December 10th, 2008

Поэт и Муза

MMIX-8

Итак, у нас вполне достаточно свидетельств, включая признание самого Автора, о том, что в основу замысла Романа легла весьма амбициозная творческая задача создать нового «Фауста», посоревноваться с самим Гёте и с философской, и с художественной точки зрения. Но, между прочим, сам Гёте тоже ставил себе задачу ничуть не легче – превзойти в искусстве поэзии всех предшествующих поэтов, а в искусстве критики – всех современных ему философов. При этом превзойти Гёте с точки зрения широты диапазона поэтических стилей и художественных образов, масштабности сюжета – задача просто невыполнимая. Поэтому единственный путь к успеху – превзойти глубиной понимания драматической формы, степенью проработки художественных образов и полнотой перевоплощения в них Автора, и как минимум, сюжет сопоставимого масштаба, не повторяющий, а дополняющий и выводящий на новый уровень проникновения в суть вещей. Судя по бурной реакции благодарной публики, эта амбициозная задача была успешно решена, хотя тайна этого фокуса Воланда и Ко по сей день ждёт своего разоблачения.

Нам остается лишь ухватиться за эту путеводную ниточку, начало которой Автор предусмотрительно выложил на самое видное место – в эпиграф к Роману. Кроме того, он выстроил сюжет на взаимодействии такой же триады главных героев, что и у Гёте – Мастер, Маргарита и Воланд. Это настолько очевидно, что большинство читателей и литературоведов нисколько не сомневаются не то что в сходстве, а в тождестве фигур Воланда и Мефистофеля.

 

Collapse )

 И вот с автором такого эпического полотна четырехсотлетней истории Науки, включая верное предсказание будущего, взялся соревноваться наш Михаил Афанасьевич Булгаков за неимением иных достойных соперников.

Однако, взявшись три дня назад ещё раз перечитать Фауста, я и не ожидал такого множества открытий. Так что уже и сам заинтригован, что-то у нас выйдет в следующий раз, когда мы поговорим об образе и о прообразах Мастера?