oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Тысячелетие вокруг Балтики (15)

15. «Немецкая волна»
(начало, предыд.)
Назовем так для краткости вторую (национально-буржуазную) волну развития германо-балтийской ветви, в центре которой был и остается союз немецких земель. Аналогичная вторая волна для бывшей Австро-Венгрии пусть будет «австрийской» или «центрально-европейской». Для наших целей параллельной разметки Подъем «немецкой волны» выглядит пока самым наглядным примером.

Известным нам параллельным моментом являются 1814 год для Германии и 1918 год для Австро-Венгрии, когда для них завершился Надлом первой волны (узел 23/24 Финал). Повторюсь о серьезных сомнениях в том, не является ли этот «финальный» узел первой волны, «старонемецкой», одновременно узлом 13/14 для второй, «немецкой». Во-первых, последующий период 1814-1848 был, по общему мнению современников и историков, временем реакции, подмораживающей политические страсти. Революционные настроения, конечно, нарастали, особенно после европейских революций 1830 года, но для Германского союза в целом прорвались на поверхность политики только в 1848 году.

С другой стороны, нет сомнений в факте философской революции, переходящей в 24 «старонемецкую» стадию мировоззренческой «гражданской войны». Как и политическая революция, философское движение поначалу вызревало в дуалистических, компромиссных с религией идеалистических формах от Канта к Фихте, Шеллингу и Гегелю. После 1814 года, как и положено, в активной 24 стадии (надполитической Гармонизации) раскололось на непримиримые фракции, где материалисты (как Фейербах) противостояли идеалистам (тот же Шеллинг, позже Кьеркьегор).

Идеологический раскол не мог не повлиять на политические расклады новой «немецкой волны». Вопрос только в том, был этот идейный раскол опережающим или все же синхронным. Да, на уровне Германского мира и Европы в целом период Священного союза после 1815 года был временем реакции. Однако на уровне немецкой ветви в это время наблюдаются признаки раскола и соперничества между коалициями элит. Так что внешняя опека со стороны Священного союза ведет не к полному замораживанию, а только к сильному торможению революционных процессов.

Кроме того, общеполитическая интуиция подсказывает, что «свято место пусто не бывает». Если политический процесс (он же ‑ Надлом) старонемецкой волны завершился в узле 23/24 в 1814 году, то ему на смену должен прийти созревший новый политический центр. Иначе единое политическое пространство распадется, а его части отойдут под контроль соседних политических центров того же уровня. Тенденция к этому в любом случае есть в 14 стадии в виде политической интервенции в «гражданскую войну», пусть и вялотекущую, «подмороженную». Однако расколотый «трехглавый» политический центр активной четверти с сильным внешним влиянием формируется именно из баланса сил внешних влияний. Очевидно, что таким трехглавым центром для 14-16 стадий немецкой ветви был союз трех императоров, оформленный в Рейхенбахской конвенции России, Австрии и Пруссии (1813). На этой основе в 1815 году будет создан Германский союз как политическая форма, охватывающая всю активную четверть Надлома «немецкой волны».

В прошлый раз мы предварительно зафиксировали отметку для узла 10/11 Пика Подъема для «немецкой волны» ‑ в 1780 году, со смертью императрицы Марии Терезии вскоре после заключения Тешенского мира с Пруссией и отказа Вены от претензий на Баварию. Это разграничение двух ветвей и стало в итоге пределом экспансии «немецкой волны». Для «австрийской волны» аналогичным узлом 10/11 Пика Подъема явились итоги австро-прусско-итальянской войны и провозглашение Австро-Венгрии в 1867 году. Эти же события являются сопряженным узлом 20/21 для Надлома обеих ветвей предыдущей волны. Есть основания полагать, что и все стадии 11-13 новой волны, как и узлы между ними, будут сопряжены с параллельными стадиями и узлами 21-23 первой волны (таблица 16).

Политические формы, как и мировоззренческие идеи, порождаемые разными волнами и ветвями даже одной цивилизации, не говоря уже о соседних, уникальны и разнообразны, поскольку на них оказывают влияние и внешний исторический контекст уровнем выше, соседние по четырехмерному фракталу равновеликие ветви и волны, и внутренние движения. Так, политические формы «немецкой волны» определены, с внешней стороны, 19 стадией «имперской реставрации» всемирно-исторического Надлома, а также 15 стадией для Европы как его исполнительного контура, 11 стадией Глобализации и 21 стадией предыдущего центрального контура всемирной истории. Кроме этого, на религиозно-культурные формы влияет какая-то поздняя стадия (18 или 19) Романского мира в лице католической церкви и отколовшегося протестантизма. Плюс к этому, как мы уже выяснили, еще и мировоззренческая 24 стадия старонемецкой волны, а также другие соседние ветви и Германского, и Русского мира. Снизу подпирает подъем Пруссии как опорной ветви немецкой волны, которая в свою очередь опирается на общий подъем русско-балтийской ветви и ее польско-литовской подветви.

Притом что мы перечислили далеко не все движения, влияющие на культурные и политические формы Надлома «немецкой волны», этого достаточно, чтобы признать невозможность параллельной разметки на стадии и узлы, опираясь на схожие внешние формы, без учета всех сопутствующих движений. Так, придание союзному государству из конфедерации немецких монархий и городов внешней формы Германской империи ‑ это, скорее, дань уходящей имперской стадии всемирной истории. Притом что движущей силой объединения были вовсе не военно-феодальные традиции захвата территорий, а капиталистическое освоение уже сформированного общего культурного пространства. Поэтому на общенемецком уровне политической формой для анализа является именно федеративный союз, а имперская форма соответствует известной фазе подъема Пруссии как центральной ветви общенемецкого исторического движения.

Более надежным признаком для параллельной разметки является выявление политического центра и его структуры. Период 1815-1871 годов имеет два конкурирующих политических центра, находящихся на подъеме ‑ прусский и австрийский. При этом австрийский центр, хотя и опирается тоже на подъем восточно-европейской периферии, но отстает по фазе лет на сто. Оба центра делят между собой влияние на представительную ветвь общенемецкой политики, делегированную городами и княжествами. Главной интригой является соперничество двух партий ‑ «малогерманской» (антиавстрийской, пропрусской) и «великогерманской» (проавстрийской). По мере усиления соперничества растет третейская роль южногерманской фракции во главе с Баварией и с опорой сначала на Петербург (до Крымской войны), а потом на Париж. Эти структурные признаки практически однозначно указывают на активную четверть Надлома на уровне общенемецкой политики. То есть рейхенбахская политическая революция и «освободительный поход» 1814 года ‑ это узел 13/14 «немецкой волны», а поражение Франции и учреждение Второго Рейха в 1871 году ‑ узел 16/17 Дна Надлома.

Этот вывод подтверждается коренным изменением политической структуры после 1871 года в сторону централизации на основе сталкивания и согласования интересов вошедших в федеративную «империю» земель. При этом внешние формы политики остаются неизменными вплоть до революции 1918 года и отречения кайзера, когда меняется центральная часть, но стереотипы элиты и отношения центра и провинции сохраняются вплоть до 1943 года. Кризис центра в 1918-19 годах имеет все признаки узла 18/19, а последующий Веймарский период и внутренняя консолидация Третьего Рейха имеют все признаки 19 стадии Реставрации. Таким образом, период Германского рейха с 1871 по 1945 года ‑ это третья конструктивная четверть Надлома «немецкой волны».

Для сравнения ‑ послевоенная третья четверть российского Надлома (1945-2014) имела свой кризис центра в 1991 году, свой «веймарский период» и свою внутреннюю консолидацию. Для «немецкой волны» Бисмарк поначалу играл ту же роль, что и Сталин, но позже сам стал своей тенью, запутавшись в интригах. Что касается параллели между консолидацией Путина и консолидацией Гитлера, то речь идет только о самой общей структуре центра политики, а не о мировоззрении и вытекающих из него политических результатов. Кроме того, текущий российский Надлом относится к первой волне ‑ аристократической или военно-феодальной, а не к национал-буржуазной.

Гегелевское повторение истории в завершающей четверти после 1945 года тоже весьма наглядно. На первом этапе после победы над Гитлером, как и после победы над Наполеоном, немецкие земли находятся под контролем союзников. Затем общее движение к единству обретает два альтернативных центра ‑ в Бонне и восточном Берлине также с опорой на внешних игроков. Борьба за влияние происходит по большей части в информационном поле с отдельными «гибридными» эксцессами первой Холодной войны. Повторением «имперского» объединения Германии становится аншлюс ГДР в 1990 году. Канцлер Коль «без драки», только за счет интриг получает лавры «почти Бисмарка».

Повторение сюжета политики в завершающей четверти Надлома имеет место, в том числе  заморозка немецкой политики, строго подчиненной новейшему «священному союзу» в лице СБ ООН. Так что объединительные процессы, как и конкуренция двух центров тоже шли, не спеша, строго подчиняясь логике внешнего глобального контекста. Это гегелевское повторение снимает остатки сомнений в том, что именно 1814 год был таким же революционным для Германии узлом, как 1945 год ‑ консолидационным. Видимо это особенность правых, исполнительных ветвей ‑ быть подчиненными внешним политическим центрам в своих активных стадиях.

Нет сомнений и в том, что бундесканцлерин Меркель является продолжателем линии и политической тенью канцлера Коля. Ее правление повторяет на новом витке вторую половину правления Бисмарка, и так же очевидно скоро закончится. Уже сейчас канцлер уходит в тень своих партийных коллег, диктующих некардинальную, но смену режима. Напомню, что партии в нашем буржуазном веке соответствуют в политической структуре придворным кругам монархического периода. Так что активизация партийного влияния на политику, в том числе после событий в Париже, соответствует по шкале «гегелевского повторения» 1890 году, смене кайзера и перехвату новыми лидерами инициативы еще при живом канцлере. Хотя начальная активная фаза 21 стадии, сюжетно повторяющая активную четверть 18 стадии ‑ это период «коллективного руководства», как и в начале 18 «брежневской» стадии российской истории.

Параллельная «австрийская волна» поднималась и надломилась со сдвигом по фазе около ста лет от «немецкой волны». После распада Австро-Венгрии в 1918 году восточно-европейские государства попали под опеку очередного «священного союза» Лиги Наций и под влияние разных великих держав, как и немецкие государства после 1814 года. Распад Австро-Венгрии так же совпал с формированием мировоззренческих «австрийских школ» в психологии и экономике. Однако эта «австрийская классика» сформировалась уже в других условиях, намного более свободных от влияния религий. Место идеалистического «абсолютного духа» здесь заняло социальное картезианство, представление о личности и социуме как системе социальных атомов. Поэтому восточно-европейские нации не были заражены великодержавной романтикой как немцы, а в чистом виде буржуазной прагматикой поисков наиболее выгодных союзов ‑ но тоже по всем азимутам.

Замораживание политической активности в центральной Европе продлилось вдвое короче, чем после 1814 года, что может быть объяснено ускорением темпов истории в начале ХХ века, по мере приближения к большому узлу 13/14 Глобализации. Похоже, что политические перевороты в Германии и ряде других государств в 1933-34 годах имели для центрально-европейских стран такое же значение, как и революции 1848 года для «немецкой волны». При этом есть основания говорить о захвате власти в Германии реинкарнацией «великогерманской», то есть проавстрийской партии. После этого аншлюс Австрии в 1938 году выглядит как усиление этой партии и расширение влияния Вены, а не наоборот. Аналогом этого события в «немецкой волне» может быть австро-германская война 1866 года и захват власти «малогерманской партией».

