oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Тысячелетие вокруг Балтики (33)

33. Ордынский порядок против орденского
(начало, предыд.)

Повторения истории, любые параллели, в том числе между четвертями Подъема и Надлома – никогда не бывают ровными, всегда отчасти, с иным изгибом производных. Да и вообще, если вдруг в теориях или эмпиреях кто-то использует ровную симметрию – это повод усомниться. В живых системах проявление рациональных закономерностей всегда связано с вариациями, неровными фрактальными узорами. Да, даже и в сложных неживых процессах тоже – попробуйте найти не то, чтобы две одинаковые снежинки, но хотя бы одну абсолютно ровно симметричную. Между тем общество и его подпроцессы – это сложные живые системы, четырехмерный фрактал с заведомо неровной симметрией.

Это так приходится самого себя уговаривать, чтобы не соблазняться простыми решениями при разметке взаимосвязанных исторических циклов. Если, скажем, осевая и левая ветви процесса Подъема возникают и растут под влиянием опережающего роста правой ветви, то из этого не вытекает полная синхронность событий. Левая ветвь через торговые пути соединяет растущее сообщество с более развитыми соседями, поэтому под их влиянием созревает все же немного быстрее, чем осевая ветвь, обращенная в неосвоенное еще пространство. Уже поэтому узлы левой ветви на Подъеме немного опережают ближайшие узлы основного процесса, а узлы осевой ветви – немного запаздывают. Это – не считая таких технических моментов, что разные ветви через свои центры участвуют в разных контурах центра родительского процесса, а эти контуры тоже не синхронны.

Тем не менее, все эти особенности и неровности прикрепления ветвей на разных стадиях роста основного «древа» тоже нужно как-то обосновать, развеяв необходимые сомнения. Ответить на вопрос, например – почему левая и осевая ветви практически синхронны по уровню развития с основным процессом в узле 13/14? (Для общерусского, российского и южнорусского надломов – это февраль 1918, смена календаря.) Во-первых, завершение Подъема в узле 13/14 – это по определению завершение экспансии военно-политической системы в доступном социально освоенном пространстве. Момент полного доминирования военной аристократии и раскола на враждующие между собой ветви и подветви. Военно-политическая мобилизация охватывает все ветви, но по-разному.

Для правой ветви – это уже повторный военно-политический максимум. После смены центра в правой ветви (например, в начале 19 века для русско-балтийской ветви) местная буржуазия адаптировала под себя национально ориентированную часть военных, так что при расколе основной военной элиты и при поддержке внешних сил правая ветвь откалывается и распадается на «национальные квартиры». В третейской восточной ветви общество еще не дозрело до максимальной военной мобилизации, и там вакуум власти возрождает родоплеменные и раннефеодальные формы. Однако в осевой и в большей части левой ветви такое этнополитическое обособление от общей войны всех невозможно из-за отсутствия четких этнических границ и промышленного развития. Отсюда вытекает совпадение фаз развития основного процесса и двух ветвей.

Иначе выглядит этнополитический ландшафт в начале Подъема (например, на Руси до 13 века). Цивилизационная надстройка охватывает лишь часть элиты в крупных русских городах, при этом все ветви этой элиты имеют возможность отчасти обособиться и вести свою автономную экспансию в доступном пространстве. Именно это обособление и конкуренция за доступные ресурсы подталкивает совокупный политический центр к опережающему развитию по отношению к догоняющим центрам ветвей. Автономная экспансия всех ветвей означает при этом, что менее развитая периферия каждой из них не охвачена экспансией основного процесса (например, королевского домена).

На 13 стадии Надлома (она же последняя фаза Подъема) военно-политическая вертикаль включает военно-политическую элиту всех четырех ветвей, и соответственно масштаб основного сообщества равен или больше суммы политических связей ветвей. Однако, на 3 стадии Подъема в силу быстрой экспансии отдельных ведущих ветвей их масштабы примерно сопоставимы с масштабом основного политического сообщества, вовлеченного больше во внешнеполитические связи. Поэтому длительность стадий и четвертей Надлома для ветвей заметно меньше таковой для основного процесса, на один уровень. Для основного процесса Подъема и его ветвей, особенно в начале – длительность стадий, скорее, сопоставима, и соотношение изменяется по мере исчерпания отдельного пространства экспансии.

Тем не менее, узел 3/4 Подъема, когда первоначальный центр (для Руси – в Киеве или вокруг символического капитала Киева до 13 века) распадается, то это означает смену военно-политического центра не только в основном сообществе, но и в правой ветви, поскольку именно на этом направлении взаимодействие и подчинение шло по военно-аристократической линии. Например, германский король – это или сам германский император или его наследник, а на Руси полоцкие князья не могут вести свою политику кроме как через Киев и смоленских союзников (в силу конфигурации речных путей «из варяг в греки»).

Распад киевского политического центра был обусловлен вовсе не монгольским нашествием в 1238 году, а перекрытием прежних торговых путей – захват крестоносцами устья Двины (1201) и Константинополя (1204). Скорее, наоборот, это из-за распада русского единства, сложившегося вокруг основного днепровского пути, возник раскол и политический вакуум, в который смогли вторгнуться кочевники. Распад центра в Киеве, а за ним и в Полоцке, был не одномоментным. Пока оставалась надежда быстро отвоевать потерянное, сохранялось и остаточное значение прежних центров. Однако, после потери последних крепостей по Двине уже некому внести в анналы даже отчество последнего самостоятельного полоцкого князя Владимира, умершего в 1216 году. Не попало в летописи даже имя его преемника на полоцком столе. Что это, как не признак кризиса центра правой русско-балтийской ветви?

Впрочем, мы отмечали принципиально двухуровневое устройство политического центра правой ветви. Полоцкие князья в связке с киевскими, а затем – смоленскими. Может быть, речь шла просто о консолидации власти в руках смоленских Ростиславичей? Однако, перекрытие крестоносцами двинского пути явно затронуло торговые интересы Смоленска. Резко повысилось политическое значение до того периферийного Торопца и младшего из смоленских Мстиславичей князя Мстислава Удатного.

Пока был двинский путь, торопецкий князь контролировал только внутреннюю торговлю Смоленска с Новгородом, а теперь требовалось возродить древний кривичский путь через псковские и чудские земли. Видимо, так припекло в Смоленске, что пошли на прямой конфликт с владимирскими князьями, захватили Торжок, чтобы хлебной блокадой принудить новгородцев принять Мстислава на княжение и отдать его брату Псков с Великими Луками, выделив их в отдельное княжество.

Однако, одно дело привычные для новгородской торговой олигархии политические торги с княжескими династиями, кто из них сильнее и лучше защитит торговые пути. И совсем другое дело – попытка Мстислава не только самому сходить на чудь, но подписать новгородскую олигархию на экспансию и большую войну против западных партнеров. После этого одумавшиеся новгородцы снова обратились к владимирским князьям, отвоевавшим для них Торжок, а Мстислав удачно сделал вид, что у него есть более важные дела на юге, на путях через Киев в Галич и далее. И этот разворот тоже оформился к 1216 году и окончательно сложился к 1218-му. Таким образом, кризис смоленско-полоцкого центра двинской ветви был полномасштабным.

Тем не менее, есть большая разница в характере кризисной политики полоцких и смоленских князей. Последний князь из первой полоцкой династии делал ставку на союз с литвой, ливами и иными местными племенами. Если и интриговал с другими русскими князьями, то лишь в целях ограждения от общерусской политики, чтобы владимирские не дали смоленским захватить Полоцк. Налицо политический тренд этнополитического обособления и дробления правой ветви, как и после 1917 года.

Напомним также, что на первых стадиях Подъема сформирован только местный военно-политический контур власти, два других контура – олигархический и церковный принадлежат внешней родительской цивилизации. Смена военно-политического центра происходит либо вместе с узлом 13/14 Смены центра в основном политическом процессе, либо сопряженно с узлом 18/19 Кризиса центра. Если бы это был узел Смены центра, тогда речь шла бы о преобладании военных событий и переходе от попыток внешней экспансии к внутренним междоусобным войнам между преобладающими военными лидерами. Именно это мы и видим в конце 1210-х годов в случае смоленских князей как части общерусского пространства (как и в 1910-х поход за ключами Царьграда закончился гражданской войной).

Однако в случае Полоцка никакой внутренней междоусобицы после 1216 года не отмечено, на повестке дня не внешняя экспансия, а попытки сохранить ранее занятые позиции на торговом пути, то есть превалируют интересы торговли, а не военных. И при этом для давления на крестоносную Ригу мобилизуются разрозненные племенные силы, то есть усиливается третейская подветвь через брачные союзы полоцких и литовских князей, освященные не только православными полоцкими епископами, но и языческими литовскими обрядами. Как и положено на 19 стадии происходит реставрация смешанных языческо-христианских порядков, а также двух ключей контроля над двинским путем – славянского в Полоцке и Смоленске и германо-балтийского в нижнем течении.

Таким образом, примерно к 1218 году правая русско-балтийская ветвь переживает узел Кризис центра политического сообщества своей первой четверти (A’.18/19 = 2.19/20). То есть замеченная нами частичная консолидация в рамках политического процесса 2-й стадии тоже имела место. Контролирующие центральный торговый путь смоленские князья в этот кризисный момент пытались опереться на церковь, чтобы переломить ход событий. Однако в отличие от бедных литовских язычников, втягиваемых в нападения на богатых западных партнеров, новгородская торговая элита находилась на другой стадии своего развития, дорожа «синицей в руке». Так что временная консолидация на уровне лидеров при ведущем торговом интересе имеет несколько иные результаты, чем даже консолидация в следующем узле 2/3 (= A’.19/20), когда олигархия теряет ведущую роль в пользу третейской ветви и ее военных лидеров.

С учетом сказанного настало время уточнить момент замены смены общерусского центра в узле 3/4. Ранее мы приблизительно связали его с появлением нового ордынского центра в 1238 году. Однако на примере французской революции можно было убедиться, что наиболее яркое, кровавое и зрелищное политическое представление происходит немного позже распада прежнего центра, и относится, скорее, к третейской подветви, доминирующей в левой ветви, оставляя в стороне, хотя и втягивая в войны правую и центральную ветви. Даже в более летописные времена события 1930-х годов затмили в сознании интеллигенции (то есть нынешних летописцев) распад государства в 1917-м. Если бы будущие исторические знания черпали только из сочинений летописцев, тогда однозначно товарищи Сталин и Берия были бы виноваты в неудаче выхода России на европейский шлях, а вовсе не разложившаяся и распавшаяся проевропейская элита.

Однако вместо публицистических споров лучше применить объективные методы оценки сохранившихся характерных деталей значимых событий. Батыево нашествие не имеет главных признаков узла Смены центра – перехода от попыток консолидации прежней элиты в неудачной внешней войне к междоусобному переделу оставшихся источников ресурсов. Вместо сильной централизованной власти – хаотичная чехарда временщиков, захватывающих те или иные территории. Как раз Батый эту чехарду раз и почти навсегда прекратил. Вернее, в осевой северо-восточной ветви она прекратилась со смертью Константина Всеволодовича (1218), почти сразу после попыток торговой олигархии – новгородской и ростовской расколоть великокняжескую вертикаль и доминировать с помощью своих ставленников.

Если следовать классическим методам историографии, то сложно заметить разницу между русскими междоусобицами 12 и 13 веков. И там, и там князья ссорятся, воюют за контроль над торговыми городами и путями, а торговая олигархия торгуется с ними по оплате ратных трудов. Однако до 1210 годов не было такой радикализации одной из ветвей Рюриковичей, связанной с фактической потерей ресурса своего домена вдоль всего Днепра. Косвенным признаком потери ценности этого пути стало отсутствие после 1212 года покушений конкурентов с половецкими союзниками на власть или хотя бы на богатства давно разграбленного Киева.

После провала попыток опереться на компрадорскую олигархию Новгорода, чтобы восстановить древний кривичский путь или перехватить двинский, смоленским князьям буквально стало нечего терять. Поэтому не только новгородские, но и ростовские, и галичские торговые олигархи увидели и попытались использовать радикализованную оголодавшую силу против владимирских или волынских Мономаховичей. Таким образом, налицо важный признак узла 3/4 (как и 13/14) – проявление решающего влияния торговой элиты, раскалывающее и отчасти подчиняющее военную ветвь элиты. Если бы осевая ветвь военной элиты не обособилась и не укрепилась на мономаховых принципах власти, и если бы у нее не было своего обособленного пространства для экспансивного развития, тогда старая торговая элита Ростова и Новгорода, вовлеченная в общерусский процесс в его радикальной фазе, спровоцировала бы более глубокий раскол и здесь тоже.

Однако у осевой владимирской ветви уже сформировалась своя динамика с опорой на ремесленные слободы новых городов. Результатом стал предел экспансии для остатков старой общерусской элиты не только на западном, но и на северо-восточном направлении. Успех в пользу Новгорода в Липицкой битве быстро обернулся для смоленских князей потерей влияния на торговых путях по Волге и Оке в Булгарию и обособлением осевой владимиро-суздальской ветви. Оформился раскол Руси теперь на три части, оставшиеся смоленские и черниговские вынуждены делить пути из половцев в мадьяры и ляхи через Галич. Прослеживается параллель с отпадением правой ветви и расколом основной части России на северных красных и южных белых в Гражданскую войну 1918-22 годов.

События больших узлов 3/4 (1205-1218) и 13/14 (1905-1918), рассматриваемые под углом взаимоотношений трех больших секторов надстройки, формирующих общий политический центр, и четырех ветвей базовых сообществ – выглядят уже не так хаотично и могут служить иллюстрацией давно известного тезиса о перепроизводстве элит как причине политических кризисов и смены характера правления (технологий власти в данном секторе). Например, в начале 21 века мы имеем счастье наблюдать кризис перепроизводства финансовой элиты на глобальном уровне, переход к «цифровым» технологиям финансовой политики. Только перепроизводство элиты всегда относительно и конкретно связано с пределами экспансии и доступных для данного сектора элит и для актуальных технологий власти экономических ресурсов.

Следующим после большого узла 1216-18 годов значимым узловым событием, изменившим структуру и характер взаимосвязей в оставшейся от киевской Руси левой, южнорусской ветви, стала битва на Калке (1223). Появление монголов в Восточной Европе принято объяснять некими идеологическими причинами, заветами Чингисхана достичь западного края земли. Хотя любая идеология есть всего лишь инструмент управления массами, а не причина для себя самой. Объективной причиной, генерирующей такую идеологию, а главное – такую экспансивную политику, является только Великий шелковый путь, западные порталы которого были перекрыты крестоносцами. Еще точнее – основная причина даже не в самом захвате крестоносцами Царьграда и Риги, а именно в том самом перепроизводстве военной элиты, контролирующей торговые пути. То есть причина и крестоносных, и монгольских походов в принципе та же самая, что и причина активности смоленских князей по расчистке торговых путей от конкурентов. Это и есть сама суть политики в активной четверти Надлома любого масштаба и уровня.

Монголы напали на половцев, аланов и их южнорусских союзников не просто так, а потому что на этой ветке ВШП собралось слишком много таможенных постов, так что контролерам на восточной оконечности пути стало перепадать все меньше, а сама торговля становилась все более рискованной. Поэтому сначала расчистили от лишней элиты Среднюю Азию, затем Переднюю Азию и Закавказье, однако давление с Запада и сопротивление с северо-востока собирали на западной оконечности ВШП все новых претендентов на зачистку. Благо, харизма команды терминаторов, как и идеология степной империи без таможен, сформировались заблаговременно, в ходе зачистки северокитайских путей. А степных кочевников, как и оголодавших контрэлитариев из окрестных протогосударств хватало, чтобы идея, охватившая радикализованные кавалерийские массы, материализовалась в Великую Орду.

Таим образом, появление монголов на Руси является таким же закономерным проявлением характера глобальной политики в активной четверти всемирного Надлома, как и появление самой Руси на ответвлениях глобальных торговых путей. Только Орда при этом была восточной частью более зрелой 15 стадии глобальной зачистки торговых путей, чем общерусская элита, только вступившая на этот путь в своей стадии 4.14. Так что никаких шансов противостоять технологиям степной власти на степном пространстве. Другое дело – попытка в 1238 году точно также зачистить от конкурентов северную часть волжско-балтийского пути, где степные технологии контроля быстро исчерпались вместе со степями и отдельными полосами широких полей. Так что пришлось, пусть и с позиции силы, договариваться с местной властью с ее русскими речными технологиями. Равно как и в предгорьях Карпат пришлось договариваться с галицко-волынскими проводниками.

