April 22nd, 2009

Поэт и Муза

MMIX-55

Благодаря любезно оставленным Автором и найденным нами ключам от Лабиринта Идей мы смогли убедиться, что весь текст Романа представляет собой вовсе не хаотический вихрь фантастических образов, «а вереницу прочно увязанных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель».

Заметим, что «четвёртый ключ», с помощью которого кульминационные главы прочно увязаны с предшествующим сюжетом Романа, заимствован Автором как раз у Аристотеля. Классическая теория драмы в её первозданном дионисийском смысле как раз и предусматривает обязательное повторение трагедии в виде фарса. Так что процитированная фраза Бегемота – это всего лишь подсказка Автора, где искать ключи для превращения комедийной «словесной пачкотни» в стройную логику истолкования. Но в таком случае нам стоит узнать также, чем прославились ещё двое упомянутых авторов.

Collapse )

 

Теперь нужно немного перевести дух и собраться с мыслями, чтобы двигаться дальше – из древнего Ершалаима в вечный Рим.

P.S. Единственное дополнение касается Иммануила Канта, которого тоже не случайно упоминал Воланд в беседе с Бездомным. Кант как основоположник современного естественнонаучного мировоззрения предшествует 11 стадии глобальной надстройки точно так же, как и Иисус предшествует 11 стадии Всемирной Истории. И точно также из тихого Кёнигсберга мирные идеи тихого философа прорываются сначала в европейскую Антиохию – Париж, а затем ведут армию двунадесяти языков во всемирный поход на Третий Рим, который также завершится Великим пожаром Москвы.