oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

О культурных революциях (20)

20. Воспоминания о будущем
(начало, пред.глава)
«Что было, то и будет;
 и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем».
Еккл 1,9
На этой «соломоновой» мудрости только и основано познание, включая прогнозы: «что же будет с Родиной и с нами?». А еще на вере в том, что вся эта «суета сует» (то есть таки 4D-фрактал;) зиждется на незыблемом вечном законе – Идее Творения.

Процесс познания вообще основан на сравнительном анализе – поиске вечных повторений, воплощений в различных «вещах для нас» неких скрытых идей, закономерностей, составляющих «вещь в себе». Нужно только выработать, вынести из практики познания его принципы, позволяющие не суетиться, а хотя бы примерно распознать и выбрать из наблюдаемой суеты эту самую "вещь", отдельно наблюдаемую «суету», которую можно сравнивать с другими «суетами», то есть процессами. Что и с чем можно сравнивать? – вот ключевой вопрос. Иначе можно до бесконечности сравнивать «круглое» с «зеленым», находя каббалистические рифмы в завитках ряби на воде.

Наблюдаемая суета исторических и актуальных политических процессов потому и не поддается рациональному разумению, что все эти волны на всех уровнях сплетаются в немыслимую интерференционную картину. Но мы все же попробуем разобраться, имея на руках козырь – достаточно компактную и развитую модель смены фаз в наблюдаемом коловращении вокруг очередного центра. Кстати, и в этом тоже мы с вами не оригинальны. В той же самой античности, в древнем Риме изобрели очень даже неплохую эмпирическую модель политической астрологии имени Манилия, которая основана именно на ступенчатой смене фаз сопряженных друг с другом подобно зубчатым колесам «сует» геополитического бытия. Страны и народы друг за другом меняются по кругу ролями или модальностями ролей, которым соответствуют внутренние фазы развития. У древних майя тоже была своя модель с одинаковой сменой фаз для разных уровней, но именно в римской Ойкумене созрел достаточный для эмпирического обобщения опыт взаимодействия нескольких цивилизаций.

Итак, сравнивать нужно не просто разные процессы, но одинаковые фазы в этих процессах, чтобы уточнить саму модель на основе найденных новых совпадений, и лучше понять особенности каждого из сравниваемых процессов. Этот принцип не так уж сложен, намного сложнее другое – выбор объектов. Наблюдаемых нами политических процессов – раз, два и обчелся. И даже этот непосредственно наблюдаемый российский политический процесс нужно еще постараться воспринимать без «цветных фильтров» идеологий и иных стереотипных установок. А все прочие политические процессы удалены от нас либо во времени, либо в пространстве. Мы вынуждены воспринимать их не сами, а сквозь незнакомые нам фильтры психологических установок наблюдателей и погрешности перевода понятий. Если европейские политические установки и традиции нам в какой-то степени известны, то англо-саксонские традиции мимикрии и манипулирования весьма затрудняют непосредственное восприятия. А в китайских церемониях мы и вовсе не сможем ничего разобрать, не имея опытного толкователя-переводчика, к тому же желающего разъяснить, а не затемнить.

Так что нам ничего пока не остается, как сравнивать современные российские процессы с аналогами из российской истории в рамках развития существующей цивилизации. Тут есть преемственность традиций и психологических установок, а потому и более надежное распознавание ситуаций. Особенно, если не слишком доверять оценкам, пропущенным через фильтр европоцентричных исторических версий. Кроме того, у нас есть интуитивная уверенность, что на разных стадиях развития одной цивилизации внутренняя структура этой «вещи в себе» изменяется, но не кардинально. Поэтому в одних и тех же фазах развития политической надстройки повторения истории могут быть достаточно явными.

Итак, чтобы спрогнозировать дальнейшее течение российской политической истории, нам нужно найти в прошлом сопоставимые объекты для сравнения с уже изученными нами политическими процессами. В третьей части «Государства и Традиции» разобрана структура Надлома российской истории. Иначе этот длящийся до сих пор процесс называется: Великая Русская революция. В рамках этого большого Надлома каждая четверть представляет собой отдельный политический процесс – 1) предреволюционный (маргинальная политическая контрэлита до 1917 года); 2) революционный или большевистский (раннесоветская политическая элита до 1941 года); 3) послевоенный (позднесоветская элита до 2014 года); и 4) начавшийся завершающий период Надлома, пока наименования не заслуживший (постсоветская элита). И как мы уже говорили, каждая из четырех стадий в каждой четверти – тоже самостоятельный политический процесс, например, процесс учреждения РФ в рамках 19-й стадии Реставрации, она же последняя четверть позднесоветского политического процесса.

Сопоставимым со всем Надломом российской истории является весь процесс ее Подъема от Рюрика и до 1917 года. Логично предположить, что эта большая стадия также делится на четверти длительностью в 2-3 сотен лет каждая. Так что нам нужно найти на шкале отечественной истории ряд самых больших узлов, сопоставимых – пусть не со сменой всей политической надстройки, как в 1917-м, но с кардинальными изменениями политической системы, как в 1941-м или в 2014-м. Другое дело, что для стороннего наблюдателя эти изменения становятся видны позже, чем происходят на деле. Еще одно необходимое замечание – учет ускорения темпов истории. Историческое время исчисляется не в днях и годах, а в узловых событиях. Поэтому в начале Подъема российской истории ее маятник раскачивался в 10 раз, а в конце Подъема – раз в 5 медленнее, чем в Надломе ХХ века.

Политическая система Древней Руси с центрами в Новгороде и Киеве была вполне маргинальной по отношению к родительским цивилизациям, а сами русские князья – были варварами, внешней контрэлитой по отношению к Константинополю и Риму. Первый после Рюрика большой узел случился в середине XI века после раскола христианского мира, отразившемся в расколе Древней Руси и создавшем условия для вторжения степных кочевников и доминирования Степи над ростками цивилизации. Этот узел на шкале Подъема сопоставим на шкале Надлома с распадом Российской империи в 1917-м и захватом власти тоже, по сути, лимитрофными варварами с недавно присоединенных территорий империи, ставшими новой «интернациональной элитой» взамен старой имперской.

Следующая смена политической системы на рубеже XVI века в целом сохраняет сформированную в Золотой Орде и сфере ее влияния княжеско-дворянскую элиту, но так же, как в 1941-м, происходит смена политического центра и всей структуры власти. В центр политической системы выходит выстроенный в течение XV века военно-мобилизационный механизм Московского государства на основе поместной системы и северных общежительных монастырей-крепостей. Выстроен он был в целях защиты от соседей по общей цивилизации – Орды и Литвы, но после решения вопроса о суверенной власти в московской России стал основой для дальнейшей экспансии, кооптации ордынских и западно-русских князей и дворян. Так и советская элита после решения задач обороны страны в ВОВ вновь поддалась влиянию международного коммунистического движения, а точнее – европейской контрэлиты, желавшей стать элитой у себя в странах.

Наконец, еще один большой узел Подъема российской истории – смена постордынского ядра политической элиты Московского Российского государства проевропейским имперским ядром в Петербурге. Аналог этого узла на большой стадии Надлома мы переживаем в настоящий момент. Думаю, военная интервенция в Сирии РФ как ядра нового Евразийского союза вполне доказывает сопоставимый масштаб политических амбиций сложившегося за 15-20 лет нового политического центра. Как и в петровскую эпоху, российская элита рядится в европейские политические одежды и желает быть равноправным игроком среди мировых держав.

В первом приближении параллели между большими узлами явно имеются. Теперь попробуем точно так же сравнить фазы и узлы, составляющие содержание каждой из этих политических эпох Подъема российской истории. Если мы увидим, что в каждой из четвертей и Подъема, и Надлома политическая система эволюционирует через сходные по характеру событий фазы развития, то значит – наша модель работает, и можно будет на ее основе дать прогноз для четвертой четверти Надлома.

Удобнее сравнивать между собой соседние исторические эпохи одной цивилизации, в них заведомо больше сходства между политическими идеями и практиками. Поэтому будем сравнивать фазы развития  Московского государства XVI-XVII веков с параллельным политическим процессом Российской империи XVIII-XIX веков.

И в начале XVI века, и в начале века XVIII российское государство испытывало сильное давление соседей с юга и запада, ресурсы черпало на севере и северо-востоке, имея на востоке ослабленных соседей. Ответом на вызов своего времени в обоих случаях стала мобилизация и модернизация, но в разных пропорциях. При Иване III Великом сформировалась мобилизационная система, вовлечение труднодоступных ресурсов при минимально необходимых и возможных заимствованиях технологий с участием немногих иностранных специалистов при ограниченной внешней торговле. При Петре I Великом главным лозунгом была прозападная модернизация за счет массового участия иностранцев на фоне развития торговых связей, а собственно мобилизация гвардейского ядра будущей дворянской элиты происходила не вполне официально, под видом игр в потешные полки. Похожую разницу в акцентах на мобилизацию и модернизацию при формировании нового политического ядра можно наблюдать между сталинским и путинским временем. Только при Путине мобилизация резерва «вежливых людей» происходила под видом подготовки к Олимпийским играм, Ночной хоккейной лиги и иных спортивных потех.

Далее мы будем использовать нумерацию узлов и фаз (стадий) на уровне политических эпох (четвертей Подъема). В этом случае 7-й и 10-й фазам Подъема соответствуют фазы 14-16 центрального политического процесса каждой из двух эпох. Поэтому мы можем, при необходимости, проводить параллели и с активной четвертью любого другого процесса, например с раннесоветским периодом 1918-1941 годов (14-16 фазы Надлома).
Каждая новая эпоха начинала свое развитие ранее больших узлов 6/7 и 9/10 Подъема, но эта предварительная стадия нарастала в тени старой эпохи. Иван III и Петр I принадлежали и старой, и новой эпохе (как и Сталин с Путиным). Это были не революционные, а модернизационные лидеры. Но они осуществили революционные сдвиги внутри самой политической элиты, опираясь на культурно-революционное ядро будущего политического центра, вобравшего на новых принципах прежние элиты.

А вот преемники этих лидеров принадлежали только новой эпохе. И уже при преемниках начинается экспансия модернизированной политической системы и конкуренция между крыльями его активного ядра. В такой же 14 фазе российской истории происходит гражданская война, но вовсе не между прежней православно-монархической и новой светской элитой, а между конкурирующими «белым» и «красным» крыльями революционной элиты. Впрочем, и внутри каждой из коалиций была конкуренция между национально-ориентированным и космополитическим крыльями.

Так и при модернизационных рывках внутри элит происходит острейшая конкуренция, вплоть до уничтожения лидеров соперничающих групп. При Петре и после него внутри нового ядра «боярская» партия конкурировала с «немецкой», точнее – прибалтийской, имевшей опору в Екатерине I и ее дочерях. И точно так же в начале XVI века аналогом «немецкой» партии при дворе была «литва дворовая» - выходцы из ВКЛ во главе с Глинскими и предками Романовых. Хотя по ходу пьесы состав противостоящих группировок калейдоскопично перемешивался.

И после Петра I, и после Ивана III борьба олигархических группировок при дворе происходила в традиционных постфеодальных формах – влияние на выбор преемника и его воцарение, на выбор супружеской партии для преемника и для самого монарха, за место регента или в регентском совете, не считая влияния на кадровые назначения и продвижения. Поэтому и в начале XVI, и в начале XVIII века легко различим период внутридворцовых интриг с чехардой смены фаворитов, жен, регентов. В аналогичные периоды советской и постсоветской истории тоже были отдельные матримониальные элементы, как бы напоминающие о давних традициях. Только у сталинских «бояр» жен принудительно постригали не в монастырь, а в лагерь, а при Путине – придворные ДАМы.

Внутри 14 стадии бывают малые фазы «реакции» в виде отказа от самых революционных мер, например, обратный переезд столицы из Петербурга в Москву при Петре. И только после наступления всеобщей усталости от взаимной борьбы, которая ослабляет общие позиции элиты и государства, наступает следующая 15 фаза, контрастно спокойная по отношению к начальной самой активной. В XVI веке – это счастливый период брака Ивана IV с Анастасией, в XVIII веке – елизаветинское время, а в советской истории – период НЭПа, как и «оттепель» в масштабе позднесоветского периода. В этой фазе на некоторое время интересы всех фракций элиты оказываются сбалансированы, военные конфликты затухают, а общий интерес в укреплении и развитии экономики соответствует частным интересам развития отдельных политических доменов.

Тем не менее, это всего лишь временное затишье, потому что противоречия при разделе сфер влияния все равно накапливаются, а околовластного «пирога» все равно на всех не хватит. Так что рано или поздно после острого кризиса (после смерти Анастасии или Елизаветы) наступает 16 фаза нарастания противоречий между всеми элитными группами и собственно политическим центром. Теперь уже монарху с ближайшими фаворитами приходится маневрировать и использовать противоречия между боярами и дворянами,  а равно между ними и народом, чтобы найти новую опору в «учредительном процессе», реформе политического устройства. В XVI веке это жестокая опричнина и связанный с ее введением «учредительный» Земский собор, а в XVIII веке – это скорее масштабная пиар-кампания Екатерины II, включая работу Уложенной Комиссии. Если вспомнить 16 фазу учреждения РФ, то там тоже была активная пиар-кампания с информационной «опричниной» и Конституционное совещание. В 16-й фазе советской истории у Сталина была настоящая опричнина с лагерями и «шарашками», но также и пропагандистский «учредительный процесс» новой конституции.

Таким образом, даже беглый сравнительный обзор первых трех фаз модернизации политических систем в разные эпохи российской истории дает искомый результат. Хотя при более подробном рассмотрении сходства будет еще больше. Но сначала нужно будет завершить параллельный обзор всех прочих 17-23 стадий для этих же политических эпох. Однако, если бы мы выбирали исторические периоды для сравнения не на основе самой модели, а по любым иным критериям – например, по династиям или по календарным, а не историческим периодам, то разумеется никаких параллелей и сравнительного анализа у нас бы не получилось.

Продолжение следует
Tags: Московия, Россия, СССР, параллели, психоистория, философия
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…