидетельствует в пользу второй версии.
Не случайно сюда же приурочен рассказ Притчера об информационно-психологических технологиях обработки и манипуляции, как и его осведомленность о поисках «Второго Основания». Проблема «однополярного истеблишмента» из Первого Основания в этом и заключается, что «новые русские», вышедшие из горнила советской истории – не поддаются в массе своей психологической обработке, которая действует на все другие более или менее цивилизованные народы. Неоимперская политика «разделяй и властвуй» работает лишь на лимитрофных стыках с другими цивилизациями, и то отчасти. На столичных деятелей из потомков лимитрофной партноменклатуры действует, а на русских не действует. События вокруг Крыма и Киева тому прямое подтверждение, но геополитические конкуренты эти нюансы отслеживали еще и в 2004-м, и в 2008-м во время грузинской агрессии в Южной Осетии. Так что было от чего волноваться.
Фактически от былого советского величия в России к 2013 году оставалась только Академия Наук как важнейший институт и как символ. И разумеется конкуренты очень много внимания уделяли научному сообществу – и напрямую, и через ставленников в Кремле и правительстве. От такого внимания и «стимулирования» лояльная Западу и вполне космополитичная наука только хирела и загибалась, как ученый Мис в 26 главе. Но даже и в таком разобранном («оплывшие свечи» - символ у Булгакова) состоянии постсоветская академическая наука конкурентам казалась опасной, таящей в себе секрет Второго Основания. Поэтому весной-летом 2013 года, пока Кремль был занят разминированием сирийской войны, был осуществлен информационный штурм и политический блицкриг против РАН. В финале главы у Азимова выстрел из бластера уничтожает верхнюю часть символического образа ученого сообщества. При этом налицо также раскол и разногласия между частями американской или, точнее, англо-саксонской элиты. Та часть, которая ближе к масонам, считает, что разрушив ветхую Академию Наук, она наоборот, спасает «Второе Основание», то есть приближает и возрождение Союза, и появление новой науки. Может быть она и права, ибо нельзя влить новое вино научного откровения в старые мехи.

Продолжение следует
Tags: Азимов, Россия, США, притча, психоистория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 35 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…