oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

О культурных революциях (42)

42. По кругу Согласования
(начало, пред.глава)
На основе метода «параллелей» продолжим составление прогноза на период после президентских выборов 2018 года, когда постсоветская культурная революция перейдет в свою 15 стадию Согласования. Одну из главных политических линий мы уже нашли – борьба коалиций новых элит за удержание контроля над исполнительной (европейской) ветвью, стремящейся к политической автономии. Контроль «нового центра» над этой ветвью осуществляется не сам по себе, а посредством других ветвей политики, прежде всего – за счет контроля над финансовой ветвью политики.

Исполнительная ветвь важна как производственный контур в контексте той или иной политики, но без притока внешних ресурсов этот контур работать не может. А по мере идеологической мобилизации на противостояние в 14 стадии Экспансии представительный (как правило, финансовый) контур, созданный для перехвата управления от «старого центра», перестает работать адекватно. Так что приходится кооптировать в руководство часть «старых элит». Например, в 15 стадии внутри российской Реставрации (апрель-декабрь 1992) на смену «радикальному» руководству Центробанка приходит «консерватор» Геращенко, бывший председатель Госбанка СССР. Контроль над кредитными финансовыми ресурсами в период подготовки приватизации имел решающее значение. Поэтому противовесом «старым финансовым элитам» стал альтернативный источник платежных средств в виде чубайсовских «приватизационных ваучеров», имеющих в качестве «покрытия» сугубо символический капитал нового политического центра.

Если мы посмотрим на такую же 15 стадию всей российской истории (1923-1929), то и там тоже обнаружим процесс денежной реформы с возвратом прежних, времен Витте методов «золотого червонца». Это позволило нарастить обороты рынка, воссоздать производство товаров народного потребления. Однако политический центр для удержания новой власти делал ставку на индустриализацию и на перераспределение ликвидных экономических ресурсов, оплачиваемых сугубо виртуальной «политической валютой», которая тем не менее позволяла одним управленцам нарастить свой капитал, а другим – растратить его вплоть до банкротства и «политически долговой ямы».

Аналогично и на 15 стадии Глобализации (1965-1991) нетрудно увидеть такой же процесс переформатирования политико-финансовой ветви. Собственно, сама 15 стадия началась практически с объявления президента Франции де Голля об отказе от доллара и переходе на «золотой стандарт» с последующим требованием обмена долларовых запасов на золото. Затраты США на войны и гонку вооружений вели к печатанию долларов без оглядки на золотое покрытие, пусть даже мощное. К тому же война во Вьетнаме на тот момент была де факто закулисным соперничеством США и Франции за контроль над Сайгоном и наркотрафиком по Меконгу. Поэтому удар по противнику был расчетливым. Доллар попытались понизить в статусе основной валюты, приравняв к другим западным валютам с золотым обеспечением. А это в свою очередь повышало роль Лондона как финансового центра торговли золотом как международной валютой.

В эту нелегкую для доллара годину поддержка пришла со стороны заклятого партнера по глобальному центру. Первая сделка по импорту зерна из США была заключена в 1963, то есть в предварительной четверти 15 стадии. Далее закупки зерна советскими партнерами поддерживали не только цены на зерно и агроиндустрию Северной Америки, но и глобальный спрос на доллары. Несмотря на антисоветскую пропаганду, фактически имело место распространение планового начала экономики на глобальный уровень и на часть экономики США. Далее этот успешный опыт был перенесен на торговлю нефтью после ближневосточного кризиса 1973 года, когда высокие цены на нефть вернули доллару статус главной мировой валюты.

Если смотреть на события 1972-73 года с этой глобально-финансовой колокольни, то они выглядят вовсе не как обострение идеологического противостояния между двумя блоками, а именно как закулисная борьба коалиции «нового центра» СССР-США-Израиля со староевропейскими конкурентами. Лондонские финансисты не могли не попытаться использовать советскую зерновую политику в целях ослабления США, посредством организации через Канаду массированных закупок зерна в 1972 году, приведших к потребительской инфляции в США. Теракт на Олимпиаде в Мюнхене против Израиля был направлен, в том числе, на эскалацию американо-советских противоречий и изоляцию израильских посредников. Британия и три ее североевропейских сателлита присоединились к ЕЭС, сформировав противовес американскому рынку.

