oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Корни и крона психологии (12)

12. Критика критики
(начало, предыд.)

Наверное, настал тот этап в нашем расследовании, когда нужно ответить на резонный вопрос читателей: Зачем вообще нужна вся эта философия? Какая нам польза от критического разбора на винтики одной из относительно популярных эмпирических схем? Ну, хотя бы для понимания мотивации авторов эмпирических схем, а равно и философских критических обобщений. Ответ на любой вопрос, в том числе и на этот – зависит от психотипа и его проявления в социальной роли.

Вообще говоря, социальная роль философа, приближающего более широкую публику к пониманию некого идеала, лежит в секторе Помощника. Однако в исходной, не уточненной Эннеаграмме не отражено, что Помощники бывают разные (и все «угловые» роли). То есть бывают философы с ведущей функцией интуиции – ближе к Мыслителям, или же это мыслители в естественной побочной роли помощника. А бывают философы – ближе к роли Скептика, с ведущей созерцательной (ощущающей) функцией. Социальная роль у этих двух видов Помощников очень похожа, а вот мотивации и результаты разные.

Мыслитель в роли философа, кроме понимания идеальных сущностей, стремится максимально сэкономить свое время и ресурсы. Для этого находит, критически вычленяет общий знаменатель, минимально необходимую структуру взаимосвязей из разнообразных, хоть чем-то похожих на истину, теорий и обобщений. В этом смысле социальный интерес философа-мыслителя совпадает с интересом почти всей широкой публики. За важным исключением духовенских в широком смысле профессий, в том числе преподавательской и клинической корпораций. Соответственно, для философа-скептика мотивация успешного участия в той или иной «духовенской» корпорации будет сильнее, чем стремление быть максимально простым и понятным для широкого круга.

Иллюстрацией к тезису о разных мотивациях философов служит судьба известного религиозного философа. Гонения на Иисуса-назорея учительской корпорацией фарисеев составляет социальную часть сюжета Евангелий. А все потому, что стремление к Истине, то есть к идеальной модели бытия, превосходит у Мыслителя мотивацию следования корпоративной этике учителей, в том числе обязательным ритуалам посвящения и прохождения ступеней от ученика и подмастерья к собственной кафедре под строгим моральным контролем коллег. Примером философа-скептика, поменявшего лояльность фарисейской раввинской корпорации на лояльность новой апостольской церкви, был Савл, ставший Павлом.

Пример современного философа-лоялиста в сфере психологии – это Кен Уилбер с его весьма претенциозной «Интегральной психологией». Нам он интересен, потому что ставит очень похожую задачу исследования древних корней и соотнесения с современной «кроной» психологии. Следование ритуалам академической корпорации в книгах Уилбера занимает значительную часть содержания. Однако это не отменяет искреннего стремления автора к постижению Истины. И все же понимание философии как «истории философии», а философского труда как лояльного бережно-критического обзора достижений всех предшествующих учителей – не могло не повлиять на результат. Вместо компактного и понятного не только профессионалам критического обобщения получилось еще одно, пусть даже очень качественное пособие для преподавательской корпорации.

Уилбер применяет главный философский метод вычленения общей структуры для всех древних и современных психологических и психолого-философских обобщений. Но при этом не может нарушить главного психологического табу учительской корпорации, когда «восточные», духовенские ценности ставятся выше других в иерархии. Собственно, значительная часть ритуальных требований – в виде обязательных отсылок к большому числу трудов предшественников, использования «сложных» терминов для порождения и обозначения неоднозначных сущностей – все это нужно для возвышения учителей над профанами. В этом есть, безусловно, практическая польза для дисциплины в школах и вузах, но есть и обратная сторона медали – в виде запудривания мозгов и дальнейшего забвения большей части преподанного в реальной взрослой жизни, а чаще – сразу после урока или экзамена.

Но самое главное – любое обобщающее философское учение, даже созданное философами-мыслителями, обрастает по ходу его пересказа социально обусловленной метафизикой, подтверждающей высокий статус учительской корпорации на связи с Богом или абстрактным Разумом. При обобщении метафизической части философских учений,  особенно древних, где метафизику сложно отделить от «физики» предмета, получается не компактное очищение и приближение к Истине, а наоборот – спекуляции. Обобщение социально-психологически обусловленной метафизики порождает искаженную структуру в виде дополняющей иерархии, а не взаимодополняющего кругооборота.

Кен Уилбер положил в основу своего философского обзора схему так называемого «Великого Гнезда», унаследованную от «вечной философии» жреческих корпораций:

Как видим, категория духа, составляющая существо созерцательной ипостаси духовенских сословий (профессий), полагается здесь высшей и наиболее развитой, как бы стоящей на пьедестале и включающей в себя все прочие категории и ипостаси психики. Под таким субъективным (корпоративным) пониманием есть определенная объективная основа – в том, что личность или сообщество сначала проходит стадии развития телесных навыков, затем эмоциональных чувств, и только после этого может перейти к обучению сначала конкретно-операциональной практике, и далее формально-операциональным абстракциям.

Однако, живой организм и живая психика – это не механический или «цифровой» автомат, в программу которого можно добавить новый модуль на следующей стадии развития. Эта следующая стадия вырастает из «зерен», задатков, уже содержащихся на первых стадиях развития. То есть реальная картинка зависит от времени развития, и на первых стадиях, если принять терминологию «гнездовой» схемы, «душа» и «дух» будут тоже кругами, но малыми, неразвитыми внутри ведущего на данной стадии «ума». Кроме того, развитие следующих «душевных» и «духовных» ипостасей (кругов) психики будет влиять и на развитие и наполнение предшествующих. И вовсе не факт, что для тех или иных личностей, не предрасположенных по психотипу к духовенским стезям, круг «ума» или же «телесной» ипостаси не будет расти быстрее и шире, чем круги «души» и «духа».

Сам же Уилбер противоречит своей основной схеме «гнезда», когда обобщает не метафизические теории, а эмпирические суждения современных психологов – Пиаже и других. Согласно этому эмпирическому обобщению развитие психики идет неравномерно и автономно по нескольким – шестнадцати или более линиям. Однако, если бы круги и линии «души» или «духа» были сугубо внешними для линий (кругов) «ума» или «тела», то развитие «высших» линий было бы не автономным, а зависимым от развития «низших» кругов.

Попытался найти в сети картинку для иллюстрации более точного соотношения кругов, обозначающих разные ипостаси психики и линии развития. Попалась почему-то вот эта иллюстрация к философии Аристотеля:

На этой картинке соотношение пересекающихся кругов лучше иллюстрирует взаимное соотношение ипостасей психики, работающих с разными категориями внешней и внутренней информации и разными методами ее обработки (как инструкции, как шкалы оценки, как аналитического и классифицирующего суждения, либо моделирования). Одно лишь замечание – в реальности для каждой конкретной личности (сообщества) и каждой стадии развития субъекта эти круги будут разных размеров. В том числе в зависимости от врожденного психотипа и среды, определяющей социальный фенотип (роль).

Из наблюдений Пиаже или Выготского, как и других известных психологов, на самом деле вытекает, что развитие тех или иных ипостасей (линий развития по Уилберу) происходит последовательно, друг за другом. Дополнительно это наблюдение обосновано и показаны конкретные фазы (циклы) развития для навыков и мотиваций в моей работе «Ступени Подъема». В зависимости от здоровья, влияния семьи, школы и иных условий социальной среды, от успеха предыдущих стадий развития – любая фаза развития может быть успешной или неудачной. Соответствующий этой фазе круг (линия развития) будет большего или меньшего «размера» и влияния.

Однако при прочих равных условиях на развитие тех или иных ипостасей будет влиять врожденный психотип личности, вернее он будет проявляться в конкретных социальных ролях и мотивациях, диктующих позицию личности в социальном окружении, степень внимания и стимулирование развитие. Соответственно, линии развития для ипостасей души или духа будут более развиты и влиятельны для «южных» или «восточных» психотипов и социальных ролей. Но это не значит, что «северные» или «западные» психотипы не могут, в принципе, приобрести трудом столь же развитые не главные для себя ипостаси. Тут все зависит от внутренней энергетики и внешних стимулов для развития.

Уилбер называет число шестнадцать возможных автономных линий развития, что тоже совсем не противоречит основаниям нашего критического обзора. Девять ролевых секторов сформированы как раз неравномерным развитием ведущих ипостасей личности. При этом каждая из четырех ипостасей имеет свою внутреннюю структуру, развившуюся из общего древнего корня, так что само древо психики имеет структуру фрактала. Каждая из четырех основных ипостасей имеет внутри себя такие же четыре ветви, а те – тоже. Так что шестнадцать и более эмпирически различимых и автономных линий развития вполне такому фрактальному строению соответствуют.

Вот и получается, что простая, но искаженная «гнездовая» структура Кена Уилбера порождает очень громоздкую «интегральную теорию», при этом применимую только для практики преподавания истории психологических теорий. Наша еще более компактная «векторная таблица» позволяет быстро разобраться и с главными положениями Уилбера, и с уточнением практически значимой Эннеаграммы. Возвращаясь к вопросу о том, зачем нам такая философия, резюмируем: Чтобы самим психологам, особенно практикам, не сбиться с эмпирически и практически значимого пути на путь спекуляций и порождения излишних сущностей. Поскольку ошибки, особенно в популярной теории и связанных с нею методиках, в отдельных случаях могут соблазнить и принести вред доверившимся нам, психологам, клиентам. Да и для обычных читателей, не требующих психологической помощи, не вредно лучше разбираться в своей психологии, мотивации и образе действия, возможности и необходимости развивать не только свои ведущие функции.

Продолжение следует

Tags: Уилбер, мыслитель, психология, рецензия, философия
Subscribe

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments