oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

О культурных революциях (9)

9. Распад на кластеры
(начало)
Попробуем разобраться: каково это и что это – оказаться на Дне Надлома политико-исторического процесса, в нашем случае – процесс глобализации?

Напомню, что Надлом – это вторая из трех больших стадий развития любого социального процесса (в том числе и развития личности), и в отличие от Подъема или Гармонической фазы Надлом характеризуется преобладанием сил отталкивания в отношениях субъектов, а не притяжения. Причем по мере приближения к середине пути, к Дну Надлома число разрушающихся связей по сравнению с восстанавливающимися только растет. Наконец, интенсивность разрушительной хаотизации достигает такого уровня, качественного не скачка, а «нырка», что производит на сообщество шоковое мобилизующее воздействие. После чего начинается столь же постепенный обратный путь выхода из Надлома.

На входе в Надлом, особенно в его второй, активной четверти разрушение привычных, традиционных связей обеспечивается идеологизированной политизацией нормальных функций воспроизводства общества, прежде всего, образования. А ближе к Дну Надлома – и более интимных вопросов жизни общества – семейных, иных межличностных отношений. Так что две самых «глубоких» стадии (16 и17) возле Дна Надлома –вполне можно определить как «тоталитаризм», независимо от знака и направленности той или иной идеологии.

Сейчас в процессе глобализации заканчивает торжествовать либерализм, поэтому вполне можно говорить о либеральном тоталитаризме. В российской истории в этих же фазах был тоталитаризм коммунистический, а в западноевропейской – националистический. Хотя исходным, соответственно глобальному масштабу – является либерализм, а коммунизм и фашизм – это уже производные идеологии как реакция на либерализм, а потом и коммунизм. Тем не менее, на входе в Надлом глобализации все три идеологических течения взаимно друг друга подпитывали и составляли разрушительное триединство.

Большие узлы исторического процесса (то есть развития системы связей), в том числе и Дно Надлома, означают, что в этих «точках бифуркации» разного уровня происходит «смена центра» в центральной подсистеме и в одной из трех коммуникативных подсистем (исполнительная, представительная, третейская). Сейчас как раз и происходит «смена центра» в контуре обратной связи – представительной подсистеме глобальной надстройки, то есть в мировой финансовой системе.

Для сравнения можем посмотреть на аналогичную смену центра представительной ветви политической власти в российской истории, случившейся в 1941 году. В советской идеократии таким контуром обратной связи была компартия. Только вот до лета 1941 года – это была «партия большевиков», не только и не столько по составу, но по традициям и мировоззрению, вышедшему из горячей гражданской войны и воспроизводимому в ходе репрессий сначала антикрестьянской, а затем внутриэлитной «холодной гражданской войны». После 1941-го центральное ядро ВКП(б) было разрушено и реорганизовано, подчинено ГКО и Верховному главнокомандующему, который направлял не только работу армии и экономики, но и перестройку представительной подсистемы в «партию фронтовиков». Эта партия вынесла из Великой Отечественной войны совсем иные установки и мировоззрение «советского патриотизма», что отразилось и в новом имени КПСС, где партия прилагалась уже к Союзу, а не Союз как территориальный признак к партии ВКП(б). Можно также заметить наличие достаточно длительного переходного периода, когда представительная подсистема находилась на «переформировании» – между 18 партконференцией ВКП(б) и 19-м съездом КПСС прошло 11 лет.

Другой близкий к нам пример политического процесса масштабом поменьше – это политический процесс учреждения Российской Федерации, в котором высшие органы нового государства играли одновременно и роль политических институтов во главе с политическими штабами строительства государственности. В активной четверти 1992-93 годов можно также увидеть конкуренцию идеологизированных политических машин, опиравшихся на разные политические штабы в органах власти. Представительный контур обратной связи опирался на Верховный Совет, и именно в этой подсистеме произошла шоковая «смена центра» в октябре 1993-го, в узле Дна Надлома. После чего так же случился переходный период выборной кампании и конституционной реформы, когда подсистема была подчинена Центризбиркому, а аппарат ВС – администрации президента. Однако, как и в случае с ВКП(б) в 1940-х личный состав представительной подсистемы сохранился и был кооптирован в новую по сути партийно-политическую систему.

В рамках самого масштабного всемирно-исторического процесса в аналогичном узле Дна Надлома на рубеже XVI века тоже произошло переформатирование контура обратной связи – глобальной торговой элиты, после того как византийско-венецианская торговая система приказала долго жить из-за османского контроля над восточными путями в Индию и Китай. Но зато открылись новые пути в Новый Свет и вокруг Африки, и центром глобальной торговой системы стала империя Габсбургов. Личный состав торговых семей тоже в целом сохранился и был переориентирован на новые пути. Хотя, разумеется, тоже понадобился длительный переходный период до формирования сложившейся новой системы глобальных торговых связей.

Исходя из этих достаточно разнообразных аналогий можно прогнозировать, во что сейчас выльется шоковый эффект для мировой финансовой системы не столько от разрыва оставшихся связей, сколько от явной угрозы такого разрыва и неуправляемого обрушения финансовой системы. Исторический опыт, однако, подсказывает, что этот шок коснется только ядра подсистемы обратной связи, а не «личного состава» банкирского сословия. То есть банкиров и олигархов, разумеется, тоже коснется, но мобилизация в новую, иную систему, выстроенную по другим принципам на основе глобальных «валютных зон». Первые волны такой мобилизации можно уже наблюдать по отчетам о выводе капиталов из Лондона и их репатриации не только в Россию.

Особенностью переходного периода в начале 17 стадии (сразу после Дна Надлома) является парадоксальное явление, когда всеобщие взаимные силы отталкивания оборачиваются поначалу невольным притяжением идеологически схожих субъектов и течений. Но затем в сформированных таким образом «кластерах» эти же силы отталкивания, которые никуда не делись, как и идеологии, ведут к усилению конкуренции между сходными силами в данном кластере. Так, во время парламентских выборов между собой за избирателя острее соперничают партии из одной части спектра. Так и сейчас на место однополярной финансовой системы с единственным долларовым центром придет переходная система, в которой за место под солнцем будут конкурировать несколько различных финансовых инструментов, так же разбитых на кластеры. При этом острее всего будут конкурировать идеологически сходные концепции, например, «обновленного доллара» и «бумажного золота» как основы для международных транзакций и валютной системы под эгидой МВФ. В то же время в кластере под эгидой БРИКС возникнет другая конкуренция между инструментами на основе валют «второго мира» - валютные свопы и так далее, с центром в юане или в рубле. Как минимум, два отдельных кластера уже сформированы, но не факт, что не возникнет и других – например, на основе обмена «энергетическими единицами» или бартерных сделок, как между Россией и Ираном.

Также из сопоставления с аналогичными узлами в других исторических процессах видно, что никакого обрушения доллара или, наоборот, замены его другой однополярной валютой не случится. Хотя отдельные центральные элементы однополярной системы могут быть помещены в «карантин» на переходный период, как в свое время руководители мятежного Верховного Совета в СИЗО. Однозначный претендент на такой «карантин» – гривна, внешние долги и киевский финансовый центр бывшей Украины, но возможен «карантин» и по каким-то долларовым активам, временно изъятым из обращения.

Наконец, естественным следствием распада мировой финансовой системы на кластеры конкурирующих инструментов международной торговли является аналогичный распад на кластеры информационного пространства, в котором конкурируют оценки и прогнозы в экономической и финансовой сфере. Такой распад на непересекающиеся и все более перестающие между собой коммуницировать аудитории можно наблюдать сейчас вполне невооруженным глазом. Если, конечно, еще хочется общаться с идеологически не близкими блогерами и читать идеологически чуждые статьи и подборки «новостей». Это тоже важная особенность переходного периода, который продлится лет 10-15, минимум.

Продолжение следует

Tags: 3мировая, РФ, СССР, США, анализ, идеология, кризис, параллели, перезагрузка, политика, прогноз
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 232 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →