oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

Корни и крона психологии (8)

8. Исключительные обстоятельства
(начало, предыд.)

Эпитет «псевдонаучный» по отношению к теории Эннеаграммы – это все же был перебор со стороны ревнителей официальной науки. Правильнее будет назвать эту схему «околонаучной», «недонаучной», поскольку научности в ее обосновании действительно было маловато. Однако в предыдущей главе нашего философского расследования был сделан более чем серьезный шаг к такому намного более научному обоснованию. Удалось найти надежную логическую взаимосвязь между четверкой базовых психологических функций, присутствующих в разных психотипах в разных пропорциях и комбинациях, и девятью основными секторами логического пространства, образуемого векторами этих комбинаций.

Теперь попробуем найти более логичное объяснение и обоснование для переходов или сближений между секторами (ролями), которые отмечены в эмпирических описаниях. В частности выясним, есть ли для других «цифр» такая же проекция связей из круговой схемы Эннеаграммы, как для связки 3-6-9. Не помешает еще раз внимательно посмотреть на круговую схему с линиями связей и стрелками «переходов»:


На первый взгляд, ничего похожего на центральный треугольник в оставшейся цепочке (1 – 4 – 2 – 8 – 5 – 7 –1) не просматривается. Все остальные тройки хоть по горизонтали, хоть по вертикали, хоть по диагонали таблицы красивых связей на круговой схеме не образуют. В общем, в природе таких множественных симметрий и не бывает, в отличие от спекулятивных схем.

Тем не менее, рассмотрим более полные наборы связей каждой «цифры» с двумя соседними и двумя противолежащими. Красным отметим рассматриваемую роль (тип Эннеаграммы), оранжевым – «боковые» связи с соседями по кругу, розовым – «поперечные» переходы по стрелкам. Получились вот такие таблицы отмеченных цветом связей или их отсутствия для каждой "цифры"::


Если эмпирические описания типов или ролей в Эннеаграмме выглядят довольно устойчивыми, простыми и потому надежными, то к описаниям «переходов», а также «влияния соседних знаков» следует отнестись более скептически. Тем не менее, можно найти логический ключ и к этим эмпирическим описаниям. Посмотрим, нет ли какой-то общей закономерности в этих девяти табличках.

Такой общий знаменатель, пожалуй, найдется, но только если исключить случай центральной Девятки. Хотя этот тип Посредника у нас и без того исключительный, для него все переходы и влияния одинаково близки. А вот для остальных восьми табличек общая закономерность видна невооруженным глазом. Почти во всех случаях связи на круговой схеме отмечены к секторам, более отдаленным, а соседние сектора не отмечены как влияющие или переходящие. Кроме опять же неизбежно исключительной Девятки.

При исключении Девятки есть всего пара переходов между соседними Пятеркой и Семеркой. В таком случае именно это исключение из обнаруженного правила нужно проверить на возможную ошибку авторов схемы, которых вполне могла соблазнить дополнительная симметричность. Однако главная странность эмпирической схемы, если верна наша «векторная» интерпретация девяти секторов, заключается в другом. По идее, переход к роли из соседнего по таблице сектора должен быть намного более простым, чем к ролям более отдаленным. Например, переход из роли Помощника (2, СВ) в роль Скептика (6, В) не просто возможен, а я лично его наблюдал в общении. Да и сам переходил из роли Мыслителя (5, С) в роль Помощника (6, СВ).

Хотя при этой странности вполне логична большая отдаленность секторов, только влияющих на проявление основной роли, по отношению к секторам с «переходом роли».

Несмотря на эту видимую странность, обнаруженную нами регулярность восьми из девяти наборов ролей нужно как-то объяснить. Вероятность простой случайности для такой видимой регулярности стремится к нулю. На мой взгляд, есть один простой, а потому наиболее вероятный способ разъяснения именно этой странности – когда в схеме отсутствуют связи к наиболее близким к основной роли соседним ролям. Эти соседние роли настолько близки, что авторы эмпирической схемы просто даже не считали это переходом между ролями.

Между тем роль Мыслителя в ее «чистом» виде вообще не предполагает общения с другими людьми, кроме мысленного, умозрительного – неважно, при чтении текстов, их написании или внутреннего диалога с идеальным собеседником. Выход Мыслителя из своего внутреннего диалога в общение с реальными собеседниками для него самого почти не различим. Ну, подумаешь, внутренний разговор продолжился вслух, возможно даже с конкретным воплощением внутреннего собеседника. Ведь часто так бывает, что мы с вами наедине с собой продолжаем спорить с другом (помощником) или готовимся к такому разговору.

Тем не менее, в реальном общении Мыслитель либо помогает кому-то своим дружеским советом, своей эрудицией, рассказывает об известных возможностях, то есть становится Помощников. Либо он рассказывает скептикам и посредникам об интересной идее, представшей его мысленному взору, а для преодоления скепсиса и лени вынужден быть Энтузиастом. Либо в иной ситуации выступает своего рода Посредником между известными ему Мыслителями и аудиторией, примирять между собой разные отклики и возникшие вопросы. Таким образом, в своем социальном общении Мыслитель может и должен сочетать все эти три соседние роли, которые даже не рассматриваются как некий контрастный переход, выход из своей основной роли.

Аналогично, Помощник (например, врач или психотерапевт) легко переходит в роли Мыслителя или Миротворца, чтобы донести до подопечного идеи известных медиков или психологов, а также примирить эти идеи с возражениями и опасениями. Но в общении с теми же самыми людьми Помощник вынужден выступать и лояльным Скептиком, чтобы уберечь от влияния ненужных по его мнению идей и влияний. Так что заметный, видимый переход Помощника в одну из соседних ролей просто невозможен, ибо именно ситуативная смена этих ролей по ходу общения составляет основную роль.

Другое дело, что соотношение этих ролей в разделении времени диалога будет разным при общении с личностями из разных секторов. Правило взаимного отталкивания при общении с соседним сектором работает всегда, поэтому в общении с Мыслителем Помощник будет чаще Скептиком, а в общении со Скептиком – чаще Мыслителем.

Похоже, что и для остальных основных ролей, кроме Посредника (Миротворца), характерны такие постоянные быстрые переходы из основного состояния к соседним по таблице ролям. Особенности основного состояния Мыслителя в виде умозрительного общения с идеальными собеседниками мы уже отметили. Аналогичные основные состояния других «осевых» ролей – Достигателя, Босса и Скептика мы еще обсудим в следующих главах.

Что же касается девятого сектора Посредника или Миротворца, то его отличие в более разнообразном смешении и смещении двух пар противоположных функций – это могут быть сочетания по линии Север+Юг, или Запад+Восток, или даже все четыре в разных ипостасях личности. В зависимости от этих комбинаций траектория колебаний Посредника между разными ролями будет тоже различной, в том числе в зависимости от основной роли собеседников. Обсуждение этих колебаний и траекторий тоже заслуживает отдельного разговора. Однако сейчас для нас главное – найденное объяснение видимой странности эмпирических описаний.

Осталось объяснить на этой же основе оставшееся отклонение от регулярности: почему в круговой схеме был зафиксирован переход «5-7» между соседними Мыслителем и Энтузиастом? Скорее всего, это связано с влиянием наблюдателя на наблюдаемый процесс. Дело в том, что автором эмпирической круговой схемы может быть только теоретик с типом Мыслителя. Так что «центральный» тип Посредника является особым в силу объективного содержания этого сектора, а тип Мыслителя (Наблюдателя) – особый в силу столь же закономерных субъективных причин – поскольку из этого сектора идет это самое наблюдение, измерение и обобщение.

Представление симметричной схемы секторов в виде компактной таблицы три на три удобно для понимания и анализа, но не дает полного представления. В отличие от упрощенных схем, в жизни не все взаимосвязи строго симметричны. Мы уже об этом говорили, когда обсуждали циклы из «пяти стихий» - китайский и майянский. В разные периоды развития личности сильнее проявляются те или иные функции: «западная» мыслительная – в молодости, «южная» чувствующая – в тридцатые годы жизни, «восточная» ощущающая – после кризиса среднего возраста. Впрочем, внутри каждого периода тоже есть похожая смена стадий. Интуитивные Мыслители созревают в конце цикла из среды «духовенских» сословий или профессий. Это и есть то самое «творческое меньшинство» по Тойнби, которое всегда окружено ощущающей «творческой средой».

Алгоритм «ухода и возврата» творца от среды и обратно в среду вполне может выглядеть для него самого как контрастный переход из основной роли Мыслителя в роль именно Энтузиаста. Смещение в сторону «Северо-Запада» в данном случае определяется тем же самым правилом взаимного отталкивания творческой личности от скептической среды с преобладанием восточных и южных функций. Поэтому творческий Мыслитель вынужден опереться на молодежь, создавать свою школу и самому быть Энтузиастом.

Описанный выше механизм, как видим, находит обоснование не только в теории четырех базовых функций и психотипов как их комбинации, но и имеет объяснительную силу не только для особенностей Эннеаграммы, но и для такой эмпирической теории, как учение о «творческом меньшинстве» А.Тойнби. И это тоже неплохой промежуточный результат для философического расследования.

Продолжение следует


Tags: Тойнби, Юнг, психология, философия, эннеаграмма
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (41)

    41. Двойник ( начало, предыд.глава) За полгода, прошедшие после первой волны самоизоляции, практически никаких важных событий и не произошло.…

  • После Бала (40)

    40. В конце «концов истории» ( начало, предыд.глава) Появление в актуальном сюжете Романа Алоизия рядом с мастером не может не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments