oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

Корни и крона психологии (24)

24. От эмпирических схем к единой модели
(начало, предыд.)
Попробуем еще слегка обобщить предыдущие описания и рассуждения по поводу разных психотипов и соответствующих социальных ролей. Во-первых, подтверждаем и без того интуитивно понятный фактор психологической наследственности. Если предки были крестьянами, ремесленниками, либо из жрецов или военных, то передаваемый через «управляющую сеть» мобильных генетических элементов (матрицу) опыт поколений составляет однородное содержание интуитивной части.

Соответственно, онтогенез юной личности на этой основе происходит успешнее в той же самой социальной и природной среде, представляющей собой второй фактор развития. Хотя для творческой личности залогом более успешного в конечном итоге (но не в юности) развития, может быть как раз преодоление препятствий непривычной среды.

При этом среди крестьян или горожан встречаются и консервативные домоседы, и амбициозные гуляки, и мечтательные лодыри, и неутомимые мастера на все руки, а также народные целители (знахари), певцы и музыканты. Соответствующий опыт имеется во многих поколениях и, скорее всего, интуитивно доступен любому представителю данного сословия и местности (субэтноса) данной этнической группы. То есть даже при близких социально и территориально браках разнообразие интуитивных образцов поведения более чем достаточно, не говоря уже о «перекрестном опылении» между субэтносами.

Соответственно, реализация в социальном «фенотипе» (наборе ролей) тех или иных интуитивных содержаний наследуемого опыта зависит от еще одного ключевого фактора, который собственно и называется «психотип» ‑ это конфигурация связей между разными ипостасями личности. Всего таких личных ипостасей (контуров управления) четыре - деятельная (исполнительная «плоть»), эмоционально чувствующая (оценивающая «душа), критическая (рассуждающий «дух») и творческая интуиция («дверь», открытая к тем или иными содержанием «внутреннейшего»). Оговоримся, что не всегда эта или иная «дверь» ведет к гармонизирующей, истинной модели «внутреннего космоса».

Таких вариантов конфигурации взаимосвязей между ипостасями достаточно много, минимум 16. Хотя майянские жрецы эмпирически определили 20 основных и всего 260 возможных сочетаний. И можно с ними согласиться, что рождение людей с разными психотипами (конфигурациями) определяется волей случай, рандомно, то есть фактором, независящим от социальной среды. Иначе в разных социальных средах возникала бы положительная обратная связь с сильным перекосом в пользу тех или иных ипостасей и функций. Такой перекос и так возникает за счет подпитки духовной энергией психотипов, подходящих для данного субэтноса (сословия, профессии) ‑ совпадение интуитивных и актуальных образов высвобождает эту тонкую энергию. Поэтому рандомное появление всех конфигураций в таком специализированном сообществе перекос выправляет, дает возможность для разнообразных социальных ролей.

Вопрос: можно ли, наблюдая внешнее различие в проявлении этих разных конфигураций (психотипов и связанных с ними ролей), реконструировать (смоделировать) внутреннее устройство этого «черного ящика»?

Какие-то самые общие оценки, как работают эти взаимосвязи, мы уже можем дать, исходя из вышеизложенных общих факторов. Например, вполне объясним механизм роста патологической экстравертности в «современных» мегаполисах с их вавилонским смешением и столпотворением, особенно в таких эмигрантских странах как США. Стресс большого города заставляет интуитивную ипостась «нырять» в глубины коллективного опыта поколений в поисках ответов на актуальные вызовы городской жизни. Однако у семей иммигрантов, как правило, такого наследуемого опыта мало.

Для жизни в рамках этнического квартала (которые поэтому и формируются) интуиции еще хватит, а для успешного развития в постоянно меняющихся условиях - нет. Между тем духовную энергию на глубинные поиски личность затратила, а восполнения этой необходимой для развития личности тонкой энергии ‑ не получила, ибо совпадений образов настоящего с традиционного образами прошлого нет. Если только это не образы собственно таких же стрессов, распадов семьи и личности ближних, насилия и т.п.

Так что итогом таких попыток бесплодной интуиции становится безнадежная депрессия. Отсюда попытки американских школ и вузов оградить таких молодых людей от любых самых малых стрессов и переживаний. Или же как вариант происходит развитие неврозов, когда личность находит удовольствие в повторении и смаковании негативных образов, разрушительных и саморазрушительных и действий. Из такого совпадения образов тоже добывается тонкая духовная энергия. Развитие на невротической основе вряд ли возможно, но поддержание социальных связей и работоспособности ‑ в какой-то весьма ограниченной степени. Это в том числе к вопросу широкой аудитории, откуда на телевидении и в жизни берутся антипатичные мизантропы, обливающие всех грязью и получающие от этого удовлетворение.

Нормальное, непатологическое развитие личности, как мы уже обсудили, как раз и зависит от совпадения актуального образа жизни с интуитивными образами традиции. Нормальная экстравертность развивается за счет приоритетной связи деятельной или чувствующей ипостаси с интуитивной, которая в свою очередь связывает актуальные образы действия с интуитивными образами наследуемой традиции. Такое совпадение образов обеспечивает подпитку личности энергией для деятельности и развития, то есть для проявления и закрепления социальных навыков, долгосрочной памяти и готовности передать эту информацию по наследству.

Также и нормальная интровертность развивается за счет приоритетной связи интуитивной ипостаси с духовной ипостасью, работающей с долговременной памятью. При этом две «внешние» ипостаси обеспечиваются энергией и временем интуитивного «процессора» по остаточному принципу. Другой вариант нормальной интровертности возможен, когда ведущая интуитивная ипостась работает со всеми тремя ведомыми ипостасями попеременно. Такая творческая конфигурация востребована как раз в периоды кризисов, отсутствия традиционных ответов на вызовы времени, когда нетворческие психотипы впадают в депрессию или в невротическую активность. Тогда из интуитивных глубин находятся новые, «хорошо забытые» образы действий и наполняются смыслом символы древних карт. Однако для поддержания этой творческой способности в периоды между кризисами творческие психотипы должны работать с символическими ценностями, накапливать разнообразные образы действий, системы оценок и самые общие карты предметных областей.

Наконец, оставшийся вариант патологичной интровертности связан, скорее всего, с отсутствием этой возможности накапливать в долгосрочной памяти более или менее актуальные образы, информацию для интуитивной работы с глубинными образами. Это может произойти, например, если творческая по психотипу личность лишена в детстве символического и вообще жизненного разнообразия, эффект социальной депривации. Это ведет к замене необходимой реальности не просто нормальным фантазированием, а подмене реальности, вынужденном наделении фантазийного образа признаками жизни.

Хрестоматийный пример такой подмены ‑ это как раз жесткий эксперимент гуманиста Пиаже над своей маленькой дочерью, вынужденной нафантазировать нужное ей для личностного развития наказание родителей за проказы. Надеюсь, что дальше этого не пошло, и с девочкой было все в порядке. Потому что регулярная подмена реальности фантазией, то есть извлекаемыми из интуитивных глубин образами, заполняющими личную долговременную память с ошибочной пометкой «явь, а не сон» как раз и ведет постепенно к аутизму, истерии или шизофрении.

Можно также заметить, что в норме личность всегда подключена к внешним образам материальной и социальной реальности, и одновременно к интуитивным образам глубин подсознания. Отсюда, видимо, и возникло юнгианское понятие о чередовании ведущих и ведомых функций по знаку экстравертности/интровертности. Из этого наблюдения затем выросли отчасти спекулятивные постюнгианские схемы MBTI и соционики, сохранившие чередование «черных» и «белых» функций. Однако, как мы уже выяснили, эти упрощенные модели сложно назвать надежно работающими.

Понятно, что в эмпирических схемах и тестах по ним интровертная функция будет ведущей, когда психика больше по затратам энергии и дольше по времени работает с долговременной памятью, чем с внешними объектами. Заметим, что внешним объектом может быть и изображение реальности, карта или картина. Однако созерцательное внимание картографа или художника к внешней реальности, чтобы ее запомнить и отобразить как есть, может показаться внешне пассивной интровертностью, хотя это сугубая амбивертность. Как и у ученика, созерцающего и копирующего отображение. И еще заметим, что для работы созерцательной духовенской ипостаси все равно нужна какая-то подчиненная ей активность двух внешних ипостасей, работающих с природными и социальными связями.

Предположим, что деятельная («западная») ипостась создает ведущую из двух внешних функций по Юнгу ‑ «мыслительной» (материальной) и «чувствующей» (социальной). Это обеспечивается определенной связью внешней ипостаси с внутренней интуитивной ипостасью, обеспечивающей образцами (картами) приемов работы тела и его продолжения ‑ материальных инструментов, как впрочем и картами местности. Необходимое для экстравертной функции интровертное дополнение, работающее с внутренними образами памяти, будет преимущественно «восточным». Однако постольку, поскольку эти рабочие «карты» деятельного типа - не сложные, энергии на извлечение их из долговременной памяти тратится меньше, чем на постоянное повторение действий, совпадающих с интуитивным образом.

Другое дело, если внешняя деятельность проходит в сложных условиях, когда личная память времен ученичества может и не помочь. Тогда востребован обществом другой ведущий психотип - сугубо интуитивный духовенский, работающий с памятью поколений и показывающий образец действий в новых условиях. Структура связи внешней деятельной и внутренней интуитивной ипостаси будет такой же, но при этом ведущей будет интровертная «ощущающая» функция, а деятельная функция останется ведущей среди двух внешних, то есть второй по наполнению энергией.

Возможны еще более сложные изменения внешних условий деятельности, когда и в памяти поколений «карты действий» не найдется в готовом виде. Тогда востребован не просто интровертный духовенский, а интуитивный «шаманский» психотип, способный открывать «двери» и уходить во «внутреннейшее» коллективного бессознательного, чтобы найти и вынести людям новый творческий образец действий. Однако для этого интуитивной ипостаси личности нужно уметь отключаться от личных ипостасей, чтобы подключиться к надличным ипостасям, работающим с архетипами коллективной памяти. И кроме того, уметь возвратиться  к людям ‑ переподключиться обратно.

Можно предположить, кстати, что переподключение происходит не одновременно всех функций интуитивной ипостаси. Мы в нашей фрактальной модели исходим из того, что внутри интуитивной ипостаси есть свои такие же подсистемы: деятельная («мыслительная»), «чувствующая», «ощущающая» функции и собственно интуитивная управляющая («царь в голове»). При обычных условиях (экстравертный деятельный тип) деятельная ветвь интуитивной ипостаси всегда сопряжена с интуитивной ветвью деятельной ипостаси. Соответственно «ощущающая» функция интуитивной ипостаси сопряжена с какой-то духовенской надличной ипостасью в глубине психики.

Кстати, такая рабочая гипотеза может объяснить, почему сугубо интуитивный «шаман» К.Г.Юнг назвал деятельную функцию «мыслительной». Ведь теорию диктовал глубоко интуитивный духовенский «картограф», наблюдавший за работой интуитивной ипостаси автора, деятельную функцию которой как раз уместно назвать «мыслительной». При этом у «шаманского» глубоко интуитивного типа эта самая мыслительная функция интуитивной ипостаси вполне может «отвязываться» из сопряжения с интуитивной функцией деятельной ипостаси. Освободившаяся функция подключается к надличной деятельной ипостаси, чтобы направить ее в путешествие и в работу над содержаниями надличной памяти поколений. Опять же именно такой механизм объясняет «шаманские» феномены ‑ как впадание Сократа в ступор посреди афинской улицы, описания пророками и поэтами своих путешествий в потусторонний мир, где обитают души предков.

Это мы коснулись связей деятельной и интуитивной ипостаси. Однако успех почти любой работы определяется не только природными условиями. Чаще всего, по крайней мере, в благодатных странах Европы, сложности для деятельной ипостаси связаны именно с социальными требованиями. Поэтому социальные навыки и умения бывают не менее, а то и более важны, чем технические. Ведущей все равно может оставаться деятельная ипостась, но и «южная» эмоционально-коммуникативная ипостась тоже востребована и бывает достаточно развита. Работа второй внешней ипостаси также обеспечивается своими «картами образа действий» через связь с интуитивной ипостасью. Интровертная духовенская функция может быть более нагруженной, чем каждая из двух внешних функций по отдельности, но не вместе. Отсюда как раз и возникают те самые ошибки тестирования для «юго-западного» сектора Эннеатаблицы (перфекционистов).

Попробуем точно так же рассмотреть случай сугубо ведущей чувствующей функцией и соответствующей «южной» ипостасью личности. Все равно для успешной работы социальных навыков и техник требуется своя специфическая интуитивная карта, то есть сопряжение с духовенской ипостасью. Возможно, именно поэтому создатели Эннеаграммы оценили, что в некоторых ситуациях «южный» тип Босса двигается в «северо-восточную» сторону Помощника. Однако в стрессовой ситуации «южный» тип может меняться местами с самым «северным», сугубо интуитивным. Это объяснимо хотя бы тем, что социальная среда, в которой обитают такие особо амбициозные личности, намного более сложная и изменчивая, нежели окружение деятельных типов - солдат, крестьян, ремесленников.

Поэтому выживают только такие «боссы», которые способны отключать амбициозную «южную» ипостась и, как минимум, при помощи духовенской функции итуитивной ипостаси - внимательно наблюдать за ситуацией, дожидаясь у моря погоды и более попутных социальных веяний. И наверное, способность не только отключать амбиции, но и подключать чувствующую функцию к глубинам интуиции ‑ делает Босса в стрессовой ситуации Мыслителем и потенциальным гуру бизнеса, ну или большим политическим деятелем как Наполеон.

Аналогично, если ощущающая функция интуитивной ипостаси подключена к интуитивной функции созерцательной ипостаси, получается духовенский тип. Такой тип тоже может быть подключен к надличной глубинной памяти двумя способами. Можно через чувствующую функцию интуитивной ипостаси, сохраняя мыслительную функцию на связи с деятельной ипостасью. Тогда речь может быть о скрытно амбициозном и деятельном разведчике, будущем генерале, как книжный Арамис или скажем ‑ реальный Пржевальский. Или же наш духовный тип связан с бессознательным через интуитивно-мыслительную функцию, а чувствующая функция работает вовне. Тогда амбиции будут открытыми, а путешествия умозрительными как у Жюль Верна или иных писателей.

Если все три интуитивных функции подключены только к личным ипостасям или только к надличным архетипическим аналогам, без умения переключаться, тогда имеем патологические варианты экстраверсии или интроверсии.

Наша четырехчастная фрактальная модель учитывает наличие помимо образов внешней реальности, также образов виртуальной реальности (личной и надличной памяти) и соответствующих надличных ипостасей для аналогичной работы с архетипическими образами и субъектами. Такая модель позволяет, как мы видим, дать соответствие всем известным вариантам эмпирической типизации, а также оставляет место для более тонкой и точной диагностики конкретных личностей и их состояний. Даже выявленные ранее ошибки и неточности эмпирических схем эта модель объясняет. Хотя мы не рассмотрели еще возможных вариантов взаимной связи между разными личными ипостасями через сопряжение соответственных функций.

Продолжение следует
Tags: Юнг, анализ, психология, согласование, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments