oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

После Бала (31)

31. «В чащах юга жил-был цитрус…»
(начало, предыд.глава)
Вряд ли кто-то начнет отрицать глобальное политическое значение стартующего через неделю чемпионата мира по футболу. И вряд ли можно преуменьшить значение символической «ошибки» в официальном ролике ФИФА, где на Спасской башне Кремля вместо рубиновой звезды кто-то поместил золоченый крест, как на церкви. Мотивация пиарщиков понятна: в нынешнем информационном хаосе привлечь внимание к видео, тем более официальному – сложно без хотя бы небольшого скандала.

Однако даже сугубо светская игра с древней символикой не может не иметь символичных последствий, обязательно тянет за собой глубинные смыслы. Вот и с этой заменой пятиконечной звезды на крест случилось очередное совпадение с символикой в сюжете 24 главы Романа: «Верхний экземпляр кот с поклоном подал Воланду.»

Конечно, можно было бы и раньше обратить внимание на это слово – экземпляр, учитывая привычку Автора именно в таких, выбивающихся из общего ряда иностранных словечках шифровать или прятать скрытые неординарные смыслы. Методы шифровки – тоже разные: либо намекающая по смыслу анаграмма, как в случае с аплодисментом (олимпиада), либо замена части букв, кроме первых и последних, как в случае канделябра (компьютер). Возможно и сочетание – неполная анаграмма с совпадением начала, как в данном случае экземпляра.

Понятно, что слово намекает на что-то единичное из общего ряда из двух и более, а также на что-то иностранное или заимствованное. Однако, чтобы понять о чем речь, нам придется проследить использование этого слова в других главах Романа, и прежде всего – самое первое использование в 9 главе:
«Растерянно  ухмыльнувшись, Никанор Иванович и сам не заметил, как оказался у письменного стола, где Коровьев с величайшей быстротой и ловкостью начертал в двух экземплярах контракт. После этого он слетал с ним в спальню и вернулся, причем оба экземпляра оказались уже размашисто подписанными иностранцем. Подписал контракт и председатель. Тут Коровьев попросил расписочку на пять...»

Не буду полностью пересказывать толкование девятой главы, сделанное нами еще девять лет назад, в 2009-м (MMIX), в одноименном романе-эссе о романе. Приведу лишь главный вывод: в 9 главе пересказывается как уже практически сбывшееся пророчество из самой скандальной евангельской притчи о неверном управителе. В той притче временный управляющий, то есть бывший регент, тоже втирается в доверие и просит должников написать новые расписки по старым контрактам. При этом Никанор Иванович должник за петролеум, за «масло Петра», то есть за обещанное еще первым председателем товарищества – апостолом Петром любви к Иисусу. Вот только любовь Петра и любовь основанной на этом камне закона церкви, экклезии – есть любовь без понимания, наполовину. Это понимание церкви как земной власти, наместничества, потому и поклонение кресту как символу смертной земной власти, и Иисусу как «царю иудеев», то есть царю верующих-монотеистов.

Экземпляр как близкая анаграмма экклезии действительно намекает на наличие двух экклезий, основанных Учителем. Об этом рассказывает другая евангельская притча из двух частей. Чудо четырех тысячах, насыщенных семью хлебами и несколькими рыбками – рассказывает иносказательно об основании светской церкви Петра. Духовной пищей для паствы здесь является закон, учение (семерка, как и камень – означает закон). Чудо о пяти тысячах, насыщенных пятью хлебами и двумя рыбами – о второй, тайной экклезии учеников, умеющих говорить языками: не иностранными, а символическим языком, скрытым под обыденным языком, то есть двумя языками одновременно. Пять хлебов – это учение о скрытом смысле обычных слов, а две рыбы – это мудрость двух заветов Библии, которую можно постичь, зная скрытый смысл.

Символом первой экклезии четырех тысяч, церкви Петра стал четырехконечный Крест, делящий мир на четыре части. Внимание знатокам, сможет ли кто за минуту ответить: Какая геометрическая фигура о пяти концах символизирует другую экклезию пяти тысяч?) Вот вам и глубинная символика ошибки или шутки пиарщиков ФИФА, вряд ли осознанно привлекших наше внимание к значению экземпляра, причем верхнего.
Обыденный смысл слова «верхний» тоже вполне соответствует картинке – крест на ней, как и звезда на реальной Спасской башне, находится на самом верху, над часами. Но какая из двух христианских экклезий на самом деле – верхняя, то есть выше другой. Есть ли вообще смысл в таком вопросе? Можно ведь считать верхнее – как поверхностное, и тогда таковой будет точно церковь Петра, не имеющая ключей к глубинным смыслам, но строго хранящая зерна смысла в почти неизменном греческом тексте Евангелий. Или же верхняя – как более близкая к Небесам, то есть к духовным смыслам?

Однако само по себе владение тайным языком еще не гарантирует понимание смыслов, хотя в целом экклезия пяти тысяч – наверное, в какие-то времена была верхней. Пока не выродилась в сугубо светские ритуалы почитания тайных символов типа масонских лож. Притча о неверном управителе включает пророчество именно об этом, что должник зерна (то есть смыслов) вернет лишь 80 из 100 мер отборного зерна, то есть в конце пути станет тоже светской экклезией четырех, а не пяти тысяч. В общем, не так просто определить, почему одна из экклезий названа верхней. Может быть, дальнейший ход реальных событий как-то прольет свет и на эту загадку. Даже любопытно, что именно до такой степени впечатлит нашу культурную общественность: «Маргарита задрожала и закричала, волнуясь вновь до слез: - Вот она, рукопись! Вот она!»

В какой-то мере подсказкой может быть наличие пяти экземпляров романа, а также их расположение Автором на стуле, коту под хвост. Тогда «верхний» может означать сопричастность к верхам, причем к финансовым верхам, спонсирующим такого рода масонские и иные тайные общества. Ритуальный поклон Бегемота тоже намек. А вот передача тайной экклезии в творческое распоряжение Воланда – опять же ничего хорошего для этих пародийных «тамплиеров» и «иллюминатов» не означает. Там чуть ниже по тексту: «Воланд взял в руки поданный ему экземпляр, повернул его, отложил в сторону и молча, без улыбки уставился на  мастера.» Это, судя по указаниям далекой луны произойдет до конца июля, то есть в течение чемпионата.

В общем, пока немного мыслей по поводу судьбы экземпляра. Пожалуй, это повод, чтобы несколько снизить пафос истолкования и рассказать еще об одном случае, когда духовная символика проникла в средоточие массовой поп-культуры. В конце концов, булгаковский Роман – это тоже по внешней форме легкое чтиво, поп-культура, как и азимовская Трилогия. Но если такого рода легкая вещица не истирается с годами, то значит – есть в ней и глубинные смыслы.

Немного в мире зрелищ и субъектов, имеющих не меньшую популярность, чем мировой футбол. Разве что мировой музыкальный шоу-бизнес и поп-идолы, например, классика жанра – ABBA. Возможно даже, шведский квартет – лучшая по качеству поп-группа всех времен и народов, релаксирующая, легкая, не надоедает даже через 40 лет непрерывной ретрансляции, потому что не напрягает. За исключением одной прощальной по сути композиции – The Day Before You Came.

Песенка очень простая – об одном абсолютно рутинном дне молодой европейской женщины – от рассвета до заката. Там вообще в тексте абсолютная рутина – позавтракала, села в поезд, приехала на работу к 9, пообедала в час, выкурила сигарету, ушла как обычно в 5, не меняя привычек с окончания школы, легла спать в 10, потушила свет. Этот день отличается от других лишь немногим – вечером идет дождь.
Более скучного сюжета сложно себе представить. Однако с каким внутренним, почти надрывным драматизмом поет блондинка Агнетта! Все меняет один короткий припев: «за день до твоего прихода!». Одним легким, поистине булгаковским мановением пера драматурга протагонистка, автор слов и зрители оказываются над обыденным течением времени – не в прошлом, не в настоящем, а где-то в надвременном.

По этой причине даже поклонники и благожелательные критики не смогли сразу понять, о чем эта песнь. А через пару месяцев переключились на другое обсуждение – распада группы на пике популярности. И все же обсудить есть что.
Вневременной сюжет говорит, скорее, о мечте, чем о реальности. Однако именно это заставляет и до сих пор, через 35 лет, приглядываться к деталям и находить среди них весьма значимые. Кстати, бытовые детали подсказывают, что перед нами – не просто молодая женщина, а успешная по европейским меркам. Она не только работает с бумагами в офисе, но подписывает часть из них, живет в пригороде, критично интересуется политикой.

В конце дня читает популярную в то время книгу радикальной феминистки Мерилин Френч или что-то в этом стиле. Как и весь западный мир смотрит все подряд серии «Далласа». В общем, жизнь ее проходит успешно. И только в самом конце песни – опять легким драматическим мазком картина дополняется вневременной оценкой – «Как это ни смешно, но у меня не было чувства бесцельной жизни». И все это с нарастанием внутреннего драматизма с каждым часом в тот день «перед твоим приходом».

Вполне можно считать эту прощальную песнь своего рода протестом группы против наступающих сугубо либеральных ценностей. Следование идеологическим нормам и светским правилам отнюдь не наполняют жизнь смыслом, в отличие от любви. Этот смысл в песне есть, но он есть в половине сюжетов поп-лирики. Намного интереснее две неявные, но и не скрытые от внимательного взгляда ссылки на книгу и на сериал. Эта популярная книга М.Френч называлась «Женская комната» (The Women's Room). При этом самая популярная и пересматриваемая серия «Далласа» - «Дом разделенный» (A House Divided). А это уже отсылка к Евангелию от Марка: «дом, разделенный в себе, не устоит…».

А вот это уже попахивает едва скрытым бунтом против той самой системы, которая сначала вознесла поп-идолов на вершину светской славы, а потом разломала их жизнь. Система глобальных масс-медиа поначалу выросла, используя привычные людям самые простые ценности любви, семьи, дружбы, и как раз на рубеже 1980-х начала навязывать и эксплуатировать негативные «аттракционы». Тот же «Даллас» задумывался как техасская версия «Ромео и Джульетты», но в итоге главной темой стала ненависть членов семьи друг другу, главным рекламным трюком – обсуждение, кто из семьи или знакомых мог бы убить главного героя (да почти все). Ну и радикальный феминизм, разделяющий дом на «женскую комнату» и остальное – тоже язык ненависти.

Но и эта скрытая «идеологическая диверсия» никак не объясняет подспудного высокого драматизма «The Day Before You Came» и надвременного сюжета. Наличие скрытой, но достаточно надежной отсылки к Евангелию – заставляет сравнить сюжет песни с притчей о разумных и неразумных девах. Там тоже драматизм нарастает по мере приближения полночи и ожидания «жениха». Рутинный дневник офисной служащей оборачивается обратным отсчетом в апокалиптическом контексте. Это действительно может объяснить вневременной драматизм и внутреннюю энергетику. Скучнейший поп-сюжет оборачивается высочайшим пафосом и пророчеством европейской судьбы. Уснула, погасила лампаду до желанной полночи…

Но и это еще не все, а только половина сюжета, женская… Не поленитесь, кликните ссылку и послушайте внимательно мелодию. Ничего не напоминает? Подпеть не хочется в конце – «зеленая, зеленая трава»?
Нет, говорить о плагиате в поп-музыке вообще нет смысла. Как объяснял публике Адриано Челентано: - Я потому такой оригинальный, что заимствую как можно больше и сразу у всех.

Так что изменение пары нот, темпа и мажора на минор – вполне норма для создания нового произведения поп-музыки. Многие советские хиты созданы именно таким методом из западных шлягеров, что только подтверждает вектор культурного влияния. Советский шлягер «Трава у дома» впервые вышел в эфир 12 апреля 1982 года, а релиз прощальной песни АББА – октябрь 1982, записана в августе. Однако альбом с песней «Трава у дома» в новой аранжировке – вышел в 1983, уже после. В общем, и здесь полная неопределенность, кто на кого повлиял, или же речь о драматичном совпадении.

Тем не менее, по смысловому содержанию из апреля 1982 года – советская мужская песня является зеркальным отражением европейского женского причитания. Тесная «мужская комната» на орбите – отделена от женской части дома безжизненной пустыней космоса, а смысл – ожидание возвращения и воссоединения после сложной и опасной работы.

Между тем, время идет, а разделение лишь усугубляется. Провал первой попытки нашего возвращения к Европе был обусловлен потерей нашего смысла жизни, принятием европейской рутины за таковой. Радикальный феминизм и прочие языкы ненависти, усиленные масс-медиа, только нарастили обороты. Сколько времени осталось на часах вечности до заветной «полуночи», никто не знает, но смысл жизни пора возвращать.
Как причитала одна красивая женщина во вневременном сюжете 13 главы Романа:
«-- Я тебя вылечу, вылечу, … ты восстановишь его. Зачем, зачем я не оставила у себя один экземпляр
Когда вместо двух или пяти останется одна экклезия, посвященная Истине, тогда и воссоединится разделенный дом.

Продолжение следует
Tags: Булгаков, Европа, ММ, Россия, притча, символика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 157 comments