На другой стороне политических весов оказался визит Никсона в Москву с подписанием пакета экономических соглашений, сбалансированный визитом в КНР. После переизбрания и сразу после инаугурации Никсона подписано Парижское соглашение о прекращении войны во Вьетнаме. Наконец, на Ближнем Востоке наметился выход из жесткой конфронтации, угрожавшей торговому трафику по Суэцкому каналу. США подрядились быть закулисными посредниками между Израилем и Египтом, но в итоге решили напоследок столкнуть в октябре 1973 года проамериканский режим Садата с израильскими войсками в «войне Судного дня». Главным итогом войны стала не только возросшая зависимость Каира и Тель-Авива от Вашингтона, но успешные действия Эр-Рияда по возгонке нефтяных цен на новые уровни (по примеру зерновых). Финансисты США получили возможность печатать нефтедоллары, обеспеченные военно-политическим контролем над производством и глобальной торговлей нефтегазом.

По совпадению, важным участником и бенефициаром этого долларового рынка стал СССР, получивший технологии для западно-сибирских месторождений. Однако, этот общий успех триединого «нового центра» был бы невозможным без накачки символического капитала США. По совпадению, все шесть «полетов на Луну» американских актеров-астронавтов произошли между европейским кризисом 1968 года и закончились к 1973-му. Грандиозно распиаренный полет по программе «Аполлон-Союз», который по некоторым признакам был сугубо односторонним, стал в 1975 году «вишенкой на торте» Хельсинкских соглашений, завершивших в целом согласование интересов всех великих держав.

Теперь попробуем спроецировать этот финансово-политический шпионский боевик на параллельный процесс 15 стадии постсоветской культурной революции. Во-первых, как уже было сказано, реформирование налоговой системы, намеченное сразу после выборов 2018 года означает изменения и в финансово-политическом блоке. То есть сам факт таких изменений уже неизбежен, как и разделение финансовой ветви федерального центра на два автономных контура – госбюджетный при правительстве и госкредитный при Центробанке. До сих пор эти два центра были в подчинении своего рода «либерального президиума», обеспечивавшего политику Вашингтонского консенсуса.

Так же понятно, что при любых налогах средств российского бюджета не хватит для развития даже самих российских регионов, не говоря уже о развитии постсоветских республик. Начавшееся отступление западных и прозападных «старых элит» с этого пространства обусловлено объективным ослаблением расколотого Запада, пожинающего плоды финансовой пирамиды имени этого самого Вашингтонского консенсуса. Однако, при отступлении глобалисты успели наломать дров и сильно ослабили «рублевую зону». Поэтому на постсоветском пространстве, как и ранее в глобальном масштабе, намечается похожее соперничество между обновленным рублевым финансовым центром и пролондонскими финансовыми элитами в соседних республиках и отчасти в России.

Как и в аналогии нефтедоллара, важнейшим вопросом постсоветской политики становится торговля стратегическими ресурсами, прежде всего, нефтегазовыми – за рубли. Для этого важно разделить автономные контуры торговли с дальним зарубежьем и взаимной торговли с соседними республиками, чтобы исключить любой шантаж и вмешательство и тех, и других не в свои дела. Такое разделение контуров внешней валютной и внутренней рублевой торговли обеспечивает развитие транспортной инфраструктуры в обход Восточной Европы, в том числе морских газопроводов. Заранее объявленная остановка транзита через Украину в 2019 году полностью обнуляет политическое значение Киева для Европы и украинский символический капитал на постсоветском пространстве. Однако, напомним, политический ресурс – это сама экзистенциальная угроза, а не ее исполнение. Как только главная политическая задача автономии контуров внешней и внутрисоюзной торговли будет решена, можно и нужно восстановить символический капитал заклятого партнера на основе взаимовыгодной сделки при условии определенных политических гарантий.

Естественно, что путь от заключенной сделки до ее исполнения занимает не один день, а существенное время. Для постсоветского пространства от газового передела 2019 года до перехода постсоветской торговли преимущественно на рубли пройдет около двух лет. Промежуточный узел финансово-политического центра будет так или иначе синхронизирован с выборами в Госдуму в 2021 году.

Другое дело, что после 1975 года политическое руководство Союза оказалось не способно поддержать достигнутые внешнеполитические успехи, которые были конвертированы в текущую политическую стабильность и несменяемость руководства. Да и может ли вообще иметь перспективу политический успех, добытый закулисными маневрами и тайной продажей своего космического первенства за чечевичную похлебку?

Да и в самих США внешнеполитический прорыв Никсона немедленно завершился отстранением триумфатора от власти, причем с позором. Не исключено, что и в Киеве аналогичная «перемога» руководства будет признана элитами «зрадой», это также соответствовало бы политическим нравам и национальной психологии: «Мавр сделал свое дело…» Отстранение Никсона потребовалось, прежде всего, самим республиканцам для чистки руководства партии от засилья произраильских посредников, сделавших свое дело и получивших свои политические и не только дивиденды. Аналогичные мотивы могут двигать частью киевских и шире – восточноевропейских элит, готовых на компромиссы только для решения своих текущих проблем. А сразу после получения результата – нужда в посредниках и переговорщиках отпадает, вступают в дело рыночные игроки и лоббисты.

К началу 1970-х программа создания стратегических вооружений в СССР и США была в целом выполнена, наращивать долю военных расходов было невозможно. Но зато можно было гарантировать сохранение этой доли и стабильности руководства ВПК. Аналогично после 2020 года ожидается выполнение не только программы перевооружения российской армии, но и завершение строительства стратегической нефтегазовой инфраструктуры, что важнее для постсоветского контекста. Что-то еще будут достраивать и модернизировать, но не кардинально.

В целом российские госкорпорации достигнут уровня насыщения инвестиций на российском рынке и будут выходить на оперативный простор в соседних республиках. Как и всесоюзные отраслевые концерны в конце 1970-х пытались осваивать глобальные рынки с помощью своих внешнеторговых объединений и системы загранбанков с опорой в Лондон-сити. Здесь опять не могли не подсуетиться британские консультанты с оффшорными услугами и желанием не только подзаработать, но и снова вбить клин между элитами СССР и США. С одной стороны, помогли московскому политическому клану заполучить Олимпиаду-80, с другой – устроили далеко идущую провокацию с так называемой «апрельской революцией» 1978 года в Афганистане. Там где «леваки» ищут способы получить или возобновить поток ресурсов из Москвы, находится британский след для поддержки за чужой счет своих ставленников. Впрочем, этот же поток ресурсов был выгоден партийному аппарату и генералитету, не желавшему отставать по части доступа к валютным ценностям и западному ширпотребу от внешторговцев. Все эти факторы привели к новому расколу в сложившемся глобальном альянсе, а также к усилению влияния спецслужбистской третьей ветви глобальных элит.

Аналогом Афганистана на постсоветском пространстве является Таджикистан или его южная часть. Он тоже входит в систему оборонительных союзов, но не входит в экономический союз из-за больших проблем с инвестиционной привлекательностью по той же причине внешней небезопасности. По экономическим причинам российский крупный бизнес и даже госкорпорации в этот неспокойный регион не пойдут. Однако политические интересы, а также желание либеральной бюрократии освоить бюджетные ресурсы могут повлиять на оценку перспективности таджикских проектов, например, достройки каскада ГЭС на Вахше. Это в свою очередь потребует усиления работы по линии спецслужб для защиты проектов, которые неизбежно станут объектом интереса трансграничных преступных сетей и западных спецслужб, вместе играющих под флагом исламизма.

Интерес западных «партнеров» в этой ситуации будет связан с внутренними политическими играми на дальних подступах к президентским выборам-2024, где Путин уже участвовать не будет. Создать рычаг давления на Кремль и «силовиков», угрожая вторжением исламистов и серьезными потерями – самое любимое занятие Лондона с Парижем. Попытки наведения жесткого порядка в этом регионе будут объявлены репрессиями к мирному населению при поддержке Москвы, а подхваченная Минском информкампания будет предлогом заморозить участие в антитеррористической системе ОДКБ (сохраняя при этом право призвать на помощь, если что). С другой стороны, не дать лояльному союзнику по ОДКБ в лице Душанбе инвестиций – тоже нельзя, тут уже местное руководство начнет разыгрывать карту проникновения исламистов на Север. Так что вопрос, в каких формах и как минимизировать политические риски.

В конце 1970-х не только СССР в Афганистане, но и позиции США в Иране стали жертвой интриг англо-французских спецслужб. Этот сюжет также будет иметь свою проекцию на «каспийскую» ветвь постсоветского процесса. С учетом центральной роли Ирана в ближневосточной ветви глобального процесса, в постсоветском процессе ему, скорее всего, соответствует Казахстан, лежащий между Россией и остальной Средней Азией. Монархическое правление Назарбаева не может быть бесконечным, хотя и может продлиться при назначенном им лично преемнике. Но в любом случае, даже отложенный кризис молодой государственности неизбежен в ближайшие годы. Вопрос только, какие необычные формы он приобретет. Для сохранения политического единства придется, видимо, создать коллективный политический орган в возрожденных советских формах с председателем президиума во главе. Ренессанс социально-консервативной идеологии может объединить русских и казахов, однако осложнит отношения с соседними национально-консервативными режимами и либерально-консервативной Москвой. Такой разворот событий у самых близких соседей будет наиболее значимым перед самыми значимыми выборами 2024 года в России.

Двойственное глобальное значение Олимпиады-80 в Москве определено их символическим значением как результата разрядки, сменившейся на новый виток напряженности и информационной войны. Поводом для такого витка информвойны со стороны западных и юго-западных соседей может послужить любой значимый форум в Москве или Петербурге, призванный оказать влияние на общественное мнение постсоветских стран. Реальной причиной возобновления политического давления будет разочарование итогами выборов в 2021 году, сохранившими право-консервативную консолидацию и жесткий подход к продвижению инвестиций вместо безвозмездной «братской помощи» или либерального оффшорного распила ресурсов. Разумеется, какие-то рецидивы и рудименты из прежней практики возможны, что и будет подвигать элиты соседних стран на возобновление и координацию информационного давления.

После парламентских выборов 2021 года в России почти сразу начнется подготовка к ключевым президентским выборам, включая подковерную борьбу финансово-промышленных групп за право участия в выигрышной коалиции. Эти же ФПГ так или иначе связаны с элитами постсоветских стран, которые также станут инструментом влияния, будут вовлечены в интригу предвыборных смотрин. Действующий лидер, скорее всего, дистанцируется от такого рода фальстартов, сосредоточившись на глобальной политике с целью создания условий для передачи власти. В то же время для постсоветской элиты информационные вбросы и волны из Москвы станут все более значимыми. Виртуальное выдвижение и «политические похороны» очередного «стопроцентного преемника» будет сопровождаться активностью на экономических форумах и других неформальных собраниях. За пару лет до выборов возобладает версия премьера, наиболее активного в ЕАЭС и СНГ, как будущего преемника при почти полной отстраненности действующего лидера от этих обсуждений и оценок.

В некотором смысле этот затяжной предвыборный период станет аналогом горбачевского «нового мышления», но только сугубо в постсоветском контексте, а не в глобальном. Узел 15/16 будет сопровождаться кризисами и переформатированием в «балтийской» ветви постсоветской элиты в форме аналогов «бархатных революций», инициированных не без поддержки либеральных и левых сил в Москве. Можно уверенно предсказывать, что Белоруссия присоединится к Прибалтике и Западной Украине для ведения общей политики по отношению к России и Европе. При этом выгодное для Минска участие в ЕАЭС будет оформлено некими эксклюзивными условиями в «обмен» на оформление де юре выхода из ОДКБ и гарантий нейтрального статуса.

Уже сейчас очевидно, что Минск де факто саботирует свои обязательства по ОДКБ и таможенному единству. Эти попытки торговать судьбой интеграции ради текущего поддержания валютных доходов и остатков влияния минской элиты будут только нарастать. Симптоматичной новостью стала очередная утечка об очередном повреждении при транспортировке повторно поставленного на замену корпуса реактора Белорусской АЭС – ровно в день демарша Лукашенко, саботировавшего саммиты ОДКБ и ЕАЭС в Петербурге. С самого начала провокационный выбор Минском площадки для АЭС напротив Вильнюса говорил о целях вовлечения России в конфликт с ЕС и шантажа соседей ради политического и экономического торга. Также понятно, что неслучайны «случайные» ночные инциденты с якобы «повреждениями» реактора (реально повредить страшно – могут заставить платить из личного кармана). Поэтому судьба стройки АЭС, затеянной Минском ради освоения кредита на нулевой цикл, будет подвешена, как минимум, до 2024 года и станет разменной монетой в большом торге.

Однако нет смысла спешить оценивать этот структурный момент перестройки с любым знаком. Пока что это «открытый финал» прогноза на 15 постсоветскую стадию (2018-24?). Все зависит исключительно от развития глобального контекста и позиций России на глобальном уровне, в том числе отношений с Европой. Ослабление протекционизма и либерализация экономических отношений выгодно для стороны, обладающей более сильной экономикой. Так что накачка антимилитаристской идеологией, направленной против фантомного образа имперской России, внедряемого в сознание восточных европейцев – может обеспечить символический выигрыш идеологизированных элит в Минске и странах Балтии в обмен на вполне реальный экономический выигрыш для ЕАЭС.

Намного выгоднее иметь неизбывно «лимитрофного» партнера «засланным казачком» в соседнем «буферном» объединении стран, нежели он будет испытывать инстинктивные позывы к геополитическому блуду, числясь верным союзником лишь на бумаге. Хотя для выполнения Минском этого стратегического маневра понадобится закрепление такого же нейтрального военного статуса стран Балтии и Украины. Если для решения своих задач белорусские и балтийские элиты добьются такой нейтрализации – флаг им в руки и почетная грамота вместо АЭС. Кстати, тут у них в процессе общей «финляндизации» балтийского региона есть надежный помощник в лице элиты самой Финляндии, так что повторение «хельсинкского процесса» в масштабах Балтийского региона уже предварительно стартовало.

Что касается даты завершения большого узла, то весна-лето 2024 года – это более вероятный и при этом крайний срок. В отличие от текущего политического цикла можно говорить о вероятности процентов 25 досрочных выборов и ухода «национального лидера» Путина на повышение в лидеры евразийского политико-экономического союза. В любом случае сроки будут определяться течением «переходного периода» Глобализации и будут с ним синхронизированы. Поэтому чтобы уточнить наш прогноз придется вернуться на глобальный уровень и внимательнее посмотреть на судьбы крупных игроков, прежде всего, США и Европы.

Продолжение следует
Tags: Белоруссия, Казахстан, Минск, НАТО, ОДКБ, Прибалтика, СССР, США, Средазия, активизация, кризис, параллели, перестройка, согласование, финансы
Subscribe

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Как фанера над Бобруйском

    Инцидент с управляемым спуском минского «засланного казачка» с европейских небес на родную землю, безусловно, является знаковым…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Как фанера над Бобруйском

    Инцидент с управляемым спуском минского «засланного казачка» с европейских небес на родную землю, безусловно, является знаковым…