oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

После Бала (19)

19. Трижды романтик
(начало, предыд.глава)
Иносказательный слой Романа, скрытый под блестящей поверхностью, пророчествует о судьбе новой гуманитарной науки. Политические и культурные события могут быть отражены в этом контексте лишь постольку, поскольку влияют на развитие самосознания нашей цивилизации. Если быть совсем точным, то речь идет не о событиях даже, а о длящихся политических процессах, влияющих на культуру и на науку.

Например, вступление России в войну с терроризмом на территории Сирии – это событие, за которым следует длительный процесс, постепенно изменяющий самосознание общества, включая культурную элиту. Влияние этого длящегося события столь велико, что на этот период все прочие политические движения становятся фоновыми, даже парламентские выборы не стали событием, влияющим на развитие самосознания.

Возможно, именно поэтому пророчества Автора, относящиеся к 2016 году, занимают всего несколько абзацев. Ветер испытаний, ворвавшийся в распахнувшееся окно общественного сознания, продолжался от лунного затмения 28 сентября 2015 года и все еще не утихает. Но под влиянием этих испытаний происходят изменения в культурном сообществе (олицетворяемом Маргаритой) и постепенно приходит в себя отечественная научно-философская мысль в лице Мастера. Эти изменения двух близких, но все же несхожих субъектов, происходившие с весны и до сего времени, отражены в кратком иносказании:
«Коровьев ловко и незаметно подпихнул к мастеру стул, и тот опустился на него, а Маргарита бросилась на колени, прижалась к боку больного и так затихла. В своем волнении она не заметила, что нагота ее как-то внезапно кончилась, на ней теперь был  шелковый черный плащ. Больной опустил голову и стал смотреть в землю угрюмыми больными глазами.»

Можно было и немного раньше приступить к истолкованию, но все же лучше не спешить и дождаться знаковых событий, после которого общественный процесс принял устойчивую форму. Вчерашнее заседание президентского совета по культуре сразу после президентского послания, пожалуй, подходит.

Предлагаю начать с черного плаща Маргариты. Символ одежды означает знание о добре и зле. Нагая Маргарита была символом московской культурной общественности, расставшейся со всякими условностями, не имевшей запретных тем, измерявшей успех исключительно в денежном эквиваленте. Конечно, неплохо, что государство доплачивало за постановку классики в академических и не очень театрах. Однако, добавив пару ложек дегтя в виде циничного эпатажа можно было достичь гораздо более шумного успеха. А если еще вывалять в грязи общепризнанные в недавнем прошлом ценности, то можно было рассчитывать и на зарубежные премии.

Между тем воюющая в мировой войне с терроризмом держава не может себе позволить содержать в столице такую неодетую культуру. Примечательно, что сама героиня в своем волнении не заметила потери наготы. Поскольку волновалась по другим поводам, не о том, чтобы понимать, где зло, а где нет.

Наверное, мы можем даже точно назвать тот день, когда стартовал этот процесс одевания в черный плащ, отчасти траурный. Это был симфонический концерт оркестра Гергиева в освобожденной от боевиков Пальмире. Концерт в честь освободителей и в память офицера-спецназовца, погибшего ради спасения всемирного культурного наследия. Для кого-то из культурной общественности сам этот факт стал толчком к самоопределению. На кого-то подействовал концерт, срезонировавший с памятью о таком же концерте в осажденном Ленинграде, практически на линии фронта. На других деятелей больше повлияли высокие награды дирижеру и оркестрантам. Важно, что «процесс пошел», в том числе и через серию скандалов в музеях и театрах.

Почему новые одежды черные? Бывает воспитание на религиозных идеалах (включая идеалы якобы атеистической религии Разума). Такое вынесенное из опыта прежних цивилизаций знание о добре символизируют белые одежды. Но возможно и приобретение знания о зле вследствие трагического опыта большой стадии Надлома. Черная одежда – это тоже беспримесное, точное знание о том, что есть зло.

В параллельном эссе «О культурных революциях» я уже приводил научно-философскую трактовку творческих (романтических) периодов в развитии личностей, народов, цивилизаций. Эти романтические периоды можно назвать великими культурными революциями. Третий творческий период, соответствующий кризису среднего возраста, - это завершающая четверть большой стадии Надлома. Первый романтический период – младенческий, рождение и становление сознания. Второй романтический период – литературный, рождение и становление языка, и через него самоопределение субъекта в подлунном мире. Третий романтический период – философский, возрождение и становление зрелого самосознания. Будет еще и четвертый такой же период, религиозный – в  конце большой стадии Гармонизации.

Переход российской истории и русской цивилизации к завершающей четверти Надлома начался весной 2014 года. Поэтому неудивительно, что видимые изменения в позиции культурной общественности, ее отказ от либеральной наготы самосознания – совпали с возвращением философского сообщества не просто из маргинального, но явно больного, недееспособного состояния, в котором оно пребывало долгие годы.
Опять же, если кто уже успел прочесть эссе «Дядя Ваня и другие», там весьма подробно описана судьба русской философии, которую в столь же пророческой пьесе Чехова олицетворяет дядя Ваня, как наш отечественный аналог воспетого Байроном западноевропейского дон Жуана. Одной из задач при описании этого двойного портрета было доказательство своего рода гуманитарной теоремы о том, что в основе любой империи – испанской, османской, российской, британской – обязательно находится романтический дух философии, оплодотворяющий культуру. Другое дело, что западноевропейский философский дух, рожденный христианской культурой, оплодотворил несколько империй, поучаствовавших в создании вестернизированных цивилизаций – латиноамериканской, ближневосточной, российской, североатлантической. (За что и заслужил имя дон Жуан;))

В эту сторону тоже можно еще долго углубляться, но у нас не философское эссе, а литературоведческое и посвящено одному Роману, а не всей русской классике. Нужно завершить с символикой шелкового черного плаща. Если халат Мастера происходит от древнегреческого хитона, то плащ Маргариты– от древнегреческой накидки. Первый – пришел в Россию через Ближний Восток, второй – через ближний Запад, восточно-европейские страны. Само слово плащ, как минимум, фонетически близко к слову плат. Возможна какая-то связь или противопоставление платка света на полу и темного плаща.

Почему черный плащ – еще и шелковый? Во-первых, он должен быть удобным и приятным для столичной культуры, иначе она не станет его носить. Кроме того, это очень тонкий и легкий плащ, как легковесны духовные понятия культурной общественности. Он еще блестящий и гладкий, как гламурный глянец. Ну и, наконец, шелк – это китайская материя, а применительно к культурным артефактам – это, скорее, признак подделки или поделки. Впрочем, к легковесным патриотическим поделкам, профанным историческим сериалам – нам с вами, увы, не привыкать.

Почему именно Коровьев незаметно подставил Мастеру стул. Потому что Коровьев – аватар сословия политической администрации, идеологической ветви политического процесса. Именно АП РФ не так давно проследила, чтобы на площадке агентства «Россия сегодня» мог функционировать философский «Зиновьевский клуб», а его участники – философы получили трибуну в информационном поле. Символика стула как привластной опоры для гуманитарной интеллигенции тоже может быть прослежена.

Например, в пятой главе Романа осиротевшие, но еще не знающие об этом двенадцать литераторов сидели «на стульях, и на столах, и  даже на двух подоконниках». Этот эпизод имеет очень близкую рифму в Новом Завете, где двенадцать учеников вместе с Иисусом вошли во двор храма. Только там были столы меновщиков и скамьи продающих глубей. Напомню, что смысл библейских символов, используемых в Романе, сохраняется. Следовательно, столы, стулья и подоконники стоят в одном ряду, как опора для торгующих в храме, гуманитарной интеллигенции.

После того, как прежней гуманитарной науке в 1930-е годы «отрезали голову», переехали догматичным комсомольским трамваем, обезглавленная корпорация распалась на прагматичные секции. Одни обслуживали интересы финансово-госплановской ветви власти, опирались на столы, как у менял. Другие опирались на идеологический заказ властных администраторов, то есть на стулья. Кстати, в Библии есть престол или трон как символ небесной власти. А стул – это его приземленный аналог. Что же касается двух подоконников, то символическое число два означает мудрость, а подоконник мы уже проассоциировали с подсознанием. Вероятно, речь о сохранившейся только в этой части гуманитарной науки мудрой психологической школе. Почему подоконника было два? Трудно сказать, но кроме психологии сохранилась еще совсем маргинальная школа в лице Л.Гумилева, под видом этнологии изложившего наметки психолого-исторической науки.

Итак, Коровьев и не мог предложить ничего, кроме стула. Это Бегемот мог бы пододвинуть стол. А вот Азазелло предпочел бы курировать полуподвальные подоконники.

Почему Мастер – больной и смотрит в землю? Отчасти об этом было сказано в «MMIX», где больница доктора Стравинского была разоблачена как развитие символа гостиницы из евангельской притчи о добром самаритянине. У Чехова дядя Ваня тоже остается зимовать один с Софией под нерегулярным присмотром доктора Астрова. Тут не просто аллитерация, а почти что анаграмма имен докторов, лечащих излишнюю эмоциональность и сбивчивость рациональной логикой.

Философское сообщество уже активизировалось, возродилось, но еще не адаптировалось к своей новой роли. Состояние философской мысли все еще оставляет желать лучшего. Тем не менее, потребность культурного сообщества в духовных ориентирах проявлена, отчасти в архаичной религиозной форме преклонения. Хотя лучше все же бок о бок.

Земля – это символ веры. Понятно, что на данном этапе философы ищут ответы для культуры в ценностях православной веры. У некоторых из них это даже неплохо получается. Собственно, вот эта публикация В.Лепехина явилась достаточным подтверждением предсказанного философского возрождения.

В следующей строке Романа подчеркивается, что Воланд, Творческий дух все это время молчал. То есть речь пока не шла о новых творческих находках, а только об освоении и актуализации уже имеющегося философского потенциала.

Продолжение следует
Tags: Булгаков, Гумилев, Дядя Ваня, ММ, культура, притча, философия
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (43)

    43. Лицо в руке Маргариты ( начало, предыд.глава) Самые интуитивные читатели этой рукописи сразу же заметили, что одной лишь внешней параллелью…

  • После Бала (42)

    42. Что за Ал-й М-ч? ( начало, предыд.глава) По ходу возвращения от евангельских деяний к нашим дням, от образа Иуды к образу Алоизия из 24…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (43)

    43. Лицо в руке Маргариты ( начало, предыд.глава) Самые интуитивные читатели этой рукописи сразу же заметили, что одной лишь внешней параллелью…

  • После Бала (42)

    42. Что за Ал-й М-ч? ( начало, предыд.глава) По ходу возвращения от евангельских деяний к нашим дням, от образа Иуды к образу Алоизия из 24…