Только нужно учитывать, что основой ордынской технологии захвата власти, как и орденской в Средиземноморье, прежде всего, является заблаговременная разведка и планирование, обеспеченные сетью бенефициаров торговых путей. Основой удержания власти – не только репрессии, но и взаимная с местными церквями идеологическая и политическая поддержка. Так что сугубо военные технологии, хотя и играли роль, но только оперативно-тактическую. Фатальная недооценка системной силы монголов, принимаемых противниками за очередную волну кочевников, продолжается и по сей день европоцентричными историками.

Вернемся, однако, к узлу 4.14/15(1223), битве на Калке. Уже на этапе подготовки проявилось разделение Руси на три обособленных ветви. Не только полоцкие князья из правой ветви, ушедшие партизанить против крестоносцев с литовскими сродственниками, но главное – владимирские князья из осевой ветви проигнорировали антимонгольскую коалицию смоленских, черниговских и половецких князей. Возможно, монгольские послы побывали не только в Киеве, убеждая не вступаться за половцев, но скорее сработали более тесные торговые связи по Волге со Средней Азией. Возможно поэтому сыновья Большого Гнезда лучше представляли, с кем связывались. Да и не советовались с родственниками более «удачливые» смоленские и черниговские князья, когда убивали монгольских послов. Только вот вопрос, не ордынские ли агенты им это подсказали?

Таким образом итогом подготовки к битве было откровенное политическое размежевание между южной и северной Русью, а итогом самой битвы и продвижения монголов к Днепру стала все же военная помощь с севера крайне ослабленным южанам, то есть подтверждение союза русских князей, но уже при другом соотношении сил. Так что уже и Новгород после этого узла постепенно уходит в сферу влияния Владимира, разве что выбирает между братьями и черниговским шурином Юрия Всеволодовича. Все эти события размежевания, примирения и закрепления сфер влияния характерны как раз для узла 14/15. (Например, союзный договор в 1922 для российской истории или федеративный договор в марте 1992 года в процессе учреждения Российской Федерации.)

Попробуем теперь так же объективно, по характеру событий, не отвлекаясь на яркие эмоции летописей, обнаружить следующий узел 4.15/16 (1231), когда размежевание между ветвями завершается разрешением оставшихся споров о контроле Новгорода. После чего основные споры и военные действия происходят внутри левой ветви между черниговскими и галицко-волынскими князьями. В этой связи возникает вопрос, не было ли решение монгольского курултая (1235) о новом западном походе вызвано этой новой южнорусской смутой на стратегически значимом торговом пути?

Если контроль торговых путей является базовой причиной монгольских походов, тогда следует задать еще один вопрос: Не была ли казнь в Орде Михаила Черниговского наказанием за нарушение в 1235 году неких договоренностей о Киеве и Галиче? А то уж больно церковная версия мученичества противоречит известной политике веротерпимости Чингизидов, как и известной взаимной поддержке ордынской власти церковью. В таком случае именно события 1235 года – раскол левой ветви не без поддержки владимирского князя Юрия Всеволодовича, являются узлом 4.16С и началом большого узла 4.B/C (1235-1241), в ходе которого целенаправленным репрессиям подвергнется и вся семья Юрия.

В таком случае само Батыево нашествие является частью этой промежуточной 16/17 стадии мобилизации, в том числе и русских князей, на войну за очищение Великого торгового пути от крестоносцев, завершившейся закреплением карпатских проходов за Галицкой Русью, а также закреплением устья Невы за Северо-Восточной Русью. Все необходимые параллели с 1930-40-ми годами может провести любой вдумчивый читатель.

Продолжение следует

Tags: 4 стадия, Киев, Орда, Русь, Рюриковичи, СССР, параллели, психоистория
Subscribe

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 44 comments

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…