December 21st, 2008

Поэт и Муза

MMIX-13


Один лишь пример с двойным «предвидением» Иешуа и Пилата насчёт печальной судьбы Иуды из Кириафа подсказывает нам, что и в ершалаимских главах Романа нас ожидают знаки и подсказки, раскрывающие «тайный» замысел Автора. Некоторые из этих «указателей» общеизвестны. Во-первых, это подчеркнутый параллелизм течения времени и природных явлений в Москве и Ершалаиме, а также частичное повторение сюжета в части, касающейся мотивов непризнанного гения, одиночества творческой личности, предательства и возмездия. Нужно заметить, Булгаков-драматург неплохо разбирался в психологии творческой общественности. Но не было ли у Автора других целей, кроме желания подыграть мессианским комплексам русской интеллигенции?

Второй очевидный «указатель» – явное родство «романа о Понтии Пилате» с новозаветными евангелиями, точнее даже – с евангельскими апокрифами. Вот эту взаимосвязь нужно бы проследить более тщательно. Итак, можно ли, и в самом деле, называть «роман в романе» еще одним Евангелием от Воланда?

 

Collapse )

Поэтому в следующий раз мы, пожалуй, продолжим анализировать «роман в романе» с рассмотрения образа Иуды из Кириафа.