oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Попытка рецензии.

 
Как я уже жаловался на жизнь уважаемому Иванову-Петрову, который собственно и поднял в ЖЖ шум вопрос о научных рецензиях, времени едва хватает на то, чтобы прочитать чужие умные мысли. Едва хватает, чтобы не забыть записать собственные. И уж совсем нет, чтобы писать рецензии.
Что значит настоящая рецензия? Это попытка помочь умному человеку стать еще умнее, обратить внимание на противоречия или несоответствия в рецензируемом тексте. Чтобы следующий текст или редакция были более совершенными.
Из этого вытекает критерии отбора текста для рецензии. Во-первых, текст должен быть на тему, живо меня интересующую. Нужно чтобы данная сфера знаний продвигалась вперед общими силами. Во-вторых, нужно признать перспективность автора, как способного развивать теорию дальше и глубже для нашего общего интереса и блага. В-третьих, изложенная теория (гипотеза, модель) должна быть хотя бы в малой степени истинной, то есть не только отражать (достаточно полно и точно интерпретировать) целые массивы эмпирически накопленных данных, но и позволять ставить в рамках этой теории дополнительные вопросы, потенциально ведущие к уточнению модели и/или метода, и выходящие на интерпретацию новых массивов эмпирического знания.
Впрочем, у рецензента может быть и иной мотив «в-третьих» - увидев явный тупик в развитии достаточно стройной и красивой теории, но понимая перспективность автора, способного создавать и работать со сложными моделями, - раскритиковать теорию, разрушить недостаточно прочные соединительные конструкции и аккуратно направить автора в более плодотворное русло.
Ну и, наконец, в–четвертых, рецензии нужны, чтобы ориентировать и вдохновлять на ежедневный подвиг будничной интеллектуальной работы всех, кто способен держать в руке самое сильное оружие нового века – авторучку или клавиатуру с кибермышкой.
На сем, за неимением много времени, присказку завершим и перейдем прямо к сказке, то бишь к рецензии, увы, маленькой.
 
 
Давно, еще с новогодних праздников чувствую за собой долг в виде рецензии на статью Кирилла Коктыша «Социокультурные рамки институционализации политических практик и типы общественного развития», опубликованную в журнале «Полис» ( 2002. №4, 5).
Во-первых, предмет исследования для меня самый что ни на есть интересный и животрепещущий.
Во-вторых, автор демонстрирует явные способности и желание к созданию весьма сложных моделей, описывающих политические процессы или «практики».
В-третьих, развитие сложных и адекватных моделей политических и иных социальных процессов – это ровно то самое, что стоит главным приоритетом на повестке дня. Поэтому разбрасываться такими исследователями как Коктыш, позволять им вариться в собственном соку, без поддержки, хотя бы моральной и без необходимой критики – это очень неправильно.
В-четвертых, хочется, чтобы к процессу обсуждения и продвижения теории подключились и другие сочувствующие.
 
Хочу сразу заметить, что в социальных науках вообще и в политической науке особенно фактор субъективной психологической установки автора играет очень важную роль. Выйти за рамки своей системы мироощущения весьма трудно, точнее невозможно – без внешней помощи. Я и себя тоже имею в виду. Именно поэтому и нужно спорить, обсуждать, критиковать, писать рецензии.
Так вот, а мой взгляд, психологическая установка Коктыша – типичная для восточно-европейских ученых. Самым известным персонажем из обладателей такой установки был приятель Воланда профессор Кант из Кенигсберга. Это я к тому, что если Вы вдруг решите прочитать рецензируемую статью с самого начала – не пугайтесь и не бросайте после первых же сложносочиненных предложений, исполненных таких оборотов как «трансформация либо когнитивных способностей объекта, либо его онтологического массива, либо системы ценностей» или «структурирование аморфного и противоречивого множества субидентичностей “в себе” в иерархизированную систему».
Для отвыкших от стилистики Канта можно попробовать начать читать статью с конца, и она будет выглядеть гораздо интереснее и привлекательней.
Тем не менее, Коктыш тоже, как и кенигсбергский затворник, проделал адский, почти что «сизифов» труд, чтобы свести воедино в сложную и достаточно наглядную схему известные из трудов западных и отечественных политологов представления об иерархиях в политике. Тем самым он невольно «подставил» под огонь потенциальной критики едва ли не всю наличную серьезную европейскую и восточно-европейскую политологию.
Потому что одно дело описывать отдельные типы иерархий, горизонтальной и вертикальной мобильности. Немного другое – попытаться выстроить общую модель, схему, от которой до общей теории, возможно, лишь один шаг – найти и обосновать методику применения к массивам эмпирических данных.
Так что главный вопрос для рецензента – есть ли у «схемы Коктыша» потенциал к саморазвитию?
Конечно для ответа на этот вопрос было бы неплохо перевести статью с «восточнопрусского стиля» на более удобоваримый. Лично я все же придерживаюсь «антинаучного» мнения, что в социальных науках вполне можно обойтись классическим литературным языком историков с минимальными добавками общепонятных терминов из психологии. Но в принципе хорошо структурированные графические схемы позволяют сделать кое-какие выводы.
Заметим, что и сам Коктыш, когда он для обоснования своей схемы вынужден встать над привычным политико-философским дискурсом, начинает использовать вполне литературные метафоры «вождь» и «шаман» для обобщенных классов политических институтов. То есть в своей «практике» синтеза обобщенной модели Коктыш оказывается ближе к нам – совсем восточным европейцам, если уже не евразийцам. Кстати, Кант в части синтеза своей схемы «чистого разума» тоже весьма метафоричен и даже удобочитаем. А вот в сугубо европейской части своих трудов, где им приходится разбираться с теоретическими построениями коллег, оба – и Кант, и Коктыш – оказываются погребены под заумной терминологией, скрывающей неумение перейти от анализа все более узких полей исследования к синтезу на основе широкой эмпирической эрудиции. А Коктыш, несмотря на его уважительное следование дурному примеру гуманитарного словоблудия, умеет переходить к такому синтезу, и тем самым нам дорог.
Однако, к сожалению, кроме формальных недостатков европейской установки, Коктыш некритически заимствует и некоторые содержательные предрассудки.
Так, например, причислить католическую церковь к классу «шаманских» институтов – это слишком большая честь для римских пап. Нормативно-культурная функция – да, наверное. Хотя нужно бы указать временные исторические рамки, в которых римская церковь была институтом власти.
Но власть шамана в первобытных общинах вовсе не сводится к нормативным функциям, если вообще сводится. Функция шамана отличается от функции вождя по классу жизненных ситуаций. Шаман нужен в ситуациях кризисных и предкризисных, угрожающих идентичности общества. Его функции – оракула, видящего во сне или в дыму наркотического опьянения контуры будущего, или же психотерапевта для впавших в кризисное состояние. Наверное, в истории были периоды когда эти разные функции в рамках сферы культуры – нормативная, творческая, терапевтическая, плюс еще отдельно изолирующая сосредоточены в одном институте. Но, например, после упоминаемого Коктышем Гуттенберга сфера культуры взрывается и оказывается много шире института «универсальной церкви». При этом церковь постепенно уходит из «генерирующей», «шаманской» сферы культуры, прячется в сферу государственных и огосударствленных институтов, играя роль уже не шамана, а цензора. Собственно, в роли «шамана» как генератора новой культуры, христианская церковь выступала лишь в апостольские да святоотеческие времена.
И это - не единственное упрощение или передергивание, некритически заимствованное Коктышем из традиционной европоцентричной политологии. Тенденциозно идеологизированное наименование «меритократия» для иерархий экономической сферы тоже не слишком удачно. Как и соединение под этим общим флагом сразу двух сопряженных, но различных по психологии, институтам, механизмам сфер – производственно-технологической и торгово-финансовой.
Опять же некоторая путаница происходит с нечетким употреблением термина «власть», «властный». Потому как власть существует в каждой из больших социальных сфер, только разная власть – власть денег (а вовсе не заслуг), власть начальника (тоже не заслугами определяемого, а местом в иерархии, если не рассматривать утопические идеалы), власть авторитета или судьи, наконец, власть «шамана» или «творца».
Если же речь идет об институте и соответствующей сфере деятельности, на которую все власти так или иначе опираются – то это сфера государства.
Однако, в чем Коктыш, на мой взгляд, абсолютно прав и тем интересен – это в попытке применить к анализу исторических процессов вот это самое соотношение разных сфер политического и социального бытия (и соответствующих институтов).
Только таких автономных и одновременно сопряженных сфер не три, а четыре – культура,  государство, производство (технологическая сфера) и перераспределение (собственно экономика в чистом виде).
Поэтому, я полагаю, что «схемы Коктыша» - это необходимый шаг развития теоретических моделей, с тенденцией к наглядности. Как например, свою роль в популяризации современной ядерной физики сыграла наглядная модель Резерфорда, но все же наглядность не тождественна адекватности. Нужно двигаться вперед, к сложности на уровне Гейзенберга. Главное, верить в свои силы и … писать рецензии на статьи и книги коллег.
 
 
Tags: nota bene, историософия, политика, рецензия, теория
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…