oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Тысячелетие вокруг Балтики (25)

25. Оставшиеся вопросы первого цикла
(начало, предыд.)
Мы достаточно детально проанализировали и обобщенно разметили практически весь первоначальный цикл этнополитического Подъема. Однако осталась некоторая недосказанность, умолчание о важной стороне исторического процесса. Судите сами ‑ в политических процессах Надлома у нас задействованы четыре контура управления (центральный сугубо политический, исполнительный, представительный и третейский), а в этнополитических процессах Подъема пока в наличии только три ветви - осевая, правая и левая. Где, спрашивается, еще одна ветвь, соответствующая третейскому контуру?

Опять же, можно заметить, что правая ветвь (под эгидой исполнительного контура) стартовала по завершении 1 стадии в основном узле 1/2, левая ветвь (представительная) ‑ после 2 стадии в узле 2/3. Логично ожидать, что «третейская» ветвь стартует после 3 стадии в узле 3/4. Поэтому она в наше поле зрения пока и не попала. Вопрос ‑ какова природа и роль этой оставшейся ветви?

Роль первой (правой) ветви ‑ военная экспансия (иногда встречная, сдерживающая) в необходимом основному процессу направлении. Роль второй (левой) ветви ‑ освоение и развитие торговых коммуникаций внутри достигнутых пределов. Роль осевой ветви ‑ поддержание первоначальной идентичности (включая баланс ветвей) и культурного единства в доступном пространстве. Поэтому можно условно даже назвать эту ветвь «нулевой», поскольку от этой первоначальной идентичности растут и отделяются прочие ветви. Интуитивно понятно, что оставшаяся третья ветвь каким-то образом связана с ролью церкви и связанной с нею охранительной частью аристократии.

В чем состояла роль Мономаха и Мономаховичей на 3 стадии русского Подъема? Не в том, чтобы самим занять старший стол, хотя и это иногда требуется, а в отделении овец от козлищ среди претендентов на первенство, а также в разрушении недостойных союзов «козлищ» с «погаными». Хотя иногда для этого приходилось брать в союзники конкурирующих «поганых», но это ж ради святого дела, а не ради власти или грабежа.

Можно также заметить, что в меньшем масштабе опора центральной власти на «своих поганых», защищающих киевскую Русь от чужих, появилась уже к концу первой стадии, при Владимире Святославиче. И в самом деле, не только каждая четверть, но и каждая стадия Подъема ‑ это автономный этнополитический процесс, имеющий свою в том числе завершающую четверть. Только вот созданная на 1 стадии пограничная стража была во второй стадии ослаблена и вытеснена сначала печенегами, потом половцами. Как и сами половцы, к концу 1 четверти уже практически породненные и союзные Руси были рассеяны татарским нашествием.

В каком-то смысле более организованные татары отняли у союзных половцев роль и заняли место пограничных защитников Руси, но на своих жестких условиях. Однако значит ли это, что Золотая Орда сама стала третьей ветвью Руси. Или же такой ветвью стали приграничные с Ордой княжества, как Московское и Рязанское? Или, может быть, ею стали только союзники русских князей среди ордынской знати? Таких союзников становилось все больше по мере взаимодействия, а это и есть старт и развитие отдельной ветви? Пока вопросов больше, чем ответов.

Попробуем зайти с другого края обобщенных рассуждений. Этнополитический Подъем ‑ это синтез, распространение и постоянное развитие своей самобытной культуры, производственной, торговой, государственной, политической. Русский Подъем основан на культуре рискованного, но все же весьма продуктивного земледелия, дополненного военной защитой (вместе с оружейным производством), а также подчиненными этим двум главным занятиям торговым и церковным сословиями. Экспансия сформированной таким образом синтетической культуры ограничена лесной и лесостепной зонами, а в зоне степей кочевые скотоводы в исходную культурную матрицу поначалу не вписываются. Тем не менее, защитить земледельцев от скотоводов без участия «своих поганых» никак не получится, так что нужен дополнительный синтез и формирование отдельной «пограничной» ветви, участвующей и в защите, и в торговых обменах.

При этом «свои поганые» могут защитить лучше, если будут разговаривать со своими более дальними родичами на своем языке и взаимодействовать по правилам своей религии. То есть третья пограничная ветвь ‑ это тоже лимитроф, как и вторая торговая, и первая оборонная (в случае Руси) ветви. Только первая обращена в сторону более продуктивных земель и потому более сильных противников, а третья ‑ в сторону менее развитых культур и земель, которые пока по тем или иным причинам нельзя вовлечь в общий оборот своей культуры. Однако для «своих поганых» или позже для своих мусульман участие в общем со славяно-русскими православными землями Подъеме является дополнительным бонусом к их собственной самобытной культуре, не говоря уже о дополнительных взаимных гарантиях защиты и торговли. Отсюда и вытекает русский славяно-тюркский этнополитический симбиоз.

Если мы посмотрим на другие цивилизации, например на англосаксонскую или иначе североатлантическую, то тоже заметим такой симбиоз с испаноязычными народами ‑ Мексикой, Кубой, да и самой Испанией в европейской ветви. Для германской Европы таким же пограничным с арабами и турками подбрюшьем является греко-романская старая Европа, нисходящая большая стадия Римского мира. Впрочем, и юго-востоке Руси тюркские народы по своей культуре являются наследниками прежних степных «варварских империй» ‑ от Скифии до Хазарии.

С другой стороны, сам этнополитический процесс Подъема основан на экспансии и территориальной проекции военной силы, его субъектом является военно-феодальная аристократия, все ветви которой выходят из одного ствола и одних корней. На примере левой ветви мы наглядно выяснили, что в целом этнополитическое сообщество, двигателем которого является данный субъект (ветвь основного субъекта) намного шире, и включает торговую олигархию, а также духовенство как идеологов разделения на своих и чужих, плюс самих этих «своих среди чужих», а иногда и «чужих среди своих», среди которых нужно проводить работу.

Как и в левой ветви есть своя правая подветвь военной аристократии (например - нормандская знать в левой ветви англо-нормандского проекта), так и в третьей ветви должна быть такая правая подветвь. Только в левой ветви во всех подветвях влияние имеют аристократы, тесно связанные с торговцами (и пиратами), как военные моряки в той же Англии. Соответственно, в третьей ветви наибольшее влияние будут иметь «охранители». Опять же напомним, как в процессе уровнем ниже внутри 1 стадии, при ее завершении очевидно возвысился воевода-охранитель Добрыня при идейном окормлении его действий церковью. В масштабах первой четверти «добрынями» следующего уровня становятся Мономаховичи.

При этом внутри «нулевой» (осевой) великорусской ветви формируется в целом баланс между сугубо военной (смоленско-тверской), торгово-эскортной (новгородской) и охранительной (владимирской) ветвями. Охранительная владимирская подветвь внутри новгородской ветви уравновешивается псковской сугубо оборонительной. Влияние охранителей во Владимире связано с близким соседством экспансивных черниговских конкурентов, опирающихся на союзников-половцев. При этом внутри черниговской ветви Рюриковичей есть подветвь «своих среди чужих», опирающихся на связи с Владимиром. Опять же это соседство и соперничество моделирует развитие будущей автономной третьей ветвью.

Осталось назвать черниговский торговый форпост на альтернативном пути из Киева в булгары, на котором охранители в лице «долгорукого» Мономаховича обустроили деревянный кремль. Это и будет будущий центр третьей ветви, остающийся при этом частью ветви осевой. Не знаю, насколько случайным было появление на более поздних кремлевских стенах таких же зубцов, как «ласточкины хвосты» миланской крепости. Однако Милан ‑ тоже и точно крепость охранителей, близких к церкви, на альтернативном пути из Рейна в Восточную Европу. Сама же каролингское королевство Италия, союзное итальянским и греческим пиратско-торговым кланам ‑ тоже аналог Черниговского княжества, союзного сначала печенегам, потом половцам.

Конечно, это еще вопрос, является ли третья ветвь политического центра сама политическим центром третьей ветви, но как минимум - входит в этот центр. Нулевым узлом в таком случае может быть первый контакт будущего субъекта с объектом политики ‑ сожжение во многом еще «черниговской» Москвы татарами в 1238 году и полулегендарное вокняжение Михаила Ярославича Хоробрита после этого. Хотя эту гипотезу нужно еще будет проверять по ходу дальнейшей разметки всех ветвей. Пока же, на старте 4 стадии и разделения Руси на все четыре ветви - можем рассуждать только теоретически.

Можно еще добавить сюда не раскрытый при анализе 3 стадии вопрос о третьей волне «элитного пролетариата». Как экспансия великокняжеского рода на 1 стадии породила вторичную волну исхода родовой элиты в новые торговые центры, так и экспансия этой торговой элиты на 2 стадии оказывала давление на периферийные языческие элиты. Реакцией на это давление были «восстания волхвов», особенно сильное около 1070 года, в узле кризиса киевского центра. В свою очередь, эта реакция повлекла усиление охранительной ветви Рюриковичей, способствующей экспансии православного духовенства на периферию и вытеснение прежних гарантов договорных отношений. Это и была третья «элитно-пролетарская» волны бывших волхвов, северо-славянских и финно-угорских.

Эта волна, в свою очередь, разделилась на внешнюю, к родственным племенам вне Руси и на внутреннюю эмиграцию, когда бывшие волховские роды обрачивались православными священниками в периферийных торговых форпостах своей родовой знати. Судя по данным археологии, именно таким периферийным центром вытесненной из Ростово-Суздальской земли финно-угорской знати была первоначальная Москва. Это, во-первых, создавало родственные связи с другими центрами внутренней и внешней эмиграции, как Касимов, Городец или Елец («всем ворам отец» - то есть бунтовщикам). Тем легче московскому «элитному пролетариату» 3 стадии удалась роль союзника Орды по главному вопросу собирания дани с тех же торговых Ростова и Суздаля, своего рода внутриэлитный реванш.

К числу оставшихся неопределенностей по поводу первой четверти в целом и узла 3/4 в частности можно отнести вопрос о точной разметке каскадной Смены центра. Как и в больших узлах Надлома, на столичном уровне сначала происходит смена «центра центра», и только в середине 14 стадии для этого вложенного уровня происходит «смена режима», и одновременно смена центра для всей элиты. Для русского узла 3/4 нужно выбирать между двумя событиями ‑ разорение Киева русскими в 1203 году (на фоне агонии внешнего центра в Константинополе) и взятие Киева татарами (1240), между ними был еще разгром на Калке (1223) половцев и союзных южнорусских князей при практическом отсутствии северных князей.

Это и есть проявление каскадности смены центра - сначала внутреннее разделение бывшего общего центра ‑ великокняжеского рода на южных, западных и северных. Затем в связи с битвой на Калке ‑ «смена режима» внутри каждой из ветвей, и в ходе Батыева нашествия - «смена режима» для всех, включая ранее отделившуюся западнорусскую ветвь. Из этого следует, что большой узел 3/4 для всей Руси завершился в 1240 году, как и для теперь уже Литовского княжества. Для осевой ветви узел 1/2 связан с принципиальным неучастием во внешней войне в битве на Калке (1223). Для левой ветви смена центра всегда происходит немного раньше, как и во внешнем для нее левом контуре - узел 1/2 в 1204 году. Битва на Калке и Батый в Киеве ‑ это уже активная четверть 3 стадии, замена центра третьей подветви и новое разграничение сфер влияния.

Таким образом, из связанных с обзором первой четверти Подъема вопросов, на самом деле, остался только один самый общий. Напомню, что более детальный анализ каждой стадии в каждой ветви понадобился из-за накопившихся ошибок в разметке. В частности, при сравнении фаз и узлов в разных ветвях они не всегда совпадали. Теперь же параллельная разметка первых стадий в самом общем виде выглядит вот так:

Таблица 19: разметка первых стадий русского, германского и англосаксонского Подъемов
C R L Событие
0/1 498 крещение Хлодвига
2A 751коронация Пипина Короткого
1/2 + R1 768 война Пипина без Тассилона
2C 814ум.Карл Великий
2.19 + R2 830 восстание сыновей Людовика I
2D 840 Лотарь I
3A 843Верденский договор Карл II
-/0 3.12 -/0 855ум.Лотарь I; 850 даны в Англии; 860 русы на Византию
3.13 + L0 875 император Карл II Лысый
0/1 2/3 + C0 0/1 882 Олег в Киеве 886 Альфред в Лондоне
887 Арнульф в ВФК; ум.Карл III
3C + R3 L1 C1 919 Генрих I Саксонская династия ВФК
3D 962коронация Оттона I в Риме
960 герцог Франции Гуго Капет
1D 3/4 + R4 L2 1D 973 Оттон II  976 Бабельберг в Австрии
978 Владимир I, Этельред II
2A C2 988 крещение Руси 987 король Гуго Капет 986 венгры в Европе
1/2 R1 1/2 1000 Владимир на войне за Византию 1002 резня датчан 996 ум.Гуго Капет
Для компактности нумерация узлов подветвей задана только вторым индексом (например - R2 вместо R1/2, а большие узлы обозначены буквами A=10/11, C=16/17, D= 19/20)

Можно еще уточнять, когда точно произошла каскадная смена центра в правой германской ветви (R), однако и сейчас видно, что соотношение узлов между ветвями (русской ‑ C, германской ‑ R, англосаксонской ‑ L) практические совпадает с таким же соотношением внутри них. Например, узлу R3 соответствуют узлы L1 и С1 как внутри правой ветви, так и между большими ветвями. Аналогично узлу 3/4 в правой ‑ узлы 1.16/17 в левой и осевой ветвях, и внутри и между. Это уже сам по себе неплохой результат для разметки с учетом того, что двигались мы параллельно, следуя логике внутреннего развития, характеру событий, а проверили на совпадение уже после.

Однако, из этого совпадения вытекает еще один логичный вопрос: А нет ли для германского, русского и англосаксонского Подъемов некоего основного Подъема волны глобальной цивилизации, для которого эти три Подъема являются ветвями? В таком случае узел 1/2 этого основного Подъема будет около 500 года, а узел 2/3 с разделением трех ветвей ‑ около 850, узел 3/4 со сменой центра и каскадным разделением всех ветвей ‑ около 1000 года.

Понятно, что этот всемирный Подъем опирается на христианство как идеологию, но не ограничивается этим. После 1000 года происходит разделение христианства. Как и на 3 стадии русского Подъема в более масштабном процессе после 850 года начинается распространение христианства за пределами Римского мира и его форпостов. Однако в рамках единого процесса важны и остальные политические центры и варварские движения. Понятно, что в роли старого имперского центра выступает Рим, а в роли торгового форпоста на северо-восточном краю Ойкумены ‑ город Византий, объявленный новой столицей - Константинополем (узел 0/1, 330). По мнению академической науки, становление самостоятельной Византийской империи как раз и заняло два века с 330 по 518 годы, прихода к власти Юстиниана. Так что разметка всемирного Подъема имеет право на существование с достаточно четкими привязками.

Проблем с наличием старой торговой олигархии в Римском мире тоже не было. Осталось обнаружить два недостающих компонента для запуска процесса Подъема. Во-первых, это волны «переселения народов», предшествующие и сопутствующие первым стадиям Подъема. Такие волны историкам также известны, только на месте норманнов вторую волну составляли сухопутные пираты ‑ кочевники Великой Степи. Они же сформировали новую аристократию «варварских королевств», окруживших Римский мир.

Осталось понять, где и когда была первая земледельческая волна «переселения народов» под влиянием первых античных империй, а также где и когда произошло формирование первого прообраза славяно-русского единства. Понятно, что эта волна также заняла два-три века и закончилась незадолго до «нулевого» узла Подъема, где-то в начале новой эры. Если сбалансированная осевая ветвь русского Подъема образовалась на месте первоначальной Новгородской земли, тогда и во всемирном Подъеме может быть та же логика развития. В этом случае зона первоначальной экспансии и формирования этноисторической общности земледельцев и кочевников должна находиться здесь же, в полях между лесов Восточной Европы рядом с кочевой Великой Скифией.

Вот и вопрос, где и когда могло произойти «призвание варягов» во всемирном масштабе? Только нужно учитывать разницу в масштабах - и на месте совместной торговой фактории нескольких племен должна быть область взаимодействия нескольких народов, а в роли варяжского рода, породнившегося с оседлым княжеским родом, будут целые племена - кочевое и земледельческое. Вопрос открыт, гипотеза имеет полное право на существование, интрига исследования стала только интереснее. Если нам удастся более точно разметить легендарные «нулевые» стадии для подъемов уровнем и масштабом меньше, то можно будет прояснить легендарное начало не только русской истории, но и всемирного Подъема новой эры.

Продолжение следует

Tags: 3 стадия, Киев, Москва, Орда, Русь, психоистория, скифы, этногенез
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…