oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

Затмение, однако!

Символика, однако, 
сгущается к очередному узелку глобального процесса.
Нет даже никаких сомнений, что открытие Олимпиады в Пекине 08.08.08 является водоразделом для всех политических процессов глобального и прилегающих уровней. На национальном уровне август всегда был водоразделом процессов того или иного уровня – одни завершаются перед летними каникулами, другие запускаются по мере нетерпения субъектов. А когда август еще и олимпийский, то уровень, значение завершающихся и стартующих процессов заведомо выше.
Например, у нас в России двухголовый «тянитолкай» администрации-правительства спешит завершить до 8 августа задуманные еще под инаугурацию, но незавершенные кадровые решения. Потому как чувствуют, что после августа будет уже не до кадров, придется работать по нарастающему экономическому кризису с теми кадрами, что есть, и управлять теми рычагами, которые наработаны и опробованы до августа.
Собственно, двойное (чтобы не было сомнений в преднамеренности) заявление Путина по Мечелу, подкрепленное прилежным Медведевым, - это вовсе не «юкос-2» как некоторые подумали, а гораздо серьезнее. Это обкатка инструментов «ручного управления» экономикой в период кризиса, масштабы которого еще непредсказуемы. Более того, попытка обкатать инструменты «ручной настройки» - есть свидетельство очень большого оптимизма власть предержащих. Поскольку они явно рассчитывают пройти кризис «малой кровью», то есть без изменения экономической системы. Угрозу галопирующей инфляции будут давить маневрами административного «кнута», заставив все крупные корпорации выбрать более сдержанный аллюр.
В принципе, сверхконцентрация капитала в руках немногих олигархов способствует этому «консервативному», точнее «консервационному»,  выбору методов политики. Однако главный вопрос состоит в том, хватит ли запасов прочности у нынешней системы, если глобальный кризис окажется не на шутку затяжным или, наоборот, обвальным. Никто ведь, включая главных действующих лиц глобальной интриги, не может предсказать исход главной политической схватки, приуроченной к ноябрьскому пленуму в вашингтонском обкоме. Все только надеются, что в ноябре таки решение, наконец, состоится и можно будет планировать на следующие четыре года.
Вот уже и «единороссы» на 20 ноября свой съезд запланировали и обновление руководящих органов анонсировали, на всякий случай.
Еще большие мастера тянуть резину, пока начальство не определится, имеют место обитать в славном городе Киеве. Но на всякий случай подготовительную работу к «ноябрьским праздникам» тоже провели уже сейчас. Победит Маккейн, то бишь союз тамошних ВПК и нефтегазового истеблишмента, значит украинская «ширка» будет в формате ПР-БЮТ при соблюдении интереса украинского ВПК в кооперации с нашим. То есть тема «Украина в НАТО» будет отложена на 4 года. Если победит Обама, то бишь космополитический финансовый капитал, и тогда «ширка» будет в национал-либеральном формате «Ющенко-Ахметов», без «газовой принцессы» и пророссийских лидеров в «регионах». Соответственно, во втором случае происходит демонстративный разрыв кооперационных связей России и Украины по всем линиям – от ВПК и ГТС, и вплоть до УПЦ. А пока украинский истблишмент, независимо от политраскраски, на всякий случай столбит все возможные варианты, поскольку никто не хочет оказаться в стане проигравших.
Аналогичные задачи решает белорусская политэлита, хотя и в ином, но тоже неповторимом стиле «хования в бульбе» - изредка выдает только шорох ботвы. Но местных «силовиков», на всякий случай, подвесили в качестве политического балласта. А предстоящие парламентские выборы, наверняка, принесут сенсационные, по местным меркам, результаты под аплодисменты европейских наблюдателей. Хотя «традиционную» белопповскую тусовку все равно придавят, чтобы сохранить в прежнем состоянии на случай продолжения республиканского банкета в Вашингтоне.
В общем и целом, все интриги на постсоветском пространстве достаточно плотно вписываются в канву «консервационного» ожидания, когда определится начальство.
А вот поведение самого начальства из разных фракций вашингтонского обкома вовсе не так однозначно. Поскольку нервничают, и хотят использовать наших соседей в своих геополитических играх. Но как-то не очень-то и получается. То есть Киев, Минск и даже Астана, не говоря уже о грузинах и прибалтах очень живо реагируют на каждый сигнал из всех четырех углов евроатлантического политического ринга, производят необходимый ответный шум, но кроме имитации активности никаких результатов и быть не может, поскольку сигналы поступают взаимоисключающие со всех сторон не только Атлантики, но и Тихого, и даже Индийского океана.
Тем не менее, внимательное наблюдение за активностью участников ноябрьского раунда позволяет выявить некоторые типичные симптомы, заключающиеся, как обычно, в нежелании обеих сторон рисковать в игре по честным правилам. Тем более в ситуации, когда на кон поставлено буквально ВСЁ! То есть проигравший эту схватку будет пользоваться внутри страны всеми политическими преимуществами глобального кризиса в той же степени, как верховный главнокомандующий во время мировой войны. С полной зачисткой и переформатированием всего политического поля. Толь высокий уровень ставок в игре при наличии мощных и заинтересованных внешних союзников у каждой из сторон делает все более и более вероятным НИЧЬЮ. При том что благодаря отцам-основателям Соединенных Штатов никакой ничьи быть не может. Это все равно как при бросании жребия монетка встала бы на ребро. Однако в отличие от монетки социальная реальность имеет способность меняться под ситуацию. То есть, если политические и финансовые ресурсы всего мира настроены на НЕПРОИГРЫШ, то вероятность НИЧЬЕЙ приближается к 1. А если конституционное устройство США этому хоть в какой-то мере препятствует, значит, политический процесс пойдет поверх и помимо конституционного, переформатируя юридическую систему.
Только вот есть такое подозрение, что на постсоветском пространстве далеко не все элиты окажутся готовы к такому раскладу, когда не сыграют ни орел, ни решка. Поскольку собственного аналитического арсенала не имеют, а в силу внешнего западного давления с разных сторон активно имитируют все однозначные варианты, но не готовы к единственно возможному неоднозначному.
Ситуация в российском истеблишменте представляется все же немного более благоприятной – не в силу наличия аналитического ума, а из-за ощущения какой-никакой силы, при которой ума не обязательно. То есть западное давление имеет место быть и именно оно привело к формированию консервационного политического режима в форме «тянитолкая». Однако, растущая экономика и переплетенные интересы корпораций, бюрократии и регионов делает систему в целом инерционной и менее поддающейся давлению извне. То есть вполне поддающейся, но без эксцессов в виде украинского «гопака», пытающегося подстроиться под четыре чужих дудки, или белорусских партизанских маневров и огрызания из ботвы.
Президент Путин демонстрирует готовность к ручному управлению экономикой при сохранении и даже укреплении всех видимых форма демократической рыночной системы, за что отвечает Медведев. Поэтому любой политический сигнал с берегов Потомака или Гудзон-ривер немедленно получает формальный отзыв, но без лишнего фанатизма.
Однако же и такое инертное сопротивление дрессированного, но сытого медведя, отказывающегося танцевать под чужую дудку, вызывает на Западе форменную истерику. Не говоря уже о недовольном взвизгивании в нашу сторону активно вальсирующих в присядку под рэп-обработку классики восточно-европейских политиков. Ленивое и даже наглое спокойствие Кремля, очевидно для соседей подготовившегося к любому из двух очевидных исходов – «орел или решка», нервирует и оказывает дополнительное давление на все постсоветские элиты в пользу еще большей суеты. 
Однако, если все произойдет так, как планируют или рассчитывают элиты, тем более постсоветские, это будет нарушением всех законов истории и политики. Ну так не бывает и все. Именно готовность наших политиков к обоим вариантам является гарантией их нереализуемости. Кремлевский бутерброд все равно упадет на землю красной или черной икрой, даже если западные партнеры научили сделать сэндвич из двух конкурирующих бутербродов. Но в отличие от тостов с разноцветным салом, которыми жонглируют наши соседи, помятый кремлевский сэндвич даже после падения имеет шанс остаться наполовину съедобным. Потому как наш сэндвич сделан по рецепту Кота Матроскина – икрой наружу.
