oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

Затмение-4

 
"Вот, наконец, мы добрались до стен Мадрида Пекина".
 
Целых три дня пришлось продираться через хитросплетения постсоветской политики, чтобы вернуться к трем восьмеркам 08.08.08, которые согласно китайской традиции должны символизировать тройное счастье для принимающего Олимпиаду Пекина. Собственно, именно это является одним из важных факторов - огромное символическое значение Олимпиады для внутренней политики КНР и сплочения всего китайского народа вокруг мудрого партийного руководства.
Западные страны отлично понимали, что и зачем продавали Китаю в олимпийской упаковке - сильное снадобье для укрепления внутренней стабильности в обмен на конструктивное поведение в преддверии активной фазы мирового финансового кризиса. Судьба Олимпиады как символа мирового признания нового статуса Китая оказалась полностью в руках хозяев глобальной рекламно-пропагандистской машины, то есть финансистов Уолл-стрит и Сити. Достаточно очевидно, что срыв Олимпиады привел бы к кризису в руководстве ЦК КПК, где либералы непременно уступили влияние бы местным «силовикам». То есть ключ к успешной Олимпиаде, который все еще хранится в сейфе руководителя МОК с допинговыми досье, - это был одновременно ключ на старт мирового финансового кризиса. Если бы фининтерну понадобилось вдруг стартовать раньше. Но гораздо большее значение этот ключ имел, чтобы дезактивировать тот «ключ на старт», который был и остается в руках китайских лидеров – в виде триллионных долларовых ценных бумаг. В некотором смысле такой «ключ на старт» – аналог ядерного оружия – с гарантией взаимного уничтожения.
Сам по себе мировой финансовый кризис – дело неизбежное и после старта уже неуправляемое, но можно в определенных пределах управлять временем старта кризиса. В зависимости от времени и места старта кризиса он может пройти по разному сценарию. Собственно на выбор условий старта кризиса все участники и пытаются повлиять. Год назад случился первый почти неприкрытый раунд торгов по поводу стартовых условий кризиса, в котором Китай пригрозил использовать свой «ключ», чтобы не допустить дефляционного сценария со стороны ФРС. Тем самым Китай сыграл на стороне «республиканцев» против «демократов» во внутриамериканском споре. Бернанке смог начать разбрасывать доллары со своего «вертолета» ФРС, хотя в основном над небоскребами инвестиционных банков. То есть найти компромисс удалось путем оттягивания решительных действий. Правда, каждый год оттяжки решений загоняет дисбалансы и дефициты на все большие высоты и делает будущий кризис еще более острым и разрушительным для всей системы, но прежде всего – для ее центра. То есть с каждым годом и каждым месяцем задержки развязки шансы не только США, но и Европы удержать мировое лидерство по итогам кризиса уменьшаются, а шансы Китая и других новых держав «второго мира» пережить глобальный кризис с приемлемыми потерями увеличиваются.
Собственно, поэтому затягивание кризисной развязки – это вполне позитивное явление для всех, кроме самих США в целом, но особенно кроме банков Уолл-стрит. Однако ставки настолько высоки и гибель в ходе кризиса одной из сторон противостояния в американской элите настолько гарантирована, что «республиканцы» и «демократы» предпочитают бороться до самого края пропасти, в надежде в последний момент успеть сбросить соперника. Поэтому они, в первую очередь, стараются перекрыть друг другу возможности для одностороннего старта кризиса в удобный для соперника момент.
Пока Буш у власти и есть большая вероятность его смены Маккейном, в руках у «республиканцев» всегда есть возможность начать еще какую-нибудь войну с очередной «тенью международного терроризма» или срочно назначенной «осью зла», и по этому поводу добавить еще несколько сотен миллиардов в топку. Демократы в Конгрессе могут только всеми способами тормозить утверждение бюджетных трат и бороться за мир посредством прессы. Поэтому Уолл-стриту нужен свой человек в Белом доме, но не просто «свой человек», а настоящий лидер агрессивных меньшинств, способных заткнуть глотку любому протесту «реднеков» и даже евреев в случае реализации дефляционного сценария за счет «белой Америки». Точно так же, как в период первой «великой депрессии» профсоюзы были поставлены под жесткий контроль мафии, а сама мафия - под контроль финансовой полиции Минфина.
Именно поэтому нужно нейтрализовать хотя бы до середины октября Китай - главного союзника Буша, также и даже еще более заинтересованного в инфляционном сценарии. Потому как Китай уже объявил о том, что после Олимпиады в его политике грядут большие перемены. Есть подозрение, что связаны эти перемены именно с явной подготовкой к активной фазе кризиса. Чтобы китайцы лучше убеждались в необходимости весьма жестких ограничений, очень неплохо иметь полный триумф китайского спорта на домашней Олимпиаде.
Чем может ответить Запад – уже почти ничем, разве только угрозой дисквалифицировать массово китайских олимпиоников во время или в первые месяцы после. Собственно, эта угроза уже материализовалась в виде показательной порки российских легкоатлеток – причем по основаниям, которые раньше не применялись, и за пределами привычного допингового регламента. Но эта угроза уже не так важна для внутреннего употребления, поскольку китайская пропаганда достаточно защищена от глобальной американской. Золотая телевизионная картинка – вот она, а все интриги МОКа можно будет объявить происками империалистов.
 
