oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

"Нельзя ли у Цхинвала «банзай» остановить?"

 
Вот говорят, что недостатки – это продолжения достоинств, и наоборот. Все же эту в целом верную формулу нужно уточнить. Недостатки и достоинства – это вообще одно и то же, но случившееся в разных обстоятельствах. Обстоятельства изменились, кто-то не успел к «дедлайну», часы прокуковали «00h00» и… ваша «золотая карета» оборачивается банальным «оранжевым гарбузом». Вот примерно это и случилось с Диком Чейни, который хотя и приехал точно по расписанию, но опоздал всюду – и в Баку, и в Тбилиси, и в Киев.
Одно из главных достоинств послевоенного американского истеблишмента – это умение осуществлять действительно масштабные проекты, в которых задействованы тысячи организаций и десятки, а то и сотни тысяч людей, находящихся в самых разных точках планеты. В отдельных случаях сетевые графики долгосрочных американских проектов затмевали сам советский Госплан громадьём, детальностью и горизонтом планирования.
Из этого несомненного достоинства вытекал только один неизбежный недостаток – в случае сбоя на каком-то этапе, особенно начальном, такой проект начинает работать против своих планировщиков. Если бы вхолостую, а то ведь эта махина движется «не туда» и тянет за собой всех участников, встроенных в процесс. А участники – будь-то корпорации или политические институты уже заложились и перезаложились под конкретный финансовый или политический результат.
Одним из классических примеров такого превращения политиков, чиновников и бизнеса в заложники масштабного проекта с сетевым планированием была американская программа полетов на Луну. Когда году к 1967-му стало ясно, что план невыполним, пришлось все равно придерживаться изначального сетевого графика, но при этом пойти на вселенский подлог – заменив пилотируемые аппараты автоматическими станциями, через которые ретранслировались переговоры с экипажами на околоземной орбите и заранее снятые телевизионные кадры. В результате Никсону ничего не оставалось как пойти на сговор с советскими вождями, итогом которого стало признание Америкой стратегического паритета, разрядка, заключение стратегических экономических сделок с СССР.
Понятно, что многие еще верят в «Армстронга-на-Луне», но вдумайтесь сами – почему именно после «победы» США в космической гонке, эти самые «победители» были вынуждены признать СССР равновеликим партнером. Нелогично.
Но это я немного отвлекся на любимую тему. А сейчас речь не об этом, а о совсем другом масштабном проекте, к которому американцы обязаны были подходить не менее серьезно, поскольку речь идет о судьбе доллара и основанной на нем мировой финансовой системы.
Я уже не один раз писал о единственно возможной для спасения финансовой гегемонии Запада стратегии выхода из глобального кризиса «евроатлантической крепости», которая предполагает накачку ликвидностью американской и европейской экономик с одновременным созданием дефицита ликвидности в остальном мире.
Первый этап большого «плана спасения» начался год назад, также в августе, и имел целью, во-первых, предварительную накачку ликвидностью западных финансовых институтов, и во-вторых, санацию - поглощение более сильными самых непрочных из этих институтов.
Сегодня мы, ч середины августа, очевидно, наблюдаем начало второго этапа глобальной операции, который заключается в очевидно принудительном массовом выводе капитала с мировых рынков, не только фондовых, но и сырьевых. Первичным результатом становится удорожание доллара. Одновременно в зоне евро Центробанком объявляется общая готовность к умеренно инфляционному сценарию.
Если 10 лет назад американцы, точнее – Уолл-стрит, боролись с конкурентами изо Старой Европы, сделав стратегическую ставку на инвестирование альтернативной «мировой фабрики» в Китае и ЮВА, то сейчас настала пора дать «задний ход». США и Европа пытаются вернуться к прежнему, прошловековому единству Запада. В том числе искусственно конструируя «холодную войну» с Россией.
 
Одним из главных условий для стратегии «евротлантической крепости», как и было сказано, является наличие достаточно глубокого «рва» - буфера между Западом и остальным миром. Поскольку иначе никак не получится инфляционный, умеренный сценарий для Запада вкупе с жестким дефляционным депрессивным сценарием для остального мира.
Создание буферных зон путем общей дестабилизации целого ряда не самых устойчивых государств, стравливания их между собою – в общем, несложная задача для мощных держав, имеющих свою агентуру влияния и открытые рычаги давления. Однако, нужно выполнить еще одно, более сложное условие – одновременно с дестабилизацией буферной зоны создать в этой же самой зоне транзитный коридор для беспрепятственного доступа энергоресурсов в западные страны. То есть нужно – и «на елку влезть», и «рыбку съесть»… Однако деваться Западу некуда, особенно Штатам, поскольку только этот сценарий дает искомый результат сохранения глобальной гегемонии.
 
Таким образом, внутри большого проекта строительства финансовой «евроатлантической крепости», как в матрешке, должен был содержаться уже не глобальный, а немного меньший по масштабам проект форматирования «буферной зоны» - путем общей дестабилизации, но с жестким контролем над энерготранзитным коридором.
Можно быть на все сто процентов уверенным, что и этот геополитический проект был рассчитан загодя на пять лет вперед с соответствующим сетевым графиком. Каждому из подчиненных игроков прописывались отдельные планы действий, в которые оставалось внести лишь отдельные, но самые значимые коррективы в самый последний момент. Это также важное условие, поскольку в современном мире все планы утекают к конкурентам со скоростью электронной почты. Поэтому главные детали и только они, в которых «спрятан черт» остаются достоянием главного штаба. Все прочие детали и фрагменты большого плана доводятся до исполнителей, закрепляется в бюджетных планах и жестко контролируются. Так что выполнение в целом сетевого графика становится неизбежностью, независимо от успеха спрятанного в нем скрытого плана.
Именно поэтому, даже если на начальном этапе выполнение скрытого, главного плана пошло наперекосяк и сорвалось, по произведенным действиям вовлеченных в процесс игроков всегда можно восстановить исходный план.
 
Именно так случилось с планом-графиком дестабилизации и переформатирования черноморско-балтийской «буферной зоны», который должен был быть реализован перед началом второго дефляционного этапа глобальной финансово-политической игры.
Уже сейчас очевидно, что выполняя свою часть согласованной всеми западными элитами стратегии, республиканская администрация, как и остальные игроки, пыталась набрать и персональные очки в свою пользу.
Очевидно, что заранее запланированный визит Чейни в Баку, Тбилиси и Киев был приурочен к съезду республиканской партии и должен был продемонстрировать новые успехи в демократизации постсоветских стран, и в сдерживании «злобной России».
Это означает, что все основные события должны были произойти до 4 сентября.
Среди этих событий одним из самых главных, фактически завершающим весь процесс должно было стать полное переформатирование украинской власти. Однако такое переформатирование должно было состояться не само по себе, а в кульминационный момент внешнеполитического кризиса, когда для Киева был поставлен вопрос ребром – или с Россией, или с Западом. Именно для этого загодя нагнеталась обстановка и готовилась широкомасштабная провокация в Крыму, с попыткой подвигнуть русское население «на защиту Черноморского флота» при попытке президента Украины закрыть Севастополь для российских кораблей и заменить их кораблями НАТО.
Именно в этот момент премьера Тимошенко должна была заменить премьер Богатырева, символизирующая союз националистической бюрократии с донецкими олигархами. Тем самым была бы реализована идея «широкой коалиции», но за счет глубокого раскола «юго-восточного», русскоязычного электората, фактической ликвидации Партии Регионов, с последующими репрессиями против несогласных «сепаратистов».
То есть вновь на повестку дня выходил тот же сценарий, который был запланирован, но не реализован в начале 2005 года по причине отказа Януковича сняться с выборов и тем самым «сдать» свой электорат.
(Замечу в скобках, что эта угроза продажи Ахметовым и другими олигархами «своего» электората Западу вполне может объяснять ту непонятную историю со взятием под жесткий политический контроль Кремля «Мечела» и всей угольной отрасли. Поскольку донецкий бизнес сильнее зависит от поставок российского кокса, чем от стоимости газа.)
 
Нужно также заметить, что срыв ключевых элементов плана четыре года назад сильно осложнил задачу на 2008 год. Теперь для переформатирования «буферной зоны» нужна более масштабная и сложная провокация с участием многих субъектов, не особенно надежных.
Во-первых, нужно было не просто выманить главные силы ЧФ из Севастополя, но и наклеить им ярлык «агрессора», чтобы иметь повод для разрыва Киевом соглашений по флоту. Так что главные события должны были состояться на Кавказе, и не в Южной Осетии, а вокруг Абхазии.
При этом, судя по выполнению сетевого план-графика военными кораблями НАТО, события вокруг Абхазии должны были произойти в районе 15-20 чисел августа. В целом захваченные и озвученные российскими военными планы по вторжению Грузии в Абхазию соответствуют такому сценарию. С одним уточнением – грузинским военным, разумеется, прописали только их «реплики» по сценарию, но не рассказали о планируемом миротворческом вмешательстве НАТО в грузино-российский конфликт в Абхазии. Я кажется, уже писал о том, что захват всей Абхазии грузинами никак не соответствует планам Запада относительно Северного Кавказа. Опять же за пару-тройку месяцев до событий в Интернете прошла волна публикаций, разжигающих антироссийские настроения серди всех черкесских народов, не только абхазов. Поэтому реальной целью Запада могло быть только создание ситуации, в которой абхазы в лице протурецкого руководства республики могли обратиться к странам НАТО за защитой и от грузин, и от русских. В этом случае «миротворческая» миссия кораблей НАТО и «наблюдателей Евросоюза» получила бы надежную опору в регионе. И тогда Запад первым признал бы Абхазию, а России оставалось бы только хватать воздух ртом и готовиться к проблемам в Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и далее со всеми остановками вплоть до национальных республик Поволжья и Сибири.
Не слишком ли фантастичный сценарий? Об этом лучше спросить наших военных, дислоцированных в Абхазии – о несколько странных реакциях абхазского руководства на конкретные предложения по совместным операциям против грузинских провокаторов в Гальском и Зугдидском районе – еще в первой половине этого года.
Кроме того, никто не помнит, почему Кремль так активно сопротивлялся приходу Багапша к власти в 2004 году? Не потому ли, что это вело к укреплению влияния Турции на северо-восточном берегу Черного моря. Да и сейчас Багапш, несмотря на все грузинские угрозы, последовательно выступает за демилитаризацию, превращение в «свободную зону» и против постоянного присутствия Черноморского флота. Думаю, что это все отдельные строчки из написанной для абхазского руководства отдельной песни в рамках сетевого план-графика.
Говорить о том, что хотя бы юго-осетинская сторона действовала в общих с Россией интересах – тоже, увы, не приходится. Достаточно проследить хронику эскалации конфликта вокруг Цхинвали в начале августа, где обе стороны – и грузинская, и осетинская старались, как могли. Фактически только Россия выступала за сохранение «худого мира», все остальные стремились к переформатированию ситуации. Вопрос, что надеялись выиграть таким образом осетины, остается пока для меня загадкой.
Но в любом случае конфликт в Южной Осетии не должен был стать центральным узлом процесса, а только запалом к событиям на абхазском фронте, по итогам которого НАТО становилась «миротворцем» и хорошо вооруженным посредником как между русскими и грузинами, так и между русскими и украинцами по вопросу ЧФ. Опять же не будем забывать о заранее запланированных на конец августа учениях украинской армии в Крыму, с отработкой стрельб современных ПВО и противокорабельной обороны.
Так что план был вполне себе простенький, то есть достаточно надежный.
Но не срослось. Весь план пошел наперекосяк с самого начала, с событий вокруг Цхинвала.
В таком случае возникает вопрос, чего же не учли планировщики? Или может быть, кто из исполнителей не выполнил своей миссии?
Здесь можно рассмотреть следующие причины провала:
1. Фактор личного политического выживания Саакашвили.
Поскольку план на самом деле был достаточно простой и довольно легко читался теми, кто непосредственно встроен в процесс, Мишико мог заметить, что для получения плацдарма в Абхазии с выходом на Северный Кавказ, и против роли ЧФ, страны НАТО должны были наказать не только «агрессивный Кремль», но и симметрично – «неразумный Тбилиси». При этом в запасе у Запада находится «непорочная» Нино Буржанадзе, готовая в любой момент сменить Мишико на посту.
В этих условиях Саакашвили мог несколько иначе расставить акценты в своих приказах армии, чем это предписывалось планами хозяев. Тем более, что есть свидетельства – того же министра «Якобы-швили», что массированного налета на Цхинвал в эти дни не предполагалось. Нет сомнений, что уж ключевые министры были в курсе реальных планов.
Собственно, логика «осетинского запала для абхазского скандала» предполагала лишь поэтапную эскалацию напряженности вокруг Цхинвала с продолжением эвакуации мирных жителей, при отходе осетинского ополчения в горы. То есть в режиме, де факто не предполагающем прямого вмешательства России. Хотя в информационном поле вопли осетинской стороны о тысячах жертв и призывы к России вмешаться должны были компрометировать Россию как миротворца, прежде всего, в глазах абхазского населения.
В этом случае опять же числу к 15 августа абхазская сторона созрела бы до односторонней поддержки юго-осетин, и открыла бы «второй фронт» в Кодори. Примерно в том же формате, как это и случилось на деле. С той лишь разницей, что грузины в ответ не эвакуировались бы, а начали операцию по освобождению Гальского района. Российские миротворцы оказались бы без поддержки абхазов, ушедших «на фронт» в Кодори. Для обязательного вмешательства кораблей ЧФ необходимо было в таком случае прижать миротворцев к морю где-нибудь в Очамчире. В этом случае задействование корабельных калибров по территории республики могло стать поводом для вмешательства НАТО с требованием прекратить огонь и к русским, и к грузинам. Главное же – высадка миротворческих сил НАТО в Абхазии при содействии самих абхазов.
Вполне вероятный сценарий размежевания Абхазии от Грузии (без Гали), для которого грузинам нужно было проявить сдержанность в Цхинвальском регионе. Единственный, кто терял все при таком раскладе – Саакашвили, которому пришлось бы взять вину перед «абхазскими» грузинами на себя и уйти со сцены.
Но видимо – не захотел и решил сыграть ва-банк, отдав внезапный для всех приказ атаковать Цхинвал всеми наличными силами. Хотя еще вечером 7 августа Саакашвили действовал строго по сетевому плану-графику – обращался по ТВ с миролюбивыми воззваниями к осетинам.
 
Фактор 2. «Привычный марш-бросок на юг»
Фактор личного выживания Саакашвили, который попытался переиграть своих же хозяев попыткой блиц-крига в Юго-Осетии, моет объяснить некоторые странности ситуации. Такие как неподготовленность этого самого «блиц-крига», отсутствие даже попыток разрушить Рокский тоннель. Просто потому, что все это не было предусмотрено «сетевым графиком».
Однако, даже этот «бунт на коленях» грузинского фюрера никак не объясняет такого чуда из чудес, как внезапный марш-бросок российской дивизии от Рокского тоннеля к Цхинвалу. Это в газетной строке и даже в минутном телерепортаже все выглядит как «само собой разумеется». Но достаточно посмотреть в Гугле на спутниковые карты района, на узкую дорогу в ущелье окруженном господствующими высотами, чтобы понять насколько этот марш-бросок невероятнее знаменитого Приштинского похода по равнинным автострадам дружественной Сербии.
Опять же Путин в своем знаменитом интервью немецкой АРД проговорился о скрытом укрепрайоне, созданном грузинами на пути от Рокского перевала к Цхивалу.
Так что одним из главных факторов является, безусловно, отвязное бесстрашие наших военных, которое способно застать врасплох и деморализовать и не такого противника, как грузины, воинственные лишь на словах. Достаточно вспомнить аналогичный случай со штурмом дворца Амина в декабре 1979-го.
Однако нынешний кризис высветил лучше любой критики, насколько российская армия сегодня не соответствует ни современным стандартам, ни глоабльным политическим задачам начала 21-го века. Так что опять надеемся на молодецкую удаль и самоотверженность русского солдата, да на русский авось… Но ведь не всегда так везет, как в этот раз! Хотя с другой стороны и хорошо, не полезем лишний раз в драку в таком плачевном состоянии.
 
Фактор 3. «Тот, кто нам мешает…»
Однако, одним лишь умением русских «быстро ездить» после долгого запрягания, в таких ситуациях вряд ли можно все объяснить.
Без внешних факторов не обошлось, как минимум, на уровне принятия решения о вводе войск в Южную Осетию. Я уже писал, и сейчас готов повторить, что весь этот план дестабилизации СНГ и переформатирования Восточной Европы, может быть, удовлетворяет большинство политических сил на Западе, но далеко не все. Однозначно в проигрыше от усиления позиций США в Восточной Европе оказывалась бы Германия (западная), а также Италия (точнее - «северная Италия» миланца Берлускони). Поэтому нет никаких сомнений, что Медведев получил четкий сигнал от своих давних партнеров по газпромовскому бизнесу.
Но Германия с Италией – не единственные мировые игроки, который могли заплатить за общее усиление позиций Запада против Востока. Есть еще один игрок, для которого жизненно важной является именно конфигурация транзитных путей ближневосточной нефти и газа. Формирование альтернативного энерготранзитного коридора через Закавказье и Турцию (и Украину) в Европу – означает резкое снижение роли Израиля в качестве «смотрящего» от Запада на Ближнем Востоке. В этом смысле Грузия как новый вооруженный форпост могла бы стать аналогом и даже альтернативой Израилю. Но самое главное, что новый энерготранзитный коридор под жестким контролем НАТО от Балтики до Каспия – ломает всю ближневосточную конфигурацию «сдержек и противовесов», в которой только вооруженный до зубов Израиль, поддерживаемый США, является противовесом для Ирана, контролирующего узкий Ормузский пролив. Но Иран при этом сам зависит от этого же транзитного коридора, находящегося под боем Израиля. А тут появляется альтернатива, при которой Иран получает свободу политического маневра для ускоренного сближения с Западом без контроля со стороны Израиля. И зачем тогда Западу этот «чемодан без ручки», осложняющий отношения с нефтеносным арабским миром?
А теперь зададим себе вопрос, почему это Мишико так громко вещал на весь мир, что во главе армии у него стоят грузинские евреи из Израиля? Может быть это был сигнал той же Европе, что все не так просто в глобальных раскладах, и что планировщики США далеко не все решают, когда дело доходит до исполнения планов.
Во всяком случае, правило насчет свиты, делающей короля, никто еще не отменял. И тот же Мишико не смог бы пойти ва-банк, не опираясь на произраильское руководство своей армии.
Опять ж, как я не раз уже писал в этом журнале, израильской военщине и политикам не приходится разбрасываться возможными союзниками на случай, если Запад – не только Европа, но и США решат в ходе кризиса сделать ставку на исламский мир. Дальнейшее ослабление России – единственной силы, способной вмешаться в ближневосточный конфликт, пусть не явно на стороне Израиля, но для сохранения баланса и безопасности -  явно не в интересах евреев. И в этом смысле обкатка на Южной Осетии новой внешнеполитической доктрины Кремля, провозгласившего защиту соотечественников за пределами России – должна была вполне удовлетворить израильтян. Опять же, если России действительно была оказана помощь, то долг красен платежом.
Так что в политике не все так просто, на самом деле – бывает еще проще! Во всяком случае, хотелось бы в это верить. :)
 
Если же вернуться к любимому занятию – сравнительному анализу движения нынешней «однополярной» глобальной элиты по план-графику развала союзного центра в 1991 году, то пять же все сходится. Война 8-12.08.08 – это аналог выборов 12.06.91 (а любые выборы – это тоже гражданская война, информационно-психологическая). Для союзного центра выборы в одной из республик событие не столь уж значимое, с учетом наличия всех рычагов – силовых, финансовых, материальных, информационных – в своих руках. Но психологический удар от поражения, которое было следствием раскола союзной элиты, был весьма и весьма сильным. Как сейчас помню.
И чем же сразу после подведения итогов занялись тогда будущие гэкачеписты – то есть аналог строителей нынешней «евроатлантической крепости»? Именно что озаботились финансово-экономическим кризисом – и попытались провести через Верховный Совет чрезвычайные полномочия для Кабинета Министров. То есть, раз уж вопрос был вынесен на голосование, то исполнительная власть (Павлов) договорилась с руководством представительной (Лукьяновым) при позитивном нейтралитете Горбачева. Но вот только члены Верховного Совета, представляющие элиту союзных республик, не поддержали чрезвычайных мер.
В масштабах однополярной элиты это как раз и имеет аналогом начавшиеся чрезвычайные меры по консолидации глобальных финансовых, сырьевых, военных и информационных ресурсов. При ослабленной, дестабилизированной России все прочие мировые игроки – Китай, Индия, Бразилия - могли бы и не возразить. А так – провал планов Запада на постсоветском пространстве открывает элитам незападных держав возможность к сопротивлению западным планам.
Что же касается собственно постсоветского пространства, то провал переформатирования не отменяет формирования «буферной зоны», однако Россия остается самым сильным игроком, контролирующим эту зону. Для России важна сейчас не открыто пророссийская ориентация, а отсутствие прозападной, то есть позитивный нейтралитет всех стран СНГ. 
Тем не менее, все политические и даже военные сценарии имеют сегодня второстепенную, вспомогательную роль по отношению к главной финансово-политической интриге. Никакие военные победы и никакое политическое сплочение армии и народа не будут иметь большого значения, если Россия не переформатирует свою финансов-экономическую политику. Если и впредь продажа нефти, газа, урана, металлов, а теперь и зерна будет осуществляться на ничем не обеспеченные зеленые фантики, а полученный доход немедленно отправляться на поддержку экономики Запада.
Нет, способствовать скорейшему краху Запада тоже не в наших интересах, но как бы самим не загнуться с нынешней экономической политикой.
Так что главные события и на глобальном уровне, и во внутренней политике еще впереди.
 
 

Tags: 3мировая, РФ, анализ, кризис, политика
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (33)

    33. Ордынский порядок против орденского (начало, предыд.) Повторения истории, любые параллели, в том числе между четвертями Подъема и Надлома…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (32)

    32. Крестовые походы как прообразы европейских революций (начало, предыд.) Принципиальная сложность с разметкой нисходящих линий Гармонизации…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 57 comments

  • Тысячелетие вокруг Балтики (33)

    33. Ордынский порядок против орденского (начало, предыд.) Повторения истории, любые параллели, в том числе между четвертями Подъема и Надлома…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (32)

    32. Крестовые походы как прообразы европейских революций (начало, предыд.) Принципиальная сложность с разметкой нисходящих линий Гармонизации…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…