Если оставить на минуту шутки в сторону, то в случае глобального «облома» в ноябре именно российский ленивый и инертный «тянитолкай» окажется объективно наиболее приспособленным к ситуации нарастающей глобально неопределенности. Субъективно вряд ли.
«Облом», скорее всего, будет заключаться в том, то ни в ноябре, ни в декабре результаты штатовских выборов не будут подведены из-за скандалов и споров в целом ряде штатов. Признаки подготовки к таким масштабным манипуляциям в виде довольно «странных» аналитических обзоров социологии по штатам, которые не стыкуются по арифметике реальных опросов, но ошибаются в равной степени в разные стороны. Зная реалии нашей или украинской политтехнологической социологии, копирующей методы американских консультантов, уже сейчас можно заподозрить вливание достаточно больших средств с обеих сторон в обоснование «имевших место фальсификаций».
Репетиции такого рода облома, когда из игры выводились власти отдельных ключевых штатов на выборах 2000 года или самоустранялся Верховный суд, уже состоялись. Так что вероятность неподведения итогов выборов коллегией выборщиков в декабре далеко ненулевая. И тогда выбирать президента будет не народ, а вновь избранный Конгресс, который выберет, разумеется, Обаму. Но это будет уже не всенародно избранный «президент Обама», а президент демократического большинства в парламенте. То есть и политическая система иная, и место президента в ней иное, и отношение прореспубликанских и даже демократических штатов к федеральной власти несколько отличное. Не говоря уже о том, что американские конгрессмены – люди вполне хищные и голосование в январе будет политическим торгом, резко ослабляющим систему в пользу региональных элит, у которых есть такой опасный лидер как губернатор Шварценнегер. Поэтому наиболее вероятен после периода жесткой грызни внезапный переход к двухпартийному консенсусу, при котором президент Обама становится заложником американской «ширки», организуемой союзными кланами Бушей-Клинтонов.
Звучит, я понимаю, действительно фантастично – но весьма и весьма вероятен именно двухпартийный консенсус по итогам самой жестокой в американской истории предвыборной и послевыборной драки. А если учесть, что все это будет происходить на фоне углубляющегося экономического и финансового кризиса, то возврат к консенсусу на уровне федеральной власти будет неизбежен, иначе ВСЕ потеряют ВСЁ.
Почему бы тогда не договориться сейчас, на берегу, до выборов? Тем более что политический клан Бушей явно демонстрирует готовность к политическим компромиссам, даже по таким важным темам как вывод войск из Ирака (правда в Афганистан, все равно на границы с Ираном поближе к Ормузскому проливу). То есть уже сейчас Макейн вместо активного разыгрывания политических очков проявляет готовность уступить Обаме, фактически уже сейчас сделать его будущим президентом на основе двухпартийного консенсуса перед лицом кризиса.
Но! Это будет договоренность о консенсусе на условиях Буша-Маккейна, в обмен на ключевые уступки Уолл-стрита по вопросу, за чей счет – инвестбанкиров или же нефтяников с ВПК будет проходить реструктуризация финансовой системы. Консенсус сейчас, а не по итогам выборов – это не просто слова, а конкретные шаги уже в сентябре-октябре со стороны ФРС и инвестбанков, которые задают всю динамику выхода из кризиса. Для Буша и Ко нужна умеренно инфляционная динамика, то есть продолжение банкета, начавшегося ровно год назад. Именно поэтому, чтобы переломить невыгодный для инвестбанкиров сценарий, демократы вынуждены разыграть весь этот спектакль «Обама против Клинтон» и включить всю пропагандистскую мощь СМИ для раскрутки чуть ли не мессианского образа Обамы. Необходима реальная угроза проигрыша или хотя бы невыигрыша для республиканцев, чтобы уже осенью развязать руки ФРС для жестких действий в пользу финансового капитала. Чем дольше будет длиться неопределенность с итогами выборов, тем больше гаек для реальной экономики и промышленного капитала успеет закрутить Бернанки. Так что именно эта «синица в руке», то есть свобода рук во время выборов, оказывается лучше чем «журавль» по итогам. Поскольку ложка дорога к обеду, а финансовый кризис до весны ждать не будет. Это и есть тот главный фактор, играющий на сценарий «ребро вместо орла с решкой».
 
Теперь, когда мы описали системную рамку политических процессов, определяющих нынешнюю конфигурацию власти в РФ и в СНГ, можно уже попытаться предсказать ближайшие телодвижения политиков. В том числе, используя наш любимый метод «параллелей», то есть сравнительного анализа схожих политических процессов.
Для консервационного политического режима Путина-Медведева мы уже отметили в предыдущих записях этого ЖЖ несколько узлов – «день выборов», «день Радио», «день Газпрома». Речь шла о сходстве этих узлов с событиями начала 1992-го года в рамках такого же двухголового (президент-президиум ВС) «приватизационного режима» Ельцина-Хасбулатова. В 92-м тоже было сформировано правительство Ельцина-Гайдара-Шумейко, тоже условно «партийное» в смысле опоры на достаточно широкую поддержку депутатского корпуса, заинтересованного в приватизации на своем областном, отраслевом уровне. Политической хартией этого двухпартийного («либералы» и «промышленники») консенсуса была программа приватизации, утвержденная к середине июня. Но еще до утверждения хартии и формального ухода Ельцина с поста главы правительства (15..06.92) состоялось ключевое событие – отставка мэра Москвы Попова и назначение указом Ельцина вице-мэра Лужкова на пост градоначальника.
Собственно этим маневром и последующим назначением непопулярного Гайдара и.о.премьера Ельцин обыграл съездовское большинство, которое уже мечтало о своем правительстве, а получило усиление президента, отыскавшего новую опору среди регионалов, которые до этого замыкались на секретаря Совбеза Ю.Скокова.
Примечательно, что и сейчас одним из назревших вопросов является вопрос о мэре Москвы. И решать его нужно сейчас, до 8 августа, поскольку после Олимпиады, в сентябре будет уже не до кадровых вопросов.
С учетом того, что вопрос о разных вариантах перемещения Лужкова и назначения нового мэра активно обсуждается третий месяц, отсутствие решения по Лужкову до 8 августа тоже будет одним из вариантов политического решения. Если Лужков докажет свою ценность в качестве политической опоры для режима. Собственно экономический и политический ресурс мэрии Москвы настолько весом, что смещение мэра и назначение нового является очень сложной задачей в условиях, когда самой главной задачей является сохранение хрупкого баланса между прозападными партиями. Поэтому, если Лужков и уйдет, то новым мэром, как и в 92-м, может стать только политик, равноудаленный от всех политических крыльев федералов, и при этом тесно связанный с московским стройкомплексом и всей корпорацией мэрии. Например, полпред Полтавченко.
Не менее важно для сохранения консервационного режима перемещение Лужкова на достаточно влиятельный пост – будь то в Совфеде или в Госдуме. Вряд ли в правительстве, на данном этапе. Это необходимо как гарантия большим деньгам, крутящимся вокруг мэрии, чтобы не дестабилизировать общую ситуацию. А также для того, чтобы было возможно управление этим сектором экономики в том самом «ручном режиме». Тем более что речь о столичном рынке, да еще в период кризиса. Отправлять Лужкова в никуда, то есть в Лондон, - значит отдавать рычаги управления другим. Оставлять Лужкова – значит, не получить рычаги к столичному рынку. А вот дать Лужкову должность, которую он ценил бы, но с которой можно снять в любой момент – это рычаг. Поэтому Совфед или Дума тоже не слишком подходят, слишком большие гарантии для экс-мэра. Кроме того, важен принцип двойного ключа, чтобы и Путин, и Медведев были в равной степени гарантами для Лужкова. Так что вариант трудоустройства еще одним вице-премьером, назначаемым президентом по представлению премьера – наиболее подходящий для данной конфигурации.
Варианты почетного статуса с дипломатичным иммунитетом, как у Пал Палыча Бородина, не подойдут самому Лужкову и его бизнес-окружению, поскольку не дают им гарантий от конкурентов. Видимо, поэтому Лужок и ввязался в драку за Севастополь, чтобы исключить варианты трудоустройства типа исполсека СНГ.
Если же федералы не придут к консенсусу насчет высокой должности для Лужкова, тогда до 8 августа нужно реформировать саму мэрию, подперев Лужкова снизу официальным преемником. Но это заведомо более сложная конфигурация, поскольку «двойной ключ» к вице-мэру не работает, и любой назначенец попадет в орбиту мэрской бизнес-корпорации. А затевать сейчас, например, объединение Москвы с областью, это неуправляемый процесс с еще большими сложностями, хотя, судя по информационному шуму, и этот вариант рассматривался.
В общем, ждать результата не долго осталось.
 
Но еще интереснее должен быть следующий ход «тянитолкая», аналогичный уходу Ельцина из правительства в июне 92-го. Собственно, перед экономическим кризисом, который начнет вовсю развертываться уже в сентябре, хотя бы частично дистанцироваться от ответственности за экономическую политику для тандема Путин-Медведев необходимо. И здесь тоже назначение Лужкова вице-премьером, отвечающим за снабжение и ситуацию на рынках всего столичного региона, может стать неплохим громоотводом для Путина. Но только при условии, что сам он будет «вынужден обстоятельствами» сосредоточиться на каких-то более важных, внешнеполитических и внешнеэкономических вопросах. Поскольку за взаимодействие с западными странами у нас формально теперь отвечает Медведев, то Путину естественно было бы включиться в «разруливание» глобального кризиса на восточном направлении –с Китаем, Индией, АСЕАН и политические маневры на ближневосточном – Иран, Аравия, Израиль.
Собственно, 8 августа, когда Путин поедет на Олимпиаду в Пекин, этот процесс и стартует.
 
Пожалуй, на сегодня хватит анализов и прогнозов. Тем более что я рискую не успеть опубликовать прогноз до его свершения или провала.
Но, кто не рискует, тот не пьет шампанское.
Продолжение следует делать? Про СНГ и про глобальный расклад перед затмением?
 
(продолжение)
Tags: 3мировая, 8/8/8, анализ, кризис, начало, политика
Subscribe

  • Работа над ошибками (13)

    13. Ключ на старт (начало) Повторю не лишний раз – все, что происходило в политике, особенно в политике США и Британии, в уходящем…

  • Работа над ошибками (12)

    12. Сильно сокращенная история болезни (начало) Гипервисокосный год устало подползает к финишу, так что можно уже итожить и исправлять наши…

  • Работа над ошибками (10)

    10. Распасы без Козыря (начало) Небольшое затишье в виртуальных боях пролов с креаклами, потому можно позволить себе немного общей теории на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • Работа над ошибками (13)

    13. Ключ на старт (начало) Повторю не лишний раз – все, что происходило в политике, особенно в политике США и Британии, в уходящем…

  • Работа над ошибками (12)

    12. Сильно сокращенная история болезни (начало) Гипервисокосный год устало подползает к финишу, так что можно уже итожить и исправлять наши…

  • Работа над ошибками (10)

    10. Распасы без Козыря (начало) Небольшое затишье в виртуальных боях пролов с креаклами, потому можно позволить себе немного общей теории на…