oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

После Бала (29)

29. «Перед прочтением – сжечь!»
(начало, предыд.глава)
По всему выходит, что мы в предыдущих главах немного забежали вперед с актуальными толкованиями, но в целом угадали. Аплодисмент как анаграмма и атрибут Олимпиады дал нам временную привязку для эпизода, когда Воланд рассмеялся громовым образом, а Бегемот зааплодировал. Глагол в прошлом времени и приставка «за» указывают на момент после Олимпиады.

А мы еще раньше истолковали смех Творческого духа истории как пугающее по внешней форме, но на деле не страшное событие. И в самом деле, своим историческим посланием Путин никого не испугал и смехом этим никого не удивил. Именно такова была реакция мировой элиты на военную часть послания. Не испугал, потому что речь о восстановлении глобального стратегического паритета, баланса страха как страховки от мировой войны. Не удивил, потому что не особо и скрывали, а кроме того, кто ж из генералов признается.

Дальнейшее развитие пока тоже вполне соответствует нашему истолкованию предмета романа мастера: «О чем, о чем… о ком?» Понтий Пилат – и как исторический персонаж, и как символический образ соответствует власти глобалистов. Поэтому к нему относится сразу три вопроса. О чем? Власть глобалистов, доминирующей, но расколотой (гемикрания) финансовой элиты. Еще раз – о чем? О властной верхушке, представляющей глобалистов здесь в Москве (как и в древнем Иерусалиме). В булгаковские времена такими двуслойными, белыми с кровавым подбоем глобалистами были сталинисты, в отличие от просто кроваво красных троцкистов. Ну и вопрос – о ком? О конкретном лидере глобалистской верхушки – в момент написания Романа это был Сталин, в момент его истолкования – Путин.

Нужно ли лишний раз пояснять, что практически все качественные, мастерские тексты в аналитических, философских Интернет-ресурсах посвящены нынче либо США, либо российской финансово-олигархической верхушке, либо лично Путину, в том числе в сравнении со Сталиным, советским руководством и его альянсам с англосаксами – как открытым, так и закулисным. И это получается все о нем – Понтии Пилате как символе власти глобалистов.

Опять же, пожалуй, самые популярный среди интеллигенции мем из Романа – «Рукописи не горят». Сектантам вообще нравится все абсурдное и чудесное. Однако, это до эпохи Интернета негорючие рукописи были чудом и суррогатным символом веры в доброго дьявола. Сегодня большинство аналитических и политико-философских текстов размещаются на таких Интернет-ресурсах как ЖЖ, Афтершок, Авантюра, других форумах или соцсетях. По своему статусу и природе – это цифровые рукописи.

А не горят эти рукописи потому, что сразу же копируются и сохраняются сразу несколькими поисковыми сервисами, не говоря уже о цифровых библиотеках. При необходимости Бегемот, сословие банкстеров, которому все эти хранилища принадлежат, всегда может достать из небытия любую исчезнувшую из оборота цифровую рукопись. Другое дело, что есть уже и такое толкование, что вся предвыборная работа сословия мастеров политической публицистики буквально в следующем абзаце оказывается в состоянии «коту под хвост». Но это будет, скорее всего, уже после завершения выборов.

И все же забежать хотя бы немного вперед всегда хочется тем более, когда луна опять послужит символическим указателем времени.
Воланд взял в руки поданный ему экземпляр, повернул его, отложил в сторону и молча, без улыбки уставился на мастера. Но тот неизвестно отчего впал в тоску и беспокойство, поднялся со стула, заломил руки и, обращаясь к далекой луне, вздрагивая, начал бормотать:
– И ночью при луне мне нет покоя, зачем потревожили меня? О боги, боги...

Из грядущих в 2018 году астрономических знамений по смыслу более всего подходит лунное затмение 27 июля, совпадающее с апогеем естественного спутника Земли. В эту знаменательную ночь Луна будет на самом далеком от нас расстоянии.

Нет сомнения, что для сословия мастеров политической публицистики этот момент начала политических каникул вызывает тоску и беспокойство, когда главные выборы и формирование правительство с сопутствующими информационными боями уже далеко позади, а финансирование следующей выборной кампании еще не открыто. Опять же в этом сугубо внешнем слое пророчества символика Романа имеет такое же поверхностное, знаковое истолкование, как и фазы Луны. В этом варианте толкования пачка рукописей имеет самое банальное значение множества публицистических текстов.

Однако возможны и более глубокие толкования символики чудесно спасенного, возвращенного романа. Особенно если учесть вот эту подсказку:
– Я, к сожалению, не могу этого сделать, – ответил мастер, – потому что я сжег его в печке.

Сжигание текста это его истолкование. Таково значение библейской символики огня в очаге. Истолкование как результат имеет другой символ – обувь, а вот процесс истолкования – это сжигание. Использование в Романе этого глагола необходимо относится к иносказательному тексту, а не к поверхностному актуальному прочтению пророчества. Соответственно, в этом более глубоком контексте и сам мастер – это особая творческая ипостась своего политико-публицистического сословия. В этом случае экземпляр рукописи означает почти то же самое, что и в литературном сюжете булгаковского Романа. Текст «романа в романе» – это ведь тоже притча, причем уже нами истолкованная, то есть сожженная.

Однако, что в таком случае может символизировать обратная операция, то есть восстановление текста, сюжета ранее сожженного, истолкованного романа в романе? Единственный вариант, который пока приходит в голову, - это буквальное повторение сюжета «романа в романе» в реальной политической жизни. Раз уж и в этом контексте присутствует мастер. И если к образу Понтия Пилата сегодня применим актуальный вопрос «о ком?», то почему бы не появиться и персональному олицетворению мастера? Может быть, еще одно повторение в реальности этого сюжета, как в свое время между самим Булгаковым и спасавшим его от расправы троцкистов Сталиным.

При таком толковании все равно остается вопрос, повторятся ли первые две главы «романа в романе» с судом и казнью? Или же речь пойдет только о двух оставшихся главах о Понтии Пилате, где мастер спит в подвале так же, как его ерушалаимский прототип спит в закрытом камнем гробу. И вообще не факт, что это толкование верно. Так что поживем – увидим.

Продолжение следует
Tags: Булгаков, ММ, конец света, политика, притча, символика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 58 comments