Так что 08.08.08 – открытие Олимпиады в Пекине - действительно является «водоразделом», проходом в «великой китайской стене» между латентной и явной фазами мирового финансового кризиса. Дальше и дольше тянуть резину никак не получится, и не потому, что этого не хотят китайцы, а этого не могут позволить себе американцы. Китайца и всем остальным приходится только готовиться к наиболее вероятному исходу.
Хотя первые две недели Олимпиады – это будет время игры нервов, со всевозможными провокациями со стороны западных СМИ и делегаций, олимпийских чиновников. Причем, есть подозрение, что показательными жертвами репрессий МОК, адресатом которых является Пекин, снова будут российские спортсмены, поскольку Россию тоже нужно осадить, спровоцировать, унизить, и это будет не так опасно, как китайцев. Опять же нужно гарантировать своим хотя бы «почетное» второе место для нужд внутриамериканской пропаганды.
Так что, боюсь, что нам, уважаемые друзья, придется запастись изрядным терпением, а также изрядными дозами алкоголя для просмотра этой Олимпиады.
Я бы посоветовал Путину, раз уж он едет в Пекин на открытие игр, пригрозить Жаку Роге увести всю команду с поля в случае попыток продолжения дисквалификации и дискредитации российской сборной. Но, боюсь, Путин и его команда слишком увязли в общем с МОК бизнесе. Собственно, для этого самого нас и облагодетельствовали «подвешенной морковкой» в виде «Сочи-2014» - чтобы нейтрализовать на пекинских играх.
 
Теперь попытаемся проанализировать глобальный расклад сил перед началом решающих раундов борьбы за ресурсы и сферы влияния в форме мирового кризиса, сопровождаемого информационно-психологической войной между цивилизациями в стиле оруэлловского «1984». (кстати, тоже вполне олимпийский год:)
На чьей стороне должна быть Россия? И какой из сценариев для нас предпочтительней – инфляционный или дефляционный? На кого ставить – на демократов или республиканцев? Помните мучительные сомнения советских разведчиков – «Астахов или Бережной?» - «Гиммлер или Борман?» - «Буш или Обама?» - «Путин или Медведев?».
Ответ – оба варианта хуже, поэтому ставить нужно сразу на обоих – и на Бормана, и на Гиммлера, использовать в темную и Мюллера, и Шелленберга. Чем собственно, Кремль и пытается в меру способностей заняться, но пока не очень-то получается. Главное для нас, как завещал товарищ Андропов устами Броневого-Мюллера – дождаться своего часа и не упустить момент, когда крупные игроки сойдутся в последней смертельной схватки. И вот тогда под шумок и грохот канонады можно начинать делать свои собственные дела. А главным из них, независимо от перипетий сценария на глобальном уровне, является выстраивание собственной автономной и от доллара, и от евро, и от юаня валютно-финансовой системы с распространением на все постсоветское пространство.
И в этом смысле, «республиканский» инфляционный сценарий в качестве начального этапа очень способствовал бы своевременному отказу от доллара во взаимных расчетах со странами СНГ, а также необходимости жесткой борьбы с инфляцией на отечественном рынке. Поскольку собственных производственных мощностей у России не достает, все что было возможно – уже задействовали, то остается лишь один реальный путь подавления инфляции – сделать российский рубль дефицитным и привлекательным финансовым активом, чтобы прокредитовать и привлечь на наш рынок соседей из СНГ и Восточной Европы, а может – и с Ближнего Востока. Чем Израиль хуже Болгарии, а Иран – хуже Азербайджана? Опять же равномерно распределить торгово-финансовые потоки между другими крупными партнерами – ЕС, Китаем, Индией, Бразилией, чтобы не зависеть ни от кого персонально.
Однако, до начала мирового кризиса никто из мировых игроков нам такую выигрышную стратегию не позволил бы проводить. Немедленно стали бы дестабилизировать всеми средствами. Но в ходе кризиса кому-то из крупных игроков может понадобиться и помощь. И хотя они, как папа Мюллер, будут уверены в нашей нелояльности и игре на самих себя, но будут вынуждены делать вид, что «все в порядке» и «мы же партнеры».
 
Поэтому нам невыгодна любая однозначность и прямолинейность в течении кризиса. Если «республиканцам», Китаю и «Старой Европе» выгоден запуск инфляционного сценария, то почему бы им не помочь в этом. Однако все союзники на старте имеют разный интерес в скорости и масштабах инфляционной накачки. Главный интерес в поддержании достаточно уверенной инфляции, без скатывания в «гипер-», у «республиканцев» и у китайцев, вполне готовых поделить между собой два земных полушария. Однако, зачем нам с вами на место одного гегемона – другой, да еще по соседству.
Поэтому нам был бы наиболее выгоден сценарий «инфляции с тормозами и ограничениями», например, в случае, если инфляционный сценарий стал бы результатом двухпартийного консенсуса – политика Маккейна под флагом нового президента Обамы, жестко контролируемого Конгрессом. Раз уж раздел шарика на две полусферы влияния неизбежен, то почему бы не помочь поделить влияние в нашей полусфере еще пополам – между китайцами и европейцами. Тем более что европейцы и сами будут работать в этом направлении. А лучше на три сферы – помочь еще и инвестиционным банкирам Уолл-стрита при поддержке президента Обамы войти на Ближний Восток, но не в качестве гегемона, а в качестве противовеса возможному альянсу европейцев и китайцев.
И так далее. Предсказать, как будут развиваться события сложно, важно понять основной принцип действий в любой ситуации.
 
Можно также привлечь к анализу и прогнозу глобальных раскладов метод исторических параллелей. Например, попытаться найти аналогию в ситуации перед 2МВ и сейчас, перед третьей. Хотя придется несколько отклониться от канонов официальной историографии при обсуждении, кто с кем боролся, и кто кого победил.
Дело в том, что каждая сторона боролась не столько «против кого-то», сколько «за что-то». Америку интересовала, прежде всего, гегемония в мировой торговле и соответственно лидерство в мировом океане и мировых финансах. И главным конкурентом в этом деле была вовсе не Япония, а Британия. Другое дело, что у джентльменов и банкиров принято вести борьбу чужими руками, путем сложных манипуляций и комбинаций. Собственно именно для этого США влезли в первую мировую под самый занавес, чтобы успеть повлиять на версальскую систему. А потом активно помогали восстановлению и перевооружению Германии – как кредитами, так и влиянием на СССР в пользу сотрудничества с немцами. Чтобы создать противовес Англии и Франции на континенте и поставить финансовый центр Сити и торговый флот Британии под реальную угрозу. Деньги, знаете ли, этого не любят и стремятся в более защищенный Нью-Йорк.
Так что США, конечно, победили в 2МВ, но победили, в первую очередь, Британию, и лишь во вторую – союз Германии и Франции. Франция тоже, почему-то считается победительницей, хотя сдалась немцам почти без боя, а на стороне немцев сражалось и погибло больше французов, чем в краткие периоды их противостояния.
Тем не менее, Франция боролась тоже «за что-то» и это «что-то» называется «статус-кво», сохранение уже имеющегося влияния и ресурсов. Это французам путем дипломатических и других, не всегда приличных, маневров удалось. Так что можно считать Францию сыгравшей вничью против Германии, но одновременно – проигравшей вместе с Британией против США в споре за контроль над колониальными империями, и главное – над Ближним Востоком.
Что касается Германии – то тут сомнений нет, она однозначно проиграла России в войне за континентальное «жизненное пространство».
Остается вопрос – «за что» воевали Россия с Украиной и Белоруссией под общим красным флагом? Только ответив на этот вопрос, можно понять, правда ли мы победители или только прикидываемся, как англичане с французами.
Ясно, что русские бились не за «жизненное пространство», а за «пространство и время безопасности», за отодвигание от себя империалистической угрозы, чтобы успеть реализовать свой собственный цивилизационный проект, пусть даже утопический или ошибочный в своих первых версиях. Версий, кстати, было уже три – «белый» проект в 19-м веке, «красный» проект 1917-41-го, синкретический проект - «красный» снаружи, «синий» (консервативный) внутри после 41-го (со сменой обертки на «белую» в 90-х). Сейчас настало время четвертого проекта, уже не синкретического, а синтетического, то есть «бело-сине-красного».
«Белая» проевропейская Россия проиграла еще в Первую мировую, «красная» (антиевропейская и проамериканская) сыграла вничью, а вот настоящая Россия, которая собственно и победила империализм в лице европейского фашизма, получила шанс в виде 60 лет мира и безопасной территории. Однако, эта победа условна постольку, поскольку итог двух поражений и одной победы должен быть подтвержден в еще одном раунде борьбы, не столько военной, как интеллектуальной и психологической.  
 
Теперь можно попытаться найти аналоги сторон на старте 3МВ. Достаточно очевидно что аналогом Британии 1940-х являются нынешние США, испытывающие схожий кризис. Но кто же тогда является аналогом самих США 70-летней давности?
Может быть, ответить нам поможет прослеживание другой аналогии? Кто сегодня является наиболее динамично растущей промышленной державой мира, претендующей на роль очередного гегемона, как Германия 40-х? Ответ очевиден – это Китай. А кто и против кого «выращивал» новый Китай, подобно тому как финансовый капитал США «выращивал» новую Германию? Ответ понятен – космополитический спекулятивный финансовый капитал, для которого стали бременем внутренние проблемы США. Инвестировал в Китай в качестве противовеса объединенной Европе, но и создал главного конкурента самим США, угрожающего теперь вытеснить их не только из Старого Света, но и потеснить в Латинской Америке. Старая Европа оказывается аналогом Франции, она также желает скорее остаться при своих, сохранить достигнутый уровень благополучия, пытаясь играть «женскую» партию в глобальном «блэк-джеке».
То есть аналогия в целом срабатывает за исключением одной детали – шизофренического раздвоения субъектности американского истеблишмента, и отсутствия у наиболее агрессивного «субсубъекта» не только надежной опоры в виде государства, но и внятной перспективы дальнейшего развития в виде новых финансовых технологий или более точных инструментов экономических оценок или дальнейшей глобализации тороговых и финансовых операций. Все, предел развития на этом пути достигнут!
Поэтому проигрыш Штатов самим себе гарантирован, и важно лишь не допустить, чтобы весь мир пошел ко дну вслед за этим «титаником». Именно в этом состоит наш общий риск проиграть ВСЁ, и слава богу, что этот риск не уравновешивается хотя бы малой вероятностью кого-то выиграть ВСЁ.
Собственно, в этом и состоит второй глубинный пророческий подтекст знаменитой формулы «Москва – Третий Рим, а четвертому не бывать!» Россия действительно побывала на 15 лет в роли европейского, а значит и мирового гегемона после победы над Наполеоном. Но можно было бы и вовсе не упоминать никакого четвертого, если бы не нынешняя попытка создать-таки однополярный мир ценой Глобальной депрессии.
Однако четвертому не бывать, а третьего не вернуть. Обойдется как-нибудь мир и вовсе без гегемонов. То есть проигрыш США, как и Британии обеспечен, но новая глобальная финансовая и торговая система может быть только многополярной.
 
Соответственно этой единственно возможной перспективе и нужно ставить цели и задач в наступающем «переходном периоде». Нам нужно всего лишь немного подыгрывать каждому из крупных игроков, используя энергию его движения, пусть и неразумного, утопического, чтобы помочь занять свое место в будущей многополярной системе и свою нишу в глобальной системе. И тем самым мы сохраним свое место и вновь найдем свою нишу глобального «сталкера».
 
Пожалуй, хватит на сегодня… И вообще пока хватит политики, насладимся лучше спортивной трансляцией из Поднебесной.
 
 
(начало)
Tags: 3мировая, 8/8/8, анализ, кризис, политика
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (40)

    40. Самарканд как ордынский Владимир (начало, предыд.) Определимся, куда и как двигаться дальше в нашем квесте? Хорошо бы начать сравнительный…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (37)

    37. Необходимое отступление (начало, предыд.) Прежде чем продолжить разметку русско-балтийской ветви истории, сделаем небольшое философское…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (36)

    36. Ордынско-литовская дедукция (начало, предыд.) От описания общей картины притирки частей и формирования общих ценностей цивилизации в самой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments