oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

После Бала (20)

20. Исполнение: «Академия и Империя».
(начало, предыд.глава)
После завершения американских выборов есть повод вспомнить о параллельном истолковании сюжета азимовской трилогии «Основание». Два года назад мы имели дело только с прогнозом, а теперь уже есть и результат. Проверим, что сбылось и открылось.

Так совпало, что в реальности этот политический узел стал финалом именно второй четверти Глобализации (а также второй четверти Надлома североатлантической цивилизации). Кроме того, самым драматическим образом подтвердилась общая диспозиция финала второй книги – когда именно мулат Обама оказался в демократическом истеблишменте «засланным казачком», сделавшим все для провала миссии четы Клинтонов, олицетворяющих американскую наднациональную «оцифрованную» культуру (аватар Байты) и наднациональную политическую администрацию (аватар Торана). Третьей ветвью наднациональной элиты была до сих пор американское университетское сообщество во главе с идеологами-«гуманитариями» (аватар Эблинга Миса). Кстати, при восприятии русским читателем, владеющим английским, имя этого ученого ассоциируется не с ebling, а с abling, но все равно с некой потенцией, а вот фамилия - с префиксом mis-, обращающим потенцию в импотенцию.

Итак, азимовские «демократы» из Академии (Foundation), в которой угадываются черты американской Федерации, ведут в гиперпространстве Галактики (информационное пространство с его гиперссылками) отчаянную борьбу с попытками взять «миры торговцев» под контроль невидимого Мула (аватар могущественного, но временного сословия финансового контроля). При этом «демократы», истеблишмент либеральных глобалистов воспринимают реальное воплощение Мула – мулата Обаму как подчиненного им любимого шута, шоумена, призванного развлекать и иногда защищать их интересы в информационном гиперпространстве. Так же как своего верного союзника воспринимают они «демократические» спецслужбы – ЦРУ, АНБ (аватар – полковник Притчер). Роль спецслужбиста в финале второй книги, как и положено в глобальном узле, является двойственной. С одной стороны, он уже переподчинен финансовому контролю и верно служит ему. С другой стороны, он «честно» предупреждает своих бывших соратников – «демократов» и о своей подконтрольности, и о методах работы финконтроля (Мула). Так что оставляет им шанс вырваться из-под контроля Мула и взять реванш.

Что касается методов захвата власти Мулом – сначала на Калгане, а потом и в самой Академии, то Эблинг Мисс раскрывает два основных. Первый назван почти настоящим именем «депрессора ядерного поля». Эта «неуклюжая самоделка» Мула в нашей реальности связана с реальной депрессией производства ядерного комплекса и в целом ВПК, подменяемой виртуальным ростом финансовых оборотов за счет накруток цены, виртуальных услуг финансовых консультантов и посредников. Финансовому контролю легче всего было начать брать под контроль финансовые интересы генералов от армии и ВПК. Для сравнения, в России тоже жесткий финансовый контроль стартовал с оборонного госзаказа, просто потому, что на этот счет есть серьезные уголовные статьи и связанные с этим полномочия спецслужб.

Вторым и более важным инструментом Мула является контроль над эмоциями с помощью масс-медийных инструментов, для чего сначала нужно было этот инструмент получить, взять под контроль с помощью «демократов». Сами «демократы» при этом считали, что запас карман не тянет и к решающим выборам он им пригодится вместе с таким неопасным с виду «контролером». Между тем масс-медиа, подконтрольные спецслужбам и через них мулату в Белом доме, успели внедрить в массовое сознание депрессивные страхи и ощущение беспомощности перед глобальными угрозами от исламистов и смертельных вирусов, вроде Эболы, до очередного издания «пархатых большевицких казаков», подрабатывающих теперь еще и хакерами, угрожающих мирным базам НАТО вокруг границ России. Так что постепенно это внедрение депрессивных настроений и страхов работало на усиление роли «гибридное», мутировавшее из сращивания финансовых институтов и спецслужб сословие «финконтроля».

Финал второй книги (и второй четверти Глобализации) – это гонка между соперниками – «демократами» и их противниками в попытке найти и подмять под себя внезапно ставшую ценным призом «Вторую Академию». Нужно спешить, пока эта самая «Second Foundation» не окрепла материально и физически, чтобы успеть сделать ее своим инструментом в борьбе коалиций финансовой олигархии. Получение контроля над этим ключевым глобальным ресурсом определяет победу в схватке за Первую Академию и право основать будущую «вечную» Империю.

Второй Федерацией, имевшей такое же глобальное значение, как США, был Советский Союз. Казалось, с этим конкурентом было покончено навек, но тем не менее Федерация сохранилась и стала решительно влиять на глобальные расклады. Даже самый умный в Академии профессор Мисс еще буквально пару лет назад посмеялся бы над поисками «Второй Академии», а тут вдруг пытается из последних сил найти великую тайну ее происхождения и духовной силы. Притом что происхождение и тайна прихода к власти нынешних правителей «полуразрушенного Трентора» для них никакой тайны не составляет. Даже «великий и ужасный» Путин был выбран как компромиссная временная фигура двумя главными крыльями глобальной финансовой олигархии – на период, пока они копили силы для решительного выяснения отношений, и чтобы ключевой ресурс не развалился и не достался по кускам европейцам, китайцам, туркам с саудитами. Потом приказали уйти – ушел, сохранив балансирующую позицию. Так что всё было, казалось, под контролем.

Ч то же случилось за этот период глобального «сюрпляса» между двумя главными игроками, кроме появления третьей головы самой финансовой олигархии? Откуда вдруг эти «вежливые люди» в Крыму, а потом на Донбассе? А потом еще виртуозное применение современной военной техники и «гибридных» стратегий в Сирии. Хотя политическая элита второй Федерации как была «под колпаком», так и осталась все той же, как и при Ельцине. Как пилили бюджеты, так и пилят, как мечтали стать частью западной элиты, так и мечтают. Неужели формальные элиты – это всего лишь ширма, прикрывающая реальное влияние некоего глубоко законспирированного центра? Так, наверное, должны были думать и думают западные элиты, привыкшие, что у них в странах все решает узкая прослойка финансовой олигархии, прячущаяся за декорацией «демократических выборов» и нанимающая шоуменов в президенты. Тем более так должны думать спецслужбисты и финансовые контролеры из ГолдманСакса, обыгравшие с помощью подконтрольного им Обамы прежних «кукловодов».

Как и почему в России в критические моменты все решают не элитарии, кучкующиеся вокруг Кремля, и даже не секретные службы, а простые герои от сохи или от станка, отставники или только вчера из училища. Для этого, пришлось бы, конечно, изучать не отчеты гуманитарных грантоедов, а былины и сказки – начиная от Ильи Муромца и Емели на печи, заканчивая сказкой настоящего Гайдара о «военной тайне», недоступной буржуинскому пониманию. Однако факт есть факт, именно в момент видимого или даже демонстративного развала Минобороны, когда даже Главное оперативное управление не имело своего угла из-за распила бюджета на ремонте, войска без центрального управления действуют в Южной Осетии даже эффективнее. Или такая же сугубая импровизация операции «Крымнаш», нарастающая и подхватываемая всеми служивыми и добровольцами по ходу развития событий. Как тут не испугаться, и не задуматься западным политикам?

Возможно, если бы университетская, гуманитарно-научная корпорация США сохранила свою былую полноценную форму, она могла бы, хотя бы теоретически, найти этот секрет «Второй Академии». Однако в ходе оттягивания решительных действий по разрешению мирового финансового кризиса финансирование даже ведущих вузов и научных центров оказалось поставлено под угрозу. Университетские эндаументы – это часть кризисного финансового рынка. При нулевых или около ставках рефинансирования доходы от ценных бумаг тоже резко снижены, как и у пенсионных фондов. Бюджетных субсидий также на всех не хватит. К тому же они выделяются идеологически близким вузам, изучающим гендерные проблемы и другие иррациональные основы сплочения «демократических» сект, а вовсе не реальность. Не говоря уже о том, что получить реальную информацию через фильтры масс-медиа и грантоедских контор сложно даже о ситуации в самих Штатах, не говоря уже о России и других странах.

Потеря формы, истощение и опускание азимовского героя, замкнутость в себе и в своем библиотечном пространстве – отражает реальное состояние американского университетского сообщества, любимого всеми участника политической команды «демократов». Эблинг Мисс оживляется ненадолго лишь, когда исполняет общий заказ Мула и «демократов» на поиск ключей ко «Второй Академии». Однако вагинальный лидер «демократов» в конце концов понимает, что такое понимание или даже взаимопонимание усилит в итоге политических конкурентов. Чтобы не допустить установления более тесной связи Мула со «Второй Академией» (новой администрации США с Россией), применяется запрещенное в отношении своих оружие бездумной сектантской мобилизации идеологизированного сектора университетского сообщества. Тем самым не просто выключается, а уничтожается думающая «голова», для которой просто нет более места в университетской библиотеке. Остается в живых только нижняя часть во всех смыслах, включая гендерный. Эффект для общества будет примерно тот же как от разгрома российской высшей школы после революции 1917 года. А метафорически можно описать, как Азимов, в виде выстрела из мощного «бластера» масскульта в голову науке США.

Внешнеполитический результат этой американкой революции будет таким, как и для революционной России – потеря влияния, временный уход на вторые-третьи роли. Кстати, спецслужбист Притчер перед самым финалом заранее предупреждает друзей-демократов, что вскоре Академией будет править «вице-король». Это и есть прогноз об уходе США на вторые роли. Еще интереснее происхождение этого вице-короля с «курортного» Калгана. Прошу заметить, что по ряду признаков мы уже опознали этот остров как северную часть Британии, известную еще римлянам как Каледония. Кроме этого созвучия, там еще есть большой мегаполис и отдельно от него большой дворцовый комплекс (Глазго и Эдинбург). А еще там есть довольно мощный военный флот, имея контроль над которым можно попытаться захватить Академию, но не в прямой военной атаке, а с помощью финансово-спецслужбисткого контроля над ВПК и масс-медиа. Если к этому добавить шотландское происхождение Трампа и его связь со старыми военно-промышленными деньгами судостроителей, то все кусочки азимовского описания складываются воедино.

Каким же образом Калган, то есть Шотландия мог быть базой для финконтроля, чтобы потом с помощью «демократов» и близких к ним спецслужб влиять на США? Именно в Шотландии находятся оборонная промышленность, включая ядерный комплекс. Тамошние элиты объективно были и остаются ущемленной частью британских элит, хотя и обладают при этом своими финансовыми рычагами в виде двух ведущих банков. Один из этих банков даже обслуживает интересы Короны, а второй – Адмиралтейства. Можно предложить, что инструменты финансового контроля сначала были созданы и отточены местными банкирами вместе с британскими «джеймсбондами», имеющими военно-морские звания. Затем этот опыт был с помощью шотландской диаспоры в Новой Голландии перенесен на Уолл-стрит.

Можно было бы списать все эти совпадения на актуальные фантазии автора, но придется напомнить, что версию о Шотландии как прототипе калганской базы Мула мы выдвинули еще два года назад, задолго до неожиданного для всех выдвижения Трампа на выборах, и тем более – до его победы над «демократами» с помощью засланца Обамы. Между тем сам Трамп – тоже шоумен и отчасти клоун, только рыжий и больше похож на то описание Мула, которое тот сам дал «демократам» во время бегства с Калгана. Так что если последовательно рассматривать Мула как аватар элитного сообщества, то Трамп может быть его частью, «вице-королем». Так же мы еще два года назад прогнозировали, что Обама, скорее всего, останется в политике, став лидером «обновленного Союза». Перемены в Британском Содружестве после ухода нынешней британской королевы неизбежны хотя бы из-за позиции правящих австралийских республиканцев. Кроме того, только в более тесной связке с США Лондон способен сохранить Шотландию в одном с собой политико-экономическом пространстве. Иначе шотландцы вполне могут уйти в ЕС. Однако при этом Эдинбург должен будет получить формально равный статус с Лондоном, Оттавой и Вашингтоном в рамках обновленного Содружества.

Можно еще отметить, что уже сейчас проявились признаки «переходного периода», описанного в начале третьей части Трилогии, когда Мул в калганском дворце ожидает удобного момента для возобновления действий против Второй Академии. Для этого ему нужно укрепить «обновленный Союз». А кроме того, всюду-всюду мерещатся агенты этой самой Второй Академии, так что до восстановления финансовой мощи англо-саксонской элите нужно скрывать свои намерения. Этот поиск обладающей поистине магической силой агентов Второй Федерации – и есть признак того, что события уже перешли в третью четверть Глобализации, отраженную в сюжете третьей книги, которая так и называется: «Вторая Академия».

Продолжение следует

Tags: 3мировая, Азимов, ВБ, США, перезагрузка, притча
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Работа над ошибками (13)

    13. Ключ на старт (начало) Повторю не лишний раз – все, что происходило в политике, особенно в политике США и Британии, в уходящем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments