oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Тень знаний (2)

2. Или назад, к чистому макиавеллизму?
(начало)
В прошлый раз мы упоминали основоположника политологии Николо Макиавелли. Его основным вкладом в будущую науку стало публичное открытие закономерного различия политической логики решений и действий от обыденной или даже элитной, но не политической. Скажем, логика командира в армии далеко не совпадает с логикой командующего и тем более главнокомандующего. При этом логику решений и действий политического лидера просто необходимо скрывать от подчиненных от общества, чтобы не нарушить саму возможность управления и целостность системы.

Эмпирическое описание логики политика, «государя», вынужденного прибегать к хитрым, а порою коварным методам борьбы с «партнерами», с одной стороны, помогло многим государям Нового времени, а с другой – не раз вводил их в соблазн перегибов. Потому как «макиавеллизм» - это медаль о двух сторонах, а его применение – палка о двух концах. Политик не только обязан бороться за власть коварными методами, но и не разрушать при этом политическое единство страны, основанное на доверии народа и на следовании объединяющим ценностям.

Эти два условия определяют символический капитал (харизму)– успешность политика в борьбе с конкурентами, воспринимаемая при этом обществом как борьба добра со злом. Об этом же известная похвала политику, что сплетенные им «кружева» интриг не имеют видимых узелков изнанки. Опять же идеалом правителя еще древние мудрецы называли политика, по видимости и вовсе не вмешивающегося в ход дел, но при этом сохраняющего свой высокий статус и харизму, пусть даже унаследованную. Например, одним из самых мирных и успешных был недолгий период правления царя-богомольца Федора Иоанновича, когда все изнаночные узелки легли на имидж царского зятя Годунова.

Аналогичную стратегию сохранения имиджа путем перекладывания всех внутренних проблем на «временщика» Аракчеева использовал Александр I, официально занятый переговорами на высочайшем европейском уровне. Прямо скажем, царю Александру с его имиджем благонамеренного и мягкого реформатора-романтика этот стратегический финт долгое время удавался много лучше, чем его современному аналогу Владимиру Путину с изначальным имиджем коварного чекиста.

И вообще в наше цинично просвещенное время обществу сложно представить блистательного героя-идеалиста во главе державы, разве что ну очень маленькой, и то вряд ли. Наоборот, общество легко верит в коварство, хитрость и корысть политиков. Более того, попытка политиков вести или изображать положительных героев немедленно вызовет со стороны всех конкурентов вал слухов, сплетен, инсинуаций, вбросов и домыслов, а также разоблачительных оппозиционных докладов, навешивающих на красивую кружевную интригу не только кучу грязных узелков, но и всех собак.

Поэтому современные политики, скорее, соревнуются в цинизме, коварстве и вероломстве, но при этом цинично просвещенное общество ожидает от правителя лишь одного, что весь этот цинизм направлен против врагов и хотя бы отчасти в интересах страны и народа. Однако и в наше время, когда общественные требования к чистоте харизмы совсем минимальны, ухитряются находиться политические лидеры, зашкаливающие за все рамки. Например, Хиллари с ее негативной харизмой: сервергейт, бенгазигейт, уайтуотергейт, сандерсгейт, теперь еще мюллергейт, основанный на заказе от Хиллари выдуманного компромата на Трампа.

Политическая логика Макиавелли здесь вывернута строго наизнанку, и такое впечатление, что дисциплина в рядах истеблишмента и американских СМИ поддерживается именно общим страхом обрушения системы перед лицом нарушения всех писаных и неписаных законов и морали. Угроза полного морального, а значит и политического краха заставляет всю элиту упорно транслировать версию вмешательства коварного Путина, который, пардон, «нагадил в штаны» опьяневшей от безнаказанности американской элите. Авось пипл схавает эту версию, а после нас хоть потоп…

Докатившись до края политического цинизма и морального падения, общество все же ужаснулось, и другая его часть пытается не изображать, что все хорошо, а вернуться к консерватизму, традиционным ценностям. Благо отталкивание от полюса Хиллари без моральных тормозов подталкивает к таким циникам как Трамп и Путин, которые вроде бы действуют в пользу обществу, оседлав эту консервативную волну. Однако раскол и страх в элитах, общая неготовность элит вернуться к традиционной морали формирует из этих двух волн – либерально-аморальной и встречной отраженной хаотичную картину. И вообще попытка старых буржуазных элит вернуться в эпоху невинной юности гуманизма может дать внешний косметический эффект омоложения, но не излечит метастаз.

В общем, можно констатировать, что политико-идеологические методы западных элит, основанные на теории начала XVI века, дошли до края и исчерпались точно так же, как исчерпаны политико-экономические методы вместе с завершением глобальной экспансии, начавшейся тогда же, 500 лет тому назад. А это означает, что пора хотя бы немного продвинуться дальше – от Макиавелли и дополняющих эмпирических обобщений в основе элитной политической аналитики – к более глубокому пониманию предмета и механизмов политической власти. Без этого нового понимания и хотя бы частичного осознания элитами не выйти из глубокого кризиса, вызванного исчерпанием прежних методов и знаний. Можно только подморозить, законсервировать системный кризис, но он снова и снова будет себя проявлять циклическими приступами.

Продолжение следует
Tags: Макиавелли, информвойна, кризис, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments