oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Масленичный обзор за февраль

Ну, за Дарвина!
Нынешний февраль почти весь уместился между двумя новостями – о карантине в Китае по поводу «коронавируса» и о гламурной вечеринке в московской бане с трансляцией в блоге-миллионнике суицида бесспорных лауреатов дарвиновской премии. Оба события отражают ключевую характеристику современного общества – комбинирование без творчества, образование без понимания, неспособность применения на практике даже элементарных знаний.

Химический образованец не способен на практике связать дважды два по поводу свойств СО2. Миллионы людей с высшим образованием тоже не могут опознать в «страшном вирусе» очередную разновидность ОРВИ типа гриппа, на этот раз «кошачьего», а не «птичьего». Хотя все характеристики идентичны. Интуитивная функция атрофирована, ну или подавлена эмоциональным потоком страшилок, фейсбучных «истин». Впрочем, для того и выращивают поколение жертв рекламы на киношных гаррипоттерах с их зомбирующим ритмом нагнетания страхов – чудесных избавлений с помощью волшебных снадобий, открывающих рекламный блок.

Ну, за Азимова!
Загнать интровертов в состояние беспомощных аутистов, а экстравертов в безвольные потребители, вытеснить и изолировать творческое меньшинство, переориентировав творческую среду с ее амбициями на кислотных пластиковых «кумиров» и на авторитет «искусственного интеллекта» вместо естественного - и вот она, казалось бы, сбылась мечта о безраздельной власти финансовой олигархии над образованным обществом. Только не об этом ли сказано – хорошо, когда мечта есть и заставляет работать, и потому бойтесь сбывшихся мечт.

На самом деле, полная победа той или иной части элиты над конкурентами означает всегда только одно – неизбежный раскол среди победителей и их общий проигрыш некой третьей силе, опирающейся на то самое изолированное, а потому невидимое творческое меньшинство. И если подавить в массе людей, даже в целых нациях творческое начало, не давать ему развиться в новых поколениях с помощью ЕГЭ, индексов Хирша и прочего креатива – это вовсе не означает ослабления Творческого духа Истории. Скорее наоборот, именно так его воле расчищается путь, когда усилиями исчерпавшего свой потенциал духа наживы подмяты прочие глобальные надличные субъекты – и милитаризм, и чекизм, а манипулируемые религиозные и националистические движения выхолощены долларовыми инъекциями.

Как тут не вспомнить Айзека Азимова и начало третьей книги его Трилогии, где выродившаяся в импотентную тиранию олигархия подчинила себе сознание и эмоции всех элит. Однако в этом зазомбированном мире, где нет войн, но непрерывно работает военная промышленность, властители более всего опасаются невидимой маргинальной творческой силы «Второй академии».
Ну, за Трампа!
Вернее, за последний козырь, The Last Trump. Не только у Азимова есть такой сатирический рассказ о конце света. Его последователи-фантасты в одноименном романе смоделировали ситуацию «конца времен». И тоже пришли к выводу, что преодолеть глубочайший раскол между элитами и в обществе, грозящий всеобщей гражданской войной, возможно только внешней угрозой. В книге виртуальная угроза была нарисована в виде инопланетного вторжения. Однако, в наше время начала активной фазы великого кризиса (он же – «страшный суд», если с греческого), деградация образования и зомбирование масс-медиа еще не достигли нужных глубин. Поэтому олигархии нужны другие страшилки.

Молодые люди вряд ли вспомнят события даже прошлого года. Но читатели постарше могут вспомнить президента Обаму и его триаду главных угроз – Эбола, ИГИЛ и Россия. Тогда вариант с Эболой не прошел, потому как вирус был реально опасен. ИГИЛ тоже подкачал, и тоже в силу реальной опасности. Так что пришлось третьей угрозе двух конкурентов устранить. То есть Россия сыграла роль того начальника отдела по борьбе с контрабандистами, а Обама – ретивого оперативника: «А что если? – Не стоит! -А может быть нужно? – Не нужно! – Разрешите хотя бы… – А вот это попробуйте.»

Для любого человека, обладающего минимальной интуицией, виртуальность «коронного номера» вирусной угрозы понятна, а потому смешна. Хотя, конечно, режиссеры и постановщики этого трюка постарались как следует напугать китайской смертельной статистикой. Но китайская статистика – это то еще восточное искусство… Тем не менее, кроме оценки обыкновенности гриппозных проявлений за пределами Уханя, интуиция должна еще подсказать, кому и зачем оно надо было. Тогда вообще все встанет на места.

