oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Тайны двух городов

Исследователю нестандартных ситуаций, как нынче на Украине, полезно изредка менять не только угол зрения, но и «оптику». Например, смотреть не через призму геополитики, политологии или, тем более, военной аналитики, а попытаться понять психологию – не только национальных элит, но и масс. В нашем конкретном случае это дает впечатляющий эвристический эффект.
В самом деле, всевозможных вариантов для персональных психотипов не так уж и много. Соционики выделяют 16 типов, майянские жрецы – 20. Если же говорить о психологии больших сообществ – профессиональных, этнических, национальных, то речь идет об устойчивых сочетаниях личных психотипов, своего рода «молекулах», составляющих субстрат с протекающими в нем «реакциями». Возможно, не для всех национальных психотипов можно найти похожие профессии, и наоборот. Однако для самых массовых профессий и многих наций такие аналоги найдутся, а для наших украинских соседей и искать долго не придется. Достаточно посмотреть на любой крупный провинциальный театр драмы и музыкальной комедии.
Нужно только подчеркнуть именно принципиальную провинциальность этого «театра», поскольку это очень важно для его прим и премьеров – удовлетворить свои немереные амбиции без сверхусилий, а лучше и вовсе без напряга – исключительно за счет богатых наследственных артистических способностей. В свое время выходцы с Украины немало способствовали становлению российской имперской нации, но ее следовало бы сравнивать с Дирекцией императорских театров, а это совсем другой режим существования – высокая конкуренция сверхамбиций и тяжкий труд талантов.
Киевская элита свои таланты предпочитает прогуливать, обменивать на радости жизни - мелкие, но чтобы много. Титулы и почетные звания, аплодисменты клаки и заглавные роли – все это в крупнейшем, но провинциальном театре добывается ни в коем случае не работой над собой и ролями, а исключительно интригами, фаворитизмом, связями с местными богатеями и полицмейстерами, участием в контрабандных гешефтах и прочих элитарных увеселениях. Отсюда и выбор репертуара – чем скандальнее, тем лучше. Важно быть все время на слуху и на виду, а с чем и как – не суть важно.
Тут намедни к нам завели на гастроли бригаду украинских депутатов, на «Воскресный вечер с Соловьевым», так еле утолкли и с трудом заткнули фонтан. Мы уже и отвыкли за 25 лет после съезда депутатов СССР от этого жанра политмелодрамы. Но одного вечера хватило, чтобы не привыкать. Даже донецкие депутаты на наш вкус невыносимы, не говоря уже о западенских.
Мы все знаем актерскую профессию с лучшей, творческой стороны благодаря хорошим режиссерам и продюсерам. Но предоставленные сами себе актеры – не просто как дети, а дети злые и очень капризные. В провинциальном же театре, где все решают интриги между группировками актеров, появление нормального властного режиссера практически невероятно. Можно, конечно, устроить перестроечный перформанс с выборами художественного руководителя трудовым коллективом, но тогда наибольшие шансы имеет директор театра (в украинских реалиях – премьер). Собственно, восточные регионы Украины соответствуют весьма и весьма профессиональному техническому персоналу – рабочие сцены, осветители, декораторы и так далее, без чего ни один театр не проживет ни дня. Кстати, эти потомственные театральные деятели вполне подошли бы ко двору даже и в Дирекции императорских театров. Однако вынуждены страдать за местную опереточную «национальную идею», когда экспрессивная театральная труппа, считающая себя несомненной элитой политической сцены, периодически ввергает себя и всех то в одну крайность, то в другую. То устав от безденежья обращаются к директору ради антикризисного управления, потом, получив желаемое или только обещания лучшего, устраивают форменный бунт в виде массовой актерской истерики, чтобы вынудить крепкого хозяйственника уступить место очередному бездарному протеже одного из закулисных спонсоров.
Психология провинциального актерства объясняет практически все фееричные феномены нынешнего бунта с участием не только политиков, но и прикормленной клаки, грозящей поджечь и развалить театральную сцену. Вот, скажем, встретили мы в коридорах провинциального театра несколько человек с оружием и с откровенно фашистской символикой, выкрикивающих бандеровские лозунги. Испуганно выбежали и говорим местным – «Это же – фашисты!» На что получаем ответ – «Какие фашисты? Нет здесь никаких бендеровцев». Изнутри несется – «Героям слава!» Это как раз тем самым «героям», что прославились садизмом и «перемогами» над мирным населением на Волыни или в Хатыни. «Да нет здесь никаких фашистов!» - отвечают киевляне. И только в одном случае это будет условно правдивым ответом – если речь идет о провинциальном политическом театре, где все актеры и массовка играют заданную спонсорами роль. Это нормальная для театральной профессии артистическая истероидность, изредка впадающая в откровенную шизофрению. Актеры – они вообще одна из групп риска и завсегдатаев психиатрических лечебниц.
Собственно, именно поэтому все политические сюжеты у них там на Украине сугубо бутафорские, драки и военные маневры – все больше постановочные. Фейк на фейке сидит и фейком погоняет. Хотя за кулисами вполне возможны энергичные разборки между группами. Завтра самый богатый спонсор разорится, ветер переменится, и та же самая труппа будет вместо инсценировки фашистского переворота разыгрывать новое издание социалистической революции и победное шествие советской власти вплоть до Вислы. В точно таком же бутафорски провинциальном исполнении. Были бы новые спонсоры, а другие лозунги выучить недолго.
Однако есть во всем этом политическом спектакле и вполне живые искренние нотки, когда речь идет о зависти к коллегам из Дирекции имперских театров и страхе их возможного появления на основной сцене Провинциального театра. Тем более что на малой сцене крымского филиала мировой успех гастрольной импровизации превзошел все  ожидания. И никакие обещания и уговоры, мол, мы дальше не пойдем, и устаревшую театральную машинерию Донбасса забирать у вас не хотим – не воспринимаются вот так на веру. Хотя бы по причине суждения по себе – уж мы бы все забрали, если бы имели такую силу. Это да, но вот только бодливой корове бог рог не дает.
Хотя малая доля шутки в этой аналогии имеется, но объяснительная сила такова, что приходится принимать ее всерьез. Можно даже использовать для оценки и прогноза ситуации. Например, лично у меня нет ни капли сомнения, что любую провокацию и заказ заокеанского спонсора на показательное кровопролитие украинские элиты исполнят в полном объеме, артистично, с нужной телевизионной картинкой, но при этом все это будет талантливо сыгранным дивертисментом. Ведь когда речь идет о выживании и о сохранении статуса, артистические способности включаются всерьез, и даже приходится вынужденно трудиться над собой, откапывая таланты из-под горы майданного мусора.
Можно еще пофилософствовать насчет исторических причин формирования в Киеве и окрестностях именно такого национального психотипа. Здесь тоже есть что прояснить, ведь началось это не 23 года назад, а много раньше, даже до революции, хотя именно при Советах расцвело пышным цветом. И в имперском «политическом театре», и в его союзной реинкарнации были заметны два разнонаправленных потока. Одним для вхождения в элиту было достаточно встроиться, не отъехав далеко от своего хутора, в местный «лифт», чтобы идеологически окормлять на национальной мове туземное население, нарядившись в вышиванки. В российских столицах до войны роль хуторянской элиты выполняли разношерстные «интернационалисты», сочинявшие советский новояз. Всем прочим для сопоставимого карьерного успеха приходилось пройти огонь военных фронтов и студеную воду строек Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, штурмовать высшие вершины науки и техники.
Этот второй и основной поток развития вобрал в себя не только «позитивно дискриминированных» великороссов, но и всех настоящих пассионариев независимо от этнического происхождения. И теперь по итогам глубинного надлома российской истории, именно это движение является настоящей элитой Русского мира, и по сути обновленным русским народом. А созданные на окраинах национальные элиты союзных республик изначально как были декорацией для троцкистской утопии «мировой революции», так бутафорией и остались. После добровольного ухода новой России от этой советской двусмысленности на окраинах, включая Украину, случилось воспаление имперских осколков, зараженных «позитивной дискриминацией» всего русского. А нынче хроническая болезнь перешла в острый кризис, означающий либо смерть, либо выздоровление.
Именно поэтому сегодня зараженному смертельной болезнью Киеву противостоит как символ освобожденный Славянск. Именно поэтому шпионы всех военных разведок НАТО именно там пытаются разгадать великую военную тайну этого народа. Не знаю, заметил ли кто еще, что именно этот главный секрет Путин постарался перепрятать во время недавней «прямо линии». На весь мир «признался», что в Крыму был спецназ России, и только к вечеру Песков это «признание» дезавуировал, уточнив, что спецназ был в Крыму 18 марта, во время референдума, а в конце февраля - начале марта его там не было. Так что Путин просто перехитрил СМИ всего мира, чтобы перестали задавать этот слишком интересный вопрос о «вежливых людях». А это как раз и означает, что вопрос остается «закрытым», то есть политически актуальным.
Впрочем, командир Славянского ополчения Стрелков опять немного приоткрыл, актуализировал этот самый важный вопрос – признался, что ядром обороны Славянска является то самое ополчение из Крыма, где русские и украинцы плечом к плечу вместе защищают светлое будущее наших народов. И разумеется, эти «вежливые люди» в немного другом камуфляже не являются военнослужащими Российской Федерации или наемниками Кремля. Нет, эти ветераны присягали другому государству – Советскому Союзу. И вместе, с учетом их участия в воссоединении Крыма, они могут защищать только одну общую идею – воссоединения России и Украины в новом Союзе.
Что же касается организационной основы, то в отличие от западных ветеранов военной или специальной службы, наши ребята организованы не в ЧВК, а именно в ветеранские общественные союзы. Они представляют то самое «гражданское общество», которое нам столько лет пропагандировали и призывали развивать. Только в русских традициях это называется – добровольческое движение.
Вот и вся великая «военная тайна», которую так боятся проклятые буржуины. Все что угодно – российская оккупация, раскол Украины на три враждующих куска, но только не повторение на бис Переяславской Рады и добровольного воссоединения на равных.

Tags: 3мировая, Киев, СССР, Славянск, Украина, анализ, кризис, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments