March 22nd, 2013

Филин

Коротко о текущем

«Не надо печалиться…»,
«Все еще впереди…»
Все самое существенное о «кипрском» кризисе мы уже обсудили заранее, в предыдущем кратком обзоре. Как бы все участники геофинансового «сюрпляса» друг друга не пужали, кинуть друг друга по большому они уже не могут, иначе вся конструкция завалится с непредсказуемыми последствиями.
Однако творческое развитие методов и технологий пужания – один из главных трендов начала тысячелетия. Например, пужаем арабские элиты и всю цивилизованную публику «весенним» исламизмом, но при этом сдержки и противовесы в виде тамошних армий не раскалываем и уничтожаем в гражданских войнах, а только опять же пужаем и проводим смену руководства на более пугливое.
Так и с кипрским оффшором, главными бенефициарами которого являются Лондон-сити и ориентированные на него рассеянские банкиры и прочие масоны во главе с Медведевым. Не случайно именно из этих двух центров послышался самый громкий визг напуганного порося.
Конечно, если только следить за новостями и сразу же их забывать на другой день, то все это выглядит неожиданно, внезапно и ужас как страшно. Но!: Весь прошлый год в здешних СМИ вплоть до уровня «Эксперта» шла заказная и довольно грязная кампания с наездом на кипрский оффшор вообще и ключевые центры управления им в частности. При этом в роли заказчика выступали подкрышные чекистам адвокаты с израильскими, скажем так, связями.
Еще более интересен тот факт, что в начале года сначала Бастрыкин громко прокричал про наличие финансовой мафии и необходимости контрмафии. Но это еще можно было списать на эксцентричный стиль руководства. Однако через неделю сам председатель ЦБ Игнатьев (то есть кудринское крыло финансистов, ориентированное на «неоконовский» Вашингтон, а не на Лондон) подробно рассказал об объемах подконтрольных «мафии» средств, выводимых в оффшоры. И вы таки будете продолжать, что никто ничего не знал, если не заказывал? Ведь именно эти заявления стали самым надежным основанием для жесткой позиции Берлина (опять же основной конкурент Лондона в ЕС).
Но при этом подконтрольные Лондону власти Кипра сумели перевести проигрышную партию, в которой в обычном режиме их додавливали,  в острый размен с непредсказуемым результатом, чтобы потом срочно предложить ничью. Предложение не было принято, но давление пришлось ослабить, потому как клиент обозначил готовность сам оттолкнуть табуретку, и нервно балансирует на двух ножках.
Но очень интересны при этом реакции, барахтания и вихляния ориентированных на Лондон рассеянских олигархов. Они срочно и очень громко начали пиариться по поводу «похода по путям Моисея», причем без мобильной связи. Этакая в одном флаконе готовность срочно залечь на дно и не отсвечивать, а заодно прокричать соплеменникам: «мы – свои, мы – местные, а вовсе не лондонские».
Ну и разумеется не ускользнет от нашего взгляда давление на британский персонал двух военных баз, вряд ли готовый терпеть не только финансовые жертвы, но и угрозы таковых в будущем. А если персонал не удастся мобилизовать, то и базы придется урезать. И тут как раз должен был решаться вопрос об операторе со стороны Кипра разработки общего с Израилем газового месторождения. К вопросу о том, кому и зачем выгодно столь мощное давление на лондонскую ветвь фининтерна. Увы и ах, практически во всех точках интересы Лондона и Тель-Авива противоположны, а здесь они слишком близко сплелись.
А что касается России и ее интересов, то Путин их довольно четко обозначил: мы против обострения такого рода безобразий, но особо не беспокоимся насчет их реальности. России (не путать с олигархами) от этого хуже не станет.
В общем и целом все происходящее очень похоже на старое, доброе русское караоке, где озабоченная публика готова с увлечением орать привычные ей песни, выпуская пар в страшный свисток. При этом никто новых слов и песен ей не предлагает, а за кулисами представления, в отдельных кабинетах серьезные люди играют в что-то, похожее не то на го, не то на бесконечные крестики-нолики.
Поэт и Муза

21. Взлет мысли

Самое небанальное занятие – обосновывать самоочевидные вещи, не требующие особых доказательств. Это как ставить особые опыт для доказательства наличия воздуха вокруг почтенной публики, или же комментировать восход солнца, рассказывая о том, что на самом деле это мы движемся вокруг и навстречу неподвижному светилу. Еще сложнее задача объяснить зрителям восхода, что в прошлом люди могли воспринимать это банальное явление как-то иначе, не так, как мы.
Последнее двадцатилетие XV века было именно таким ранним утренним часом, когда немногие бодрствующие и только что разбуженные всерьез переживали, случится ли рассвет, а кроме того ожидали его на пару часов раньше из-за перевода стрелок часов на колокольне. И все же, это предпредрассветное ожидание не могло не завершиться явлением утреннего светила, обещающего приближение будущего рассвета. Рождение Венеры на горизонте виднее всего из наивысшей флорентийской башни мировой культуры. Это еще не восход, но уже начало рассвета и смена времени суток, то есть исторических эпох. Вроде бы ничего особенно не изменилось вокруг, но многое изменилось в умонастроении бодрствующих и призывавших всех проснуться. С одной стороны и спешить некуда, есть еще время, но зато появилась уверенность в будущем рассвете, независимо от скрипящего механизма церковных часов.
Collapse )