oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Плюс цифровизация всей страны (6)

6. «Скоро сказка сказывается…»
(начало, предыдущая)
Ажиотаж вокруг блокчейнов и криптовалют нарастает с каждым днем. Однако следует разделять сугубо спекулятивные ожидания и «инвестиции» от активности более серьезных банковских кругов. «Майнер ошибается один раз», когда решает закопать свой миллион баксов на очередном «поле чудес». А вот Сбербанк или ВЭБ вряд ли рискуют, создавая центры блокчейновых разработок.

Банкиры и раньше довольно откровенно рассуждали, что на кредитах и тем более на прямых инвестициях в наше время сложно заработать необходимые для крупного банка деньги. Основным направлением нынче становится посредничество, комиссионные. Сбербанк уже, еще до внедрения блокчейна, вторгся на риэлтерский рынок, предлагая услуги по оформлению ипотечного жилья на порядок дешевле обычных риэлтеров. Но речь при этом идет о типовых, стандартных договорах по реализации массового жилья индустриальных застройщиков. Нестандартные останутся обычным конторам.

Аналогично тот же ВЭБ, представляющий Россию в Банке БРИКС и других международных финансовых «институтах развития», надеется получать комиссионные при сопровождении контрактов и транзакций с заранее определенной структурой оговоренных «бизнес-процессов». Под это можно успеть настроить цифровую платежную платформу с дополнительным контролем всех стандартизованных субподрядных контрактов и транзакций.

Наверняка об этом же задумались и другие крупные банковские холдинги – как бы с помощью блокчейна забрать у остальных частников хотя бы стандартизованную часть посреднических, консультационных, финансовых услуг. За счет этого участники пула «Финтеха» будут выживать в уже практически начавшейся, но еще не объявленной острой фазе мирового финансового кризиса. Кстати, спекулятивный ажиотаж и размножение криптовалют – это тоже явный признак приближающейся «эпохи Куй». Как минимум, пустопорожнее производство биткойнов и эфириумов замещает в экономике реальное производство и сохраняет спрос на энергию и развитие инфраструктуры.

Вряд ли все создаваемые банкирами ассоциации и центры компетенций смогут выйти за пределы вышеназванных ограниченных задач. Да и сам ажиотаж толкает ИТ-отрасль, скорее, в очередную тупиковую ветвь развития. Хотя, безусловно, какую-то пользу, как минимум, инфраструктурную для последующих этапов это принесет. При этом сформированные ожидания революционного технологического прорыва в «цифровое будущее» с децентрализацией и дебюрократизацией пока не оправдаются. Оправдается лозунг «цифровой экономики», но только в смысле вытеснения наличных платежей «цифровыми», а также централизации многих бизнесов в холдинги и пулы на базе «цифровых платформ».

Попробую обосновать этот прогноз на основе понятного всем примера, почему примитивный блокчейн годится для платежей, но не обеспечит пока более сложных функций. Скажем, для автоматизации любых ведомств или бизнесов, которые взаимодействуют с гражданами и юрлицами нужна обязательная база данных адресов – регионы, города, улицы и так далее. Сейчас бизнес-модель ИТ-индустрии заставляет заказчиков каждый раз фактически заново оплачивать проектирование и внедрение одних и те же почти стандартные функций, заполнение и тестирование почти одних и тех же баз данных и работающих с ними программных модулей. Идеология децентрализации с распределенными базами данных и равноправными узлами, общающимися через Интернет, самым естественным образом подсказывает направление.

Хотя бы для государственных сервисов нужно создать специализированные центральные сервера и базы данных, которые бы обеспечивали не только адресные, но и другие геофункции. Не один, а два-три-пять для надежности обеспечения. Понятно, что во многих случаях требуется и возможность автономной работы при временном отсутствии связи. Тем не менее, загрузка и обновление необходимой для данного сервиса части децентрализованной базы данных может происходить постоянно, как и обновление модулей для работы с этими данными.

В свою очередь пользователь таких специализированных услуг может участвовать в дополнении, обновлении и контроле своей части данных по предметному полю, так что общая база будет самой свежей и надежной. Естественно, что при этом будут сохраняться и все транзакции такого обновления, например, изменения названия улицы или нумерации, чтобы один и тот же объект именовался соответственно заданному времени, например, при формировании справки за прошлые годы. То есть базовая идеология, заданная в блокчейне, более чем подходит для этого естественного развития.

Однако есть и серьезные препятствия к такому развитию. Господствующие бизнес-модели, когда игрокам «бюрократического рынка» интереснее по многу раз «перекладывать плитку» не только на столичных, но и на виртуальных улицах – это само собой. Эта инерция может быть преодолена волевым политическим решением при общем настрое общества и, главное, при сокращении разбазариваемых бюджетных ресурсов. Намного сложнее инерция профессионального ядра ИТ-индустрии, сложившегося в рамках таких бизнес-моделей, и заточенных на ремесленные цеховые стандарты работы с базами данных, справочниками, словарями.

Сам по себе блокчейн и его внедрение для платежей этой инерции не может преодолеть, просто в силу своей сугубой примитивности. Для любой другой функции, хотя бы чуть более сложной, система взаимодействия будет не только не одноранговая, но и заведомо асимметричная. Для разных ведомственных или корпоративных узлов требуется разных состав параметров (полей) записи, для других – адресная база данных является частью более широкой геоподсистемы, учитывающей, скажем, линии транспорта или электропередач.

Из этого примера, как и любых других,  любая совместно развиваемая распределенная база данных с чуть более сложным функционалом, чем платежи, будет:
1) не строго табличной, а с древовидными записями, и с сетевым переплетением таких «деревьев»;
2) не закрытой, замкнутой, определенной при проектировании, а открытой для дополнения на этапе эксплуатации;
3) содержащей существенные фрагменты неструктурированных данных, не только текстовых, которые могут позже структурироваться в виде новыых ветвей «дерева»;
4)  при всем этом сохранять возможности для обработки отдельных параметров и взаимосвязей, такие же, как для «табличных» реляционных баз данных, используя все возможности современных СУБД (иначе нет смысла затевать такую децентрализованную оптимизацию).

Адаптация профессионального сообщества разработчиков систем к этой новой парадигме работы с асимметричными распределенными базами данных будет долгой и не простой, даже если в экономике и политике быстро возникнет такой волевой импульс на оптимизацию «цифровых» инвестиций в постоянное развитие, а не в регулярное закапывание и перекапывание давно пройденных путей. Однако это всего лишь один из многих аспектов будущего развития. Модернизация одного элемента, «кирпичика» всегд тянет за собой необходимость изменения следующего.

Чтобы обновлять распределенные базы данных общего пользования нужно, как и при добавлении блоков в цепочки блокчейна, верифицировать, свертывать, защищать новые записи. Для биткойна и аналогов используется опять же очень простая свертка записей в блоки при минимальной проверке. Для более семантически содержательных баз данных может потребоваться, например, экспертная оценка спорных или сложных ситуаций. То есть в любом случае, всегда дополнение и обновление распределенной базы данных общего пользования подразумевает проектирование и настройку некоторого «бизнес-процесса», блок-схемы взаимодействия основных субъектов, участвующих в поддержании и развитии такой системы. Для каждой специализированной РБД свой собственный, присущий только этому содержанию бизнес-процесс, который нужно дополнять и настраивать по мере усложнения и ветвления данных.

С какой бы стороны развития будущих распределенных систем мы не зашли, все равно упремся в эту проблему проектирования и настройки бизнес-процессов. Ныне существующие программные продукты служат, скорее, для формирования отчетов, рисования красивых блок-схем, а не для автоматизации работы проектировщиков. В конечном счете, все равно работают программисты высокого уровня, тогда как для управленчески и экономически эффективного применения нужны инструменты, с которыми могут работать не программисты, а консультанты – специалисты в предметной области, для которой создается автоматизированная система. Однако такая постановка вопроса – это опять разрыв с нынешней парадигмой развития ИТ-индустрии, не только технологический, но экономико-политический. Внедрить эти подходы будет еще сложнее, чем «ветвистые» базы данных на базе реляционных СУБД.

Распределенные сети данных общего пользования будут, в отличие от типового блокчейна, состоять из многих узлов, заведомо отличных по многим параметрам ОС, СУБД, другого софта и железа. Поэтому вместо или помимо стандартного программного модуля для связи между узлами будет необходим некий стандарт информационного обмена высокого уровня. Основа такого стандарта в виде формата JSON для начала вполне достаточно, но нужна еще стандартизация наименований и наборов шаблонов не только базовых типов данных, но и сложносочиненных типов на их основе с учетом разной семантики. Например, поле «телефон» может иметь смысл «номер телефона» и несколько базовых шаблонов и использоваться в напрямую или в составе более сложного типа данных «контакты» для разных по семантике записей – профилей физлиц, юрлиц, адресов (помещений), диапазонов номеров операторов связи и т.п.

Использование гибкого, но строгого стандарта и общих правил его развития необходимо, чтобы не допустить монополии в рамках сети. Такая монополия или олигополия групп разработчиков и стоящих за ними корпораций несет в себе риски для широкого круга пользователей – в части безопасности, надежности, стоимости услуг, а главное перспектив застоя и загнивания, а не дальнейшего развития. Гарантированную защиту от взлома и хищения информации также невозможно обеспечить при обмене данными низкого уровня, учитывающем не только семантическую, но и программно-логическую структуру баз данных, не говоря уже о возможностях доступа к физической структуре через логику программ уровня С++.

Это описание только ключевых технологических проблем и задач, которые нужно решить для перехода на качественно новый уровень информационных сетей и продуктов. Блокчейн и криптовалюты – это лишь самый простой прототип такой сети и ее узлов, где многие необходимые функции находятся в зародышевом состоянии. Однако и для такой примитивной системы потребовалось десять с лишним лет развития от первых тестовых, игровых по сути, вариантов до полномасштабного развертывания, но опять таки тестовой по сути системы. Ничуть не меньше потребуется и для всех последующих шагов по внедрению более сложных элементов и подсистем. Тем более что социально-политические условия для внедрения и масштабирования новых технологий тоже созревают поэтапно, фаза за фазой – в экономике, узел за узлом – в политике. Ускорить эти процессы никакими анализами, прогнозами, и даже созданием прототипов новых технологий – не получится.

Решение каждой из трех названных ключевых проблем-задач повлечет за собой необходимую модернизацию или создание вспомогательных элементов и подсистем, а также качественное развитие уже существующей структуры программ и скриптов как на серверах, так и на терминалах-клиентах. Общение на логико-семантическом уровне между узлами сети будет происходить посредством «машин бизнес-процессов», соединяющих их с СУБД, ОС и прикладными модулями. Однако такой же принцип и схожую технологию можно применить и для «общения» между логически независимыми «слоями» ПО внутри самих узлов сети. Это безусловно повысит надежность, защищенность системы в целом, но также и независимость всей сети от монополизма производителей ПО. А это, в свою очередь, определяет не только объективное стратегическое направление развития ИТ-отрасли, но и торможение этого процесса существующими монополиями.

Ненужно тешить себя иллюзиями (ну или иллюзии общества собой), будто бы некая отдельная технология способна сама по себе уменьшить или искоренить социальные проблемы. Видоизменить может, но не более того, а на этапах массового внедрения – еще и усугубить. Как автомобилизация спасла мегаполисы от гор лошадиного навоза, но экология от этого сильно лучше не стала. Решение собственно технологических задач – это даже не полдела, а вместе с организационными - четверть, вернее две восьмых от необходимых усилий и затрат энергии по адаптации общества к новым условиям, включая уровень технологий. Кроме этого потребуются решения финансово-экономических, правовых, политических задач. Технология блокчейна, как раз, сегодня в фазе финансово-экономической экспансии после отработки технологий и первоначальной организации.

Вышеизложенная оценка перспектив развития зачатков идей, реализованных в технологии блокчейна, не претендует на концептуальность или сугубую точность прогноза. Но вполне достаточна, чтобы даже не специалист мог оценить сложность, трудоемкость и противоречивость предстоящих задач развития. Историческое расстояние между «блокчейном», то есть активным применением новых финтеховских технологий, и моментом, когда эти технологии всерьез повлияют на глобальный баланс сил и социальное развитие – примерно такое же, как между первым применением атомной бомбы и ракетно-ядерным паритетом, то есть не менее 20 лет.

Следует ли продолжать?
Tags: 2холодная, прогноз, финтех
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…