December 3rd, 2008

Поэт и Муза

MMIX-5


 С точки зрения художественного метода Булгаков – писатель универсальный и синтетический. Ненасытное «ощущающее чрево» писателя легко вмещает и усваивает все литературные жанры и стили. Подобно Импровизатору из пушкинского наброска «Египетских ночей», Булгаков на лету подхватывает любую тему, в его феноменальной памяти немедленно резонируют ассоциации, идеи, образцы и образы, подсказанные другими поэтами, писателями, философами, но обретшие приют и самостоятельную жизнь в душе Автора и блестящее воплощение в лаконичной, выразительной и емкой драматургии его произведений.

Не будь такого универсального и уникального по «ощущающей силе» таланта, разве возможны были бы биографические пьесы о великих Пушкине и Мольере, сценические переложения «Дон Кихота» и «Мертвых душ». Причем мы даже не замечаем присутствия драматурга в этих пьесах, столь естественно вытекающих из творческих биографий гениев. Но этого ощущения естественного общения с гениями прошлого, подобно завтраку с Кантом, не было бы, случись в пьесе какой-нибудь диссонанс с их творческим стилем и главными идеями.

Но именно эта легкость, с которой Булгаков становится на короткую ногу с гениями, максимально усложняет его собственный творческий выбор, задает невероятно высокую планку требований к себе и творческих амбиций. Булгаков потому и относится совершенно отстраненно ко всем этим «собачьим бегам» в литературных кругах, что не видит достойных соперников. Но любой человек не может жить без ориентиров и амбиций, а творческая личность – тем более, и единственно достойной задачей и целью для гения является внутреннее общение с гениями и стремление их превзойти, решить таки не поддавшиеся предшественникам творческие задачи.

 

Collapse )

В следующий раз мы обсудим генетическую связь между сатирой и драматургией, и связанный с этим выбор любимого жанра Булгакова.