Внешний глобальный контекст имеет определяющее влияние на историю наций и их союзов, поэтому политическое объединение центрально-европейских наций свершилось под эгидой победивших союзников. Вместо великогерманского рейха ‑ союз «народных демократий» под эгидой Варшавского договора и СЭВ, плюс особый договор СССР с Австрией, уступившей ГДР восточно-европейское политическое лидерство. Однако Вена сохранила культурное и мировоззренческое лидерство и влияние в старых элитах Центральной Европы. Политическая и экономическая связность союза «народных демократий» была не хуже, чем у довольно рыхлой «федеративной империи» Бисмарка. Во всяком случае, повторение немецкого «культуркампфа», то есть политической борьбы с внешним космополитичным влиянием имело место и в Восточной Европе, и тогда же и в такой же фазе российской истории (но ее первой, а не второй волны).

Можно также заметить, что Австрия в этот период присоединилась к давно уже нейтральной Швейцарии, к представительной подветви Центральной Европы. Параллель с нейтралитетом Швеции и прочих скандинавов в рамках «немецкой волны». Синхронизация центрально-европейской и российской ветвей после 1945 года определило и дальнейшие фазы развития, по крайней мере, до распада Варшавского договора. Кризис политического центра для России (узел 18/19) был таковым и для восточной Европы. Однако, если в России внутренняя консолидация под ударами исламистов началась в 2000 году, в центрально-европейской ветви начальные стадии политической реставрации затянулись дольше, видимо, из-за экономических дотаций со стороны Евросоюза и внешних гарантий безопасности.

Однако вечных гарантий в истории не бывает. По мере нарастания проблем подъем антилиберальной волны национализма наблюдается и в Польше с Венгрией, и в Австрии, и в бывшей ГДР, не говоря уже о южных славянах. Однако говорить о формировании в Вене или другой столице устойчивого центра такой внутренней консолидации пока рано. Антимигрантская политика ‑ это полдела, нужно еще экономическую политику развернуть на нужды союзных наций. По идее, создание в Австрии газового транзитного узла, соединяющего все северные и южные потоки ‑ может быть такой основой. Но пока это только проекты и предположения. И вообще разметка политических процессов, слишком близких к актуальному времени, слишком рискованна. Можно принять за окончание или перелом того или иного тренда промежуточный узел уровнем ниже.

Таблица 16. Фазы второй волны - «немецкой» и «австрийской»:
Фазы Немецкая волна Центрально-европейская волна
10/11 1780 Иосиф II ‑ король Австрии 1867 Австро-Венгрия
11/12 1792 2й раздел Польши 1873 Венский биржевой крах
12/13 1801 разгром Австрии, смерть Павла I 1882 Тройственный союз
13/14 1815 Венский конгресс 1918 распад Австро-Венгрии
14/15 1830 революции в Европе 1922-23 система союзов Лиги Наций
15/16 1848 революции в Берлине и Вене 1929 финансовый кризис
16.19/20 1862 премьер-министр Бисмарк 1933 перевороты Гитлера и Дольфуса
16.12/22 1866 Северогерманский союз 1938 аншлюс Австрии
16/17 1871 Германская империя 1945 капитуляция Германии, ООН
17.19/20 1882 Тройственный союз 1955 договор о статусе Австрии
17/18 1888 Вильгельм II 1964 генсек Брежнев во главе ОВД
18/19 1918 капитуляция Второго Рейха 1990 распад Варшавского договора
19.16/17 1923 попытки переворота, союзы 1995 Австрия в Евросоюзе
19.19/20 1933 канцлер Гитлер 2000 еврозона (ЕВС)
19/20 1945 капитуляция Третьего Рейха 2019 Брекзит, полураспад ЕС
20/21 1990 объединение Германии
21.16/17 2019 Брекзит, полураспад ЕС


Продолжение следует
Tags: Германия, анализ, параллели, психоистория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 36 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…