April 17th, 2011

Поэт и Муза

«Мир вашему дому!» (Майя-9)

(начало – здесь) 

Иногда при анализе сложной эмпирической модели бывает полезно перейти от «физики», то есть эмпирических закономерностей, к метафизике, то есть к описанию граничных состояний, необходимых внешних условий для найденной модели. Когда-то, не так уж и давно, «физика» была еще совсем небольшой, ограничивающая ее сферу граница метафизики казалась столь же незыблемой как небесная твердь с блестящими гвоздиками звезд.

Даже Иммануил Кант, безжалостно разодравший в клочья этот ветхий полог, полагал, тем не менее, что открытая им для новой физики картина «новой метафизики» – четырехмерной априорной гармонии Чистого Разума тоже есть незыблемая твердыня. Хотя именно Кант в рамках новой метафизики дал понятие «вещей для нас и самих по себе», то есть понятийной основы для различения предмета и объекта исследования, а значит наличия кроме познанного физикой объема свойств объекта еще и непознанных, скрытых за метафизической границей. Из этой разницы вскоре родились неевклидовы геометрии и теории относительности. И вообще по мере расширения «физики» ее внешние границы увеличивались в масштабе еще быстрее, превращаясь из гармоничной звездной сферы в скопление туманностей и темных протуберанцев неясной топологии.

 

Collapse )