March 12th, 2009

Поэт и Муза

MMIX-39


Что-то мы вслед за Автором увлеклись историческими примерами и иллюстрациями к предыдущим трём «ночным» стадиям Надлома. А про Ивана Понырёва как будто забыли. Что же всё это время чаемая идея новой гуманитарной науки тоже спала и никак не развивалась?

Да, похоже, что так. Но это и есть необходимый этап развития любой идеи, когда творческий дух безмолвствует или только задёт вопросы, а вся энергия участников процесса уходит на взаимную борьбу течений, на бесплодные хождения по кругу и попытки штурмовать небеса. Без этих трудных ошибок нет ни опыта, ни выявленных противоречий, которым ещё только предстоит стать закономерными парадоксами.

Однако, и в «утренней» главе 17 «Беспокойный день» снова не присутствуют ни Иван, ни Мастер, ни Воланд, да и два духа из свиты Воланда присутствуют лишь постфактум – в виде последствий их предшествующего пребывания в зрелищной комиссии и её филиале. Вот такая почти совсем «бездуховная» картина предстаёт перед нами на первый взгляд. Да, и на второй взгляд тоже, даже если за сюжетом сатирической пьесы увидеть резкие повороты политической истории начала 1990-х.

Collapse )

Движение по восходящей, постепенное приближение к свету истинного знания отражается в последовательности символов. Если числу «17» соответствуют отдельные звёзды на тёмном небосклоне, то числу «18» соответствует «Луна», которая даёт намного больше света, но света ненадёжного. Об этом в следующий раз.