Ну, за Берни!
В первые дни февраля, сразу после уханьского вирусного вброса, еще можно было хотя бы теоретически подозревать недобитых вашингтонских ястребов в диверсии с применением биологического оружия (неважно, искусственный вирус или найденный и размноженный для распыления в и без того гнилом уханьском смоге). Или даже если это не диверсия, а реально опасная мутация – в любом случае это означало бы мобилизацию и усиление милитаристского крыла элиты США и других держав. Такое усиление не могло не повлиять на праймериз демократов, где милитаристское клинтоновское крыло в лице Байдена и Блумберга, наоборот – весь февраль решительно проигрывало пролондонскому социалисту Сандерсу и не только ему.

Между тем в США успехи в праймериз напрямую зависят от наполнения избирательных фондов и предоставления каналов масс-медиа, а сами спонсоры очень чувствительны к изменениям тенденций наверху. И вместо усиления давления милитаристов на Трампа в феврале, наоборот, быстро закончилась опупея с импичментом. Так что по политическим индикаторам, намного более весомым, чем коррумпированные реляции ВОЗ – никакого смертельного вируса ни в Ухани, ни где-то еще и быть не могло.

Временное, но уверенное февральское лидерство социалиста в праймериз либеральной партии «ослов» говорит само за себя, а заодно и «кому выгодно» виртуальное распространение вирусных страшилок. Во-первых, социалисты во всем мире – это бренд, эксплуатируемый финансистами Лондона против своих конкурентов в других странах. И только социалисты в самой Британии поддерживаются не Лондон-Сити, а против него конкурентами из США. Кроме того, именно лондонские банкиры контролируют глобальные масс-медиа, раздувающие истерику. Ну и наконец география вспышек виртуального вируса – в южном Китае, Иране, Италии – странным образом совпадает со сферой политического влияния Лондона.

Кстати, вряд ли случайна раскрутка в пролондонской Новой Англии в качестве социалистической «белой вороны» политика именно «под именем Сандерс». В смысле эксплуатации культурных ассоциаций лондонские имиджмейкеры равных не имеют. Так что для молодого поколения, на которых и нацелен этот «гаммельнский дудочник», гарантированы позитивные эмоции от одного имени, под которым жил один всем известный медведь. А еще он рассказывает молодым сказки про «отнять и поделить», так что успех обеспечен, но не на выборах, а в формировании протестного антисистемного движения, подрывающего США изнутри. Так что, если популист Трамп – это MAGA, то популист Сандерс – MAGBA, сделать американские штаты снова Великой Британией.

Ну, за Ватсона.
Однако видимое временное усиление лондонского крыла финансовой олигархии и его влияния в США следует не только заметить, но и объяснить, как и связь этого тренда с виртуальным вирусом. Почему вдруг раскрутка вируса дает Лондону преимущество? Причем сразу после Брекзита, который вроде бы должен ударить по британской экономике. Тоже вряд ли совпадение. Если вирус чем-то выгоден, то и нужно было применять его именно в такой момент. «Но как, Холмс?»

Прежде всего, вирус страшен (или наоборот удобен хозяину) не сам по себе, а как усилитель мощи подконтрольной сети глобальных масс-медиа. Для примера, почти весь рейтинг «Первого канала» накачен программами, лицензии на которые принадлежать лондонским медиа-магнатам. Не говоря уже о рекламных бюджетах, распределяемых тоже из Лондона, на которых, скажем, выживает «Эхо Москвы» или пасутся главные редактора в том числе государственных СМИ. Такая же ситуация в масс-медиа большинства стран, так что в нужный момент все они будут ориентироваться на позицию, транслируемую Би-Би-Си.

Соответственно, обладая таким бинарным информоружием – в виде рычагов влияния на все крупные СМИ плюс вирусный информповод – можно держать под уларом, скажем, тех же континентальных европейцев. Для этого можно даже пожертвовать частью доходов от спектаклей Ла Скалы или итальянского футбола, лишь бы угроза вируса выглядела реальной для европейского обывателя. А там с помощью масс-медиа и специально выпестованных популистов типа Сандерса – всегда можно завести толпу против политических элит стран-конкурентов как та же Германия. Это серьезная угроза, когда ударяющий по экономике карантин может в любой момент навязать конкурент. Вон, тренировки по перекрытию альпийских тоннелей и удержанию на земле мелких авиакампаний уже состоялись и успешно. А значит, должно быть, также успешно идут закулисные переговоры с ЕС о сохранении доступа британских товаров и услуг, прежде всего, финансовых на европейский рынок.

Впрочем, кроме итальянского сапога, мешающего захлопнуть двери экономики ЕС перед носом лондонских, виртуальная вирусная атака помогла им закрепить союз с весьма влиятельной биомедфарминдустрией, которая ранее была в сфере влияния банкстеров-пиратов (круга рокфеллеров). После проигрыша Клинтонов Трампу случилось знаковое слияние лидера индустрии Монсанто с германским концерном, то есть возвращение части финансовой империи на историческую прародину ее основателей. Однако другая часть индустрии, теснее связанная с Канадой и британскими основателями, как видим, нашла себе другую политическую крышу, способную обеспечивать госзаказы и рост продаж за счет вирусных информкампаний.

Ну, за Си!
Есть, однако, и другой вопрос – а почему вдруг и лондонским банкирам, и их китайским партнерам-перестройщикам выгоден уханьский вирус и связанный с ним карантин, который уже принес кучу убытков и снижение глобальных индексов? Возможно, потому – что и убытки, и снижение оборотов экономики и без вируса были неизбежны. Однако, в данном случае ослабленный виртуальный вирус послужил вакциной против неизбежной биржевой паники и прочих известных по старту Великой депрессии разрушительных проявлений.

Скажем, если бы гастарбайтерам из внутренних провинций разрешили вернуться с новогодних каникул в крупные города юга Китая на огромные экспортные фабрики, а потом многие фабрики закрылись из-за событий на финансовых рынках – то был бы вполне возможен хаос, беспорядки, потребовалось бы введение ЧП, войск, то есть полная остановка торговли, всех заводов и фабрик, а не только лишних. А так, наоборот, фабрики будут не закрываться, а открываться как позитивный новостной фон. Оставшиеся в карантине работники закрытых фабрик будут иметь надежду, что они тоже откроются не сегодня, так в следующем году. А пока и в деревне в большой семье выжить можно.

Таким хитроумным образом южнокитайские элиты и тесно связанные с ними через Гонконг и Шанхай лондонские банкиры переложили социальные издержки кризиса на элиты северных и внутренних провинций. А это будет означать также сдвиг политического влияния в КНР в пользу внешнеторговых «южных» элит в ходе стартовавшей китайской «перестройки». Все базовые элементы «перестройки» налицо, включая схлопывание внешних рынков и зависимость государства от оставшихся, нарастание экономических проблем и напряженности во внутренних районах, в том числе национальных, обрушение и без того проржавевших идеологических скреп, а значит высвобождение особо опасной для единства Китая сектантской активности, вплоть до истребления чужаков и взаимного озлобления соседей. Но это будут пока проблемы внутренних провинций, а не торгового побережья.

Ну, за Обаму!
Хотя Сандерс и лидировал весь февраль, но в последний високосный день проиграл, и много – причем именно коррумпированному ястребу Байдену. Проиграл в Южной Каролине, где и сейчас сильны позиции первого черного президента США. Вроде бы это объяснимо тем, что сам Сандерс – либерал и северянин, в отличие от набожных южан. Тем не менее, вполне резонен вопрос, почему Обама не поддержал кого-то еще, например Уоррен? Ведь без его сторонников столь весомой победы Байдена, возвращающей интригу в праймериз, не случилось бы. Возможно, именно потому, что стоящие за Обамой спецслужбисты – с одной стороны, не желают излишнего усиления Сандерса, играющего на ослабление США, но не желают и появления нового лидера среди демократов. Как не желают и победы любого из демократов над Трампом в ноябре. Поэтому не избираемый Байден, а на другом конце качелей – не избираемый и даже не выдвигаемый Сандерс.

Еще раз напомню, что до недавнего времени в США были только два ведущих крыла элиты – милитаристы и финансисты, которым верно служила национальная бюрократия и ее спецслужбистский авангард. Буш-старший верно служил милитаристам, Буш-младший так же верно служил финансистам, однако само наличие президентского клана Бушей с опорой на элиты регионального уровня имело следствием формирование широкого политического клана, имеющего позиции в разных сферах и слоях элиты. Поэтому выполняя негласные договоренности о ротации двух партий у власти, клан Бушей вполне мог сделать ставку и имел время на выращивание своего ставленника в рядах «ослов». Так же как те же Клинтоны поддерживали своего ставленника Маккейна в рядах «слонов». Тем более что перед глазами Бушей был пример «чертика из табакерки» в лице спецслужбиста Путина, так почему бы не повторить такой фокус в США с таким же «чертиком» Обамой.

В свою очередь Обама вернул Бушам должок в 2016 году, когда в последний момент не дал снова победить Клинтонам, а помог их спойлеру Трампу, которого тот же клан Бушей обложил импичментом и своими кадрами со всех сторон. И почему бы сегодня Трампу и бушистам не вернуть должок Обаме, поставив под его контроль партийную машину демпартии? Тогда вполне объяснимы нынешние качели на праймериз, когда сначала Сандерс при закулисной поддержке сторонников Обамы загоняет под плинтус шансы Байдена, а потому клинтонитам приходится идти в торг с «этим выскочкой» и что-то ему сдать. (А что у них есть нужного для Обамы, кроме контроля над партией?)

Ну, и последний тост – за султана!
На этот раз мы оставили на закуску вычисление общего политического знаменателя событий. Таким знаменателем является, похоже, начавшийся дележ политического и не только наследства проигравшего крыла глобалистов. Проигравшие, как и положено, раскололись на фракции, примыкающие к двум крыльям победителей в финансовой элите. Часть глобалистов-ястребов пошла на поклон к национал-глобалистам (Трамп, Буши, Обама), другая часть – примыкает к альтерглобалистам. И только никому не нужные и токсичные бывшие лидеры продолжают по инерции бороться за реванш, который уже невозможен.
Вот, исходя из этого общего знаменателя и нужно рассматривать все остальные политические события. Например, в том же Киеве ждут- не дождутся определенности в Вашингтоне. Пока все склонялось на сторону Сандерса, усиления лондонских, начали обсуждать возвращение Тигипки как компромиссной фигуры, устраивающей пролондонского Ахметова, как и клинтоновского Пинчука. Однако, после проигрыша Берни на югах, скорее всего, придется опять передоговариваться под новый расклад.

Еще неудобнее пытаться усидеть на двух или трех стульях новоявленному султану. Мало того, что ввязался в гражданские войны на два фронта в попытке выторговать хоть что-то, а тут еще политическая обстановка в пока еще метрополии меняется каждый день. Вроде бы как лондонские усилились, да еще и с проигравшими клинтонитами о чем-то договорились. Как тут не нафантазировать себе великую неоосманскую державу, решающую судьбы Европы и контролирующего все газопроводы?

Все бы ничего, да есть в политике факторы помимо больших батальонов и контроля территорий. Например, влиятельные диаспоры и политические сети – еврейская, армянская, ватиканская, которым мечты Реджепа о контроле над Сирией поперек всех желаний и перспектив. Впрочем, и сам Реджеп, похоже, понял, что влип. Иначе не стал бы так суетиться, шантажируя Европу, чтобы повлиял на русских, и при этом призывая Россию не поддерживать Асада. Как будто дело в Асаде, а не в принципе и вытекающей из него роли России как гаранта сложившихся границ и сфер влияния на Ближнем Востоке и не только.

Может быть Кремль и не хотел бы лишний раз ссориться с турками, но и туркам нужно понимать, что Россия может быть гарантом безопасности туркоманов в Идлибе, только если будет одновременно гарантом безопасности и торговли армян из Алеппо, а равно и евреев из Хайфы. И никак иначе. Поэтому соглашения, гарантированные Россией, нужно выполнять всем и в полном объеме. Хотя так же понятно, что ни лондонским, ни тем более американским ястребам новая роль России на БВ, а значит и в мире – не по душе. Даже если лондонские сами втягивали Кремль в эту игру в качестве силового ресурса. Вот и подталкивают турок к конфронтации, в том числе чтобы пытаться влиять и вести торг с Кремлем, который прежнюю закулисную сделку с Лондоном честно закрыл, а исполнителей сделки уволил из правительства.

Но я думаю, что султан, попробовавший следовать советам из Лондона, быстро поймет, что таскает каштаны не для себя. А может, и не может не таскать в силу обязательств, но и не может вытащить в силу обстоятельств, которые он уже громко озвучил в виде российских самолетов в небе Сирии. Так что, скорее, предпочтет выглядеть обиженным на всех сразу, но лучше все же договориться с Путиным и Трампом, чем рисковать всем ради сил, проигрывающих свои позиции в Вашингтоне. В любом случае, пусть и в иных формах, речь по итогам этого локального кризиса тоже идет о разделе политического наследства ястребов – их былого влияния в турецких элитах. Торговцы останутся под лондонскими, а военные уйдут под Трампа или кого-то еще, кто обеспечит им сектор и вектор проекции силы – например на восточном берегу Евфрата для сдерживания и курдов, и Ирана. Возможно, кстати, именно для этого турок и их прокси из Идлиба и выдавливают.
Tags: БВ, ВБ, Китай, США, Турция, анализ, обзор, перестройка, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 198 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →