oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

MMIX-26

Можно понять, почему Булгаков столь подробно зашифровал в шести или семи главах события примерно трёх или четырех лет начала 1990-х. Причина та же самая, что и в попытке Воланда убедить Берлиоза в существовании хотя бы дьявола. Если бы Берлиоз поверил, то не помчался бы, сломя голову, докладывать, куда следует, о ненормальном консультанте. А там, глядишь, поразмыслив над сообщённой ему благой вестью, и сам не пошёл бы на заседание в Массолит.

Видимо, точно такой же шанс Воланд, то есть творческий дух автора «Мастера и Маргариты» желает дать и каждому из нас. Нет, разумеется, трудно ожидать, что все читатели всерьёз воспримут сообщение о том, что Булгаков – это наш русский Нострамдамус, который за полвека до событий 1991-94 годов предвидел многие детали и характерные черты действующих лиц. И в самом, деле, подумаешь, какие-то тридцать-сорок совпадений. Каждое из них по отдельности можно поставить под сомнение. Значит, и картина, составленная умелым трюкачом из сомнительных деталей, не может восприниматься всерьёз. Следовательно, можно не обращать внимания, и спокойно вернуться в привычный круг суеты, заседаний и банкетов.  Воланд Берлиозу тоже ведь ничего не запрещал, только предупредил.

 

А для немногих читателей, сохранивших интерес, возможно, будет интересно соотношение. Шесть или семь глав, начиная с седьмой, соответствуют 1991-94 годам. Конец первой – начало третьей главы соответствует 1929 году. Получается, что на четыре главы с 3-й по 6-ю выпадает шестидесятилетний период. Обнаружить в этих главах намёки на политические события нам вряд ли удастся. Одна из немногих известных нам привязок – смерть Берлиоза привязана Автором к солнечному затмению в июне 1936 года, то есть к смерти М.Горького. Смерть эта имела, конечно, какое-то политическое значение, но важнейшим событием стала всё же для советской интеллигенции, причём только гуманитарной её части.

Поэтому мы снова возвращаемся к гипотезе, выведенной из параллели с естественнонаучным «Фаустом». Предполагаем, что в Романе зашифрована судьба новой гуманитарной науки, хотя и в контексте российской истории. Заметим, что в советский период, после учинённого на рубеже 1930-х разгрома, под догматическим прессом репрессивной идеологии развитие гуманитарного знания, если и происходило, то в каком-то маргинальном гетто, лишь эпизодически прорываясь на поверхность общественной жизни. В этом смысле судьба нового гуманитарного знания вполне подобна судьбе самого Романа, дожидавшегося первой публикации более четверти века. Так что ещё удивительно, что набралось материала на целых четыре главы.

С этими замечаниями вернёмся вновь к самому началу третьей главы, к фразе Воланда: «Да, было около десяти часов утра…». Три главы тому назад мы выяснили, что это – оставленный сказочником придорожный камень, указывающий направление поиска и в ершалаимской, и в московской части. Однако, при ещё более внимательном взгляде, выясняется, что на этом указателе есть и третья стрелка, указывающая на параллельный текст Евангелия от Иоанна:

«Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, – что значит: учитель, – где живешь?

Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа»/Ин 1, 38-39/.

Указание насчёт десятого часа – это фактически прямая цитата из Нового Завета, что подтверждается также расспросами Берлиоза и Бездомного о месте жительства Воланда. И это ещё одно лишнее подтверждение того, что мы правильно расшифровали символику Берлиоза как Предтечи.

Но евангельский текст, помимо буквального прочтения, как правило, является иносказанием, то есть имеет духовный смысл. К книгам от Иоанна это относится прежде всего, и уж совершенно точно – к тем стихам, где имеются числительные.

Именно численная символика позволяет понять второй, тайный смысл. В данном случае число «десять» означает указание на жизнь человека как часть общего течения времени, циклическую единицу. Расшифровка этого иносказания довольно прозрачна – для того, чтобы узнать, где живёт обычный человек по имени Иисус, достаточно физически повторить его путь и увидеть его дом. Но для того, чтобы узнать, где обитает Учитель, то есть «внутренний человек», ученикам нужна целая жизнь и повторение духовного пути Иисуса.

Поскольку мы с вами занимаемся не духовными, а исключительно литературоведческими поисками, то нас может взволновать разве что это самое приравнивание «день, который равен целой жизни». Не намекает ли Автор на такое же соотношение для расшифровки отрезков времени в Романе. В ершалаимских главах время действия – один световой день, а речь, очевидно, идёт о главном событии всей жизни героя и его учеников. Московские главы охватывают четыре дня.

Роман начинается вечером первого дня, «в час небывало жаркого заката». Мы уже предположили, что события первой главы относятся к последней трети жизни самого Булгакова, который сам называл свой Роман «закатным». Насчёт того, что этот период жизни не только для Автора, но и для всей страны был «небывало жарким», тоже не приходится сомневаться. Поэтому приравнивание первого дня к жизни одного человека – самого Автора, выглядит вполне возможным вариантом.

Следующий день в московском сюжете начинается с того, что Воланд поселяется в «нехорошей квартирке», а Иван Бездомный – в сумасшедшем доме. При этом в начале 7 главы также имеет место указание времени от имени Воланда: «Одиннадцать! И ровно час, как я добиваюсь вашего пробуждения…»

Из этих обращённых к Лиходееву слов мы, во-первых, убеждаемся в правильности выбранного направления и, во-вторых, улавливаем намёк на характеристику всего периода, прошедшего с момента, когда Воланд утверждал, то было «десять утра». Это намёк на тёмные времена и «сон разума». Символика пробуждения и горького похмелья вполне рифмуется с концом 1980-х.

Но это начало нового дня под символикой числа «11» может означать и начало иносказательного описания чьей-то жизни, какой-то творческой личности, судя по присутствию Воланда. А символика «нехорошей квартиры №50» должна означать жизнь, посвященную тому же тайному знанию, что и жизнь самого Автора.

Но что же в таком случае означает не день, а ночь между первым и вторым днём. Здесь нам может помочь псевдоним Ивана Николаевича – «Бездомный». Как только Иванушка обретает свой дом, пусть даже и «сумасшедший», он отказывается от этого прежнего наименования.

«Дом» - это символика личности человека, в котором обитают не только его личные «тело» (мыслящая, мастерская ипостась), «душа» (чувствующая ипостась, муза) и «дух» (творческая или иная нравственная ипостась), но и другие коллективные духовные сущности, соответствующие большим сообществам и масштабным социальным процессам. В таком случае символика «бездомности» должна означать, что эта самая коллективная ипостась «новой гуманитарной науки» в этот «тёмный период» по большей части пряталась в глубинах «коллективного бессознательного» и не была частью – «телом» или «духом» какой-либо конкретной личности. Впрочем, как мы помним, пару раз Иван Бездомный ненадолго заглядывал сначала в какой-то многоквартирный дом №13, а потом в «Дом Грибоедова». Но это были эпизоды.

Кроме того, эпитет «бездомный» можно и нужно, разумеется, приложить и ко всей «творческой среде», в которой созревает и с которой обязательно конфликтует творческий гений. Собственно, именно описанию этой коллективной «бездомности» и служит развертываемая Автором картина внутреннего «Массолита». Если очередь в «дома творчества» описывается как «не чрезмерная, человек в полтораста», то «чрезмерная» очередь пересекает весь «Дом Грибоедова» от входа и до двери с надписью «Квартирный вопрос».

Мы, однако, помним, что такое символика «квартиры» и, соответственно, «квартирный вопрос» должен означать психологический вопрос о личности и её состоянии, для изучения которого, собственно, и прибыл в Москву Воланд, чтобы поселиться на второй день в какой-то «нехорошей квартире», то есть стал частью какой-то конкретной творческой личности. А вот до появления этой творческой личности, вся творческая среда оставалась «бездомной», а значит, такова и латентная, скрытая в этой творческой среде ипостась будущей гуманитарной науки.

Сообщество советских гуманитариев «сознательно и давно перестало верить сказкам о боге», то есть покинуло храм прежней веры, но нового храма, нового дома так и не обрело. Отсюда и очень точный булгаковский эпитет – «Бездомный».

Однако мы всё еще не закончили нашего исследования чередования дня и ночи в московских главах Романа. Попробуем составить краткий список событий:

Первый день, вечер среды – 1) встреча Берлиоза и Бездомного с «неизвестным» у Патриарших прудов.

Первая ночь – 2) рассказ Воланда о Пилате, заканчивается сообщением о «десяти часах утра» для Ивана Николаевича; 3) усекновение главы Берлиоза и эвакуация его останков, 4) погоня за Воландом, визит Ивана в квартиру №47 дома №13, купание в Москве-реке с переодеванием, 5) погоня милиции за Иваном, прибытие в Дом Грибоедова, драка; 6) водворение в клинику Стравинского.

Второй день, четверг – 7) пробуждение в 11 часов Лиходеева и его перелёт в Ялту, 8) «поединок» Бездомного и Стравинского; 9) приключения Н.И.Босого; 10) телеграфное общение Римского и Варенухи с Ялтой; превращение Варенухи в вампира; 11) размышления Бездомного; заканчивается визитом «незнакомца» в палату №117.

Вторая ночь – 12) прибытие Н.И.Босого в палату №119; сеанс в Варьете: фокус с червонцами, отрывание и водворение головы Бенгальского, разоблачение Семплеярова, переодевание зрительниц; 13) разговор «неизвестного» с Иванушкой; прибытие Бенгальского в палату №120; 14) ночное общение Римского с Варенухой; 15) сон Босого о валютчиках и Скупом Рыцаре; 16) сон Бездомного о казни Иешуа; а также вещий сон Маргариты Николаевны в 19 главе.

Третий день, «беспокойный», пятница - 17) назначенное на 12 часов открытие кассы отменяется, визиты бухгалтера Ласточкина в Зрелищную комиссию и городской филиал, арест в финзрелищном секторе; 18) визиты Поплавского и Сокова в «нехорошую квартиру», визиты к профессору Кузьмину; 19) пробуждение Маргариты, похороны Берлиоза, приглашение от Азазелло.

Третья ночь – 20) звонок от Азазелло, прощание с домом; 21) полёт Маргариты, купание и возвращение в Москву; 22) прибытие Маргариты и Азазелло в «нехорошую квартиру», ужин при свечах; 23) в полночь Великий бал у сатаны; 24) разговор после бала, прощение Фриды, возвращение Мастера, выдворение Алоизия, прощение Варенухи и амнистия Аннушке; 25 и 26) чтение Маргаритой последних глав романа о Пилате, 27) допросы свидетелей по делу о сеансе в Варьете.

Четвёртый день, суббота – 27) Маргарита засыпает; следствие продолжается; перестрелка и пожар в «нехорошей квартире»; 28) последние похождения Коровьева и Бегемота, пожары в Смоленском торгсине и в Грибоедове; 29) разговор с Левием на террасе Дома Пашкова, гроза над Москвой; 30) визит Азазелло в подвал Мастера и Маргариты, «отравление» и пожар в подвале, прощание с Иванушкой; 31) прощание с городом на Воробьевых горах.

Четвёртая ночь – 32) полёт к Луне Воланда и свиты, прощение Пилата, прощание с Воландом, дорога к «вечному дому».

 

Иногда бывает полезно взглянуть на всю композицию с самого общего ракурса, чтобы заметить какие-то новые детали. Например, только сейчас бросился в глаза факт, что Иванушка в 13-й главе, как и в первой, беседовал с «неизвестным», то есть с Воландом. Или же такое совпадение – второй день начинается и заканчивается числом 11.

А вот гипотеза насчёт соответствия дней и жизней не вполне оправдывается. Можно было бы ожидать, что в третий день что-то произойдёт в полдень, но произошла отмена сеанса. То есть Автор, похоже, не распространяет правило первого и второго дня на последующие. Опять же второй и третий день укладываются в период 1991-94 годов. Ещё одно возможное толкование – если речь идёт не об одной, а о двух или трёх личностях, творящих в одно время. Например, Иванушка, Мастер и его Муза. Но вполне может быть, что речь идёт о периодах в жизни одного человека. Это нам ещё предстоит выяснить.

В любом случае нам её предстоит немало открытий, связанных с незамеченными до сих пор параллелями, прояснением символики и новых историософских идей. А в следующий раз пройдем вместе с Иваном его путь от бездомного состояния к новому дому.


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • Тысячелетие вокруг Балтики (30)

    30. Особенности национального Надлома (начало, предыд.) Как бы мы ни старались настроиться быть объективными, наши оценки и анализ давних…

  • После Бала (41)

    41. Двойник ( начало, предыд.глава) За полгода, прошедшие после первой волны самоизоляции, практически никаких важных событий и не произошло.…

  • Работа над ошибками (6)

    6. «Отряд не заметил потери бойца…» (начало) Дивертисмент с «отравлением» «оппозиционера» сумел,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments