oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-32

Девятая глава оказалась столь насыщена символикой и скрытыми притчами для истолкования, что невольно пришлось себя ограничить. Хотя бы для того, чтобы читатель на примере не самой сложной символики мог сам получить удовольствие от проникновения в тайны Романа. Зная направление поиска, заданное главными идеями книги и посвящением конкретной главы, не так уж сложно применить символику чисел или образов.

 

Вряд ли для внимательного читателя представляет большую трудность истолкование символики четырёхсот рублей, спрятанных Босым в вентиляции. Число «400» - символ мирского духа, духа материализма. Сама по себе взятка – это также символ приверженности сугубо материалистическим ценностям, символ дружбы «должника» с «неверным управителем».

Нетрудно было завершить и толкование оставшихся стихов в конце притчи о неверном управителе. Если неверный управитель удостоен похвалы за верное служение «в своём роде», следовательно, обличительные строки насчёт слуги двух господ, предавшего Бога для маммоны, относятся к «должникам».

Евангелист Лука для пущей ясности сразу после слов Иисуса добавляет замечание о сребролюбивых фарисеях. А наш Автор с той же целью выводит в 9 главе фигуру обличителя по имени Тимофей. Наверное, для того, чтобы мы обратили внимание на первое послание Тимофею из Нового завета, где содержатся подробные наставления апостола Павла, каким должен быть служитель церкви: «не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим…»/1 Тим 3, 2-5/.

Похвала хозяина неверному управителю не отменяет его неизбежной отставки и обнищания. Однако должникам обещано и вовсе осуждение и, самое главное, - отказ хозяина доверить в будущем истинные, большие ценности, которыми будет обладать лишь истинный наследник. Поэтому обещание неверному управителю «вечных обителей» у отставленных должников звучит, скорее, горькой иронией.

Воланд вместе с Автором сильно недовольны Никанором Ивановичем: «Он выжига и плут. Нельзя ли сделать так, чтобы он больше не приходил?» Однако при этом Босому даётся последний шанс в главе 15 «Сон Никанора Ивановича», где нашего «должника» уговаривают вернуть обществу спрятанные ценности. Но, увы, сам «должник» уверен, что никаких таких тайных ценностей он не хранит.

А между тем, в той же 9 главе есть ещё одно указание Автора на эти самые спрятанные в плохо управляемом доме Босого ценности. Читатель уже, наверняка, обратил внимание на богатое описание Автором кулинарной символики. Чего стоит озорная аллегория церковного учения в виде борща, в котором чего только не намешано. Хотя было ведь ясно заповедано не увлекаться «баснями и родословиями бесконечными» /1Тим 1, 4/. Но главное, что вместо мяса в этом «борще» плавает кость с тучным и сладким содержанием, то есть основанное на слепой вере в догматы о спасении, даруемых ради соблюдения самих догматов. Как будто обличение Учителем сребролюбивых фарисеев имели лишь сиюминутное значение.

Не менее остроумным является ещё один кулинарный изыск Автора, требующий истолкования, как и всё в 9 главе: «В числе прочего было потрясающее по своей художественной силе описание похищения пельменей, уложенных непосредственно в карман пиджака, в квартире № 31…»

Придуманная самим Булгаковым символика «пельменей» вполне соответствует общим правилам составления притч и поддаётся достаточно очевидному истолкованию. Речь идёт о «мясе», которое спрятано под варёным тестом, то есть под обычным «хлебом». При этом символика «хлеба» - это духовная пища для всех, а «мясо» – это пища только для повзрослевшего разума. Соответственно, если под «хлебом» скрыто «мясо» – значит, мы имеем дело с притчей, которая имеет два смысловых слоя – явный, обыденный смысл и тайный, духовный смысл.

Следовательно, булгаковский «пельмень» – это новоизобретённый им символ притчи. Пельмени, которые унесли в кармане, - это неусвоенные притчи. Кто-то вынес из квартиры №31 и присвоил эти притчи, так и не поняв тайного смысла. И мы даже догадываемся, кто это был.

Нам осталось только расшифровать символику числа «31», чтобы убедиться, что речь идёт о тех самых притчах, о которых мы подумали. Во-первых, карманный формат уже косвенно указывает на Новый завет. Но главное, что символика земной жизни, помноженной на любовь, веру и надежду, в итоге которой прибавляется единство с Богом, может относиться лишь к одной исторической личности. То есть речь идёт о евангельских притчах, рассказанных самим Иисусом Христом.

«Потрясающее по своей художественной силе описание похищения» смысла этих притч также имеется в Новом завете – это послания семи азиатским церквам в Откровении Иоанна. Впрочем, Автор дублирует эту отсылку: «Никанор Иванович принял таких заявлений тридцать две штуки». Символика «32», которую вы и сами теперь можете исчислить, в полной мере относится ко всем авторам Нового завета, и к другим апостолам – авторам евангелий и апокалипсисов, считающихся апокрифическими. 

В общем, у Никанора Ивановича было из чего выбрать и на что опереться, когда он попытался первым войти в опустевший кабинет идеолога Берлиоза. Во всяком случае, апокалиптическое толкование событий на рубеже 1990-х годов тоже было бы уместно, но не соответствовало линии на дружбу с материалистическим духом. Поэтому Никанор Иванович отмёл все тридцать два «заявления» и предпочёл остаться «босым». И лишь в конце своей недолгой политической карьеры перешёл к самому простому истолкованию случившихся с ним несчастий насчёт происков нечистой силы.

Наконец, остался номер собственной квартиры Босого – «35», который лишний раз подтверждает, во-первых, что оценка его услуг в «3500» была справедливой, а самооценка в пять тысяч была явно завышенной. И, во-вторых, единственным достойным итогом жизни служителя веры является возвращение обществу скрытого сокровища, тайного знания, пусть даже и в форме карманного издания «пельменей».

Ну вот, пожалуй, и почти всё, что касается истолкования 9 главы, кроме разве что числа «11», которое связывает воедино все главы второго дня действия от 7 до 13. И ещё в связи с символикой девятки: число 2009 можно исчислить как год, в котором к двум «М» добавится их истолкование – MMIX.

 

Что касается коллективных образов и реальных политических событий, аллегорически описанных в 10 главе Романа, как и в 12-й, то мы уже их достаточно подробно разъяснили восемь параграфов тому назад. Однако с тех пор мы обнаружили пару новых ключей, и нужно хотя бы попытаться их применить.

В этом смысле 10 глава не выглядит исключением из общего правила. В ней также можно обнаружить самое общее описание 10 стадии становления нашей научной Идеи и развития связанного с нею сообщества. Мы уже отмечали ранее, что десятая стадия симметрична и должна быть похожа на четвёртую. В 4 главе наша Идея в лице Ивана выходит за рамки первоначального замкнутого пространства. К концу 10 главы Иван, наоборот, то есть симметрично, обустраивается в замкнутом пространстве палаты №117. Но зато в 10 главе выходит далеко за рамки «нехорошей квартиры» активность её обитателей.

Если абстрагироваться от конкретной ситуации – книжной или реальной, то в 10-й главе описана попытка некоторого вынужденного обновлённого руководства применить свой достаточно солидный жизненный опыт к решению ситуации, которая этим самым жизненным опытом совершенно не предусмотрена. В результате, как нынче принято говорить, «когнитивного диссонанса», то есть резкого расхождения между внешней и внутренней оценкой ситуации происходит актуализация латентного раскола в руководстве Варьете, который всё более углубляется и к концу стадии становится явным. При этом одна из частей руководства или «элиты» превращается в реакционную, а другая становится маргинальной и даже радикально антисистемной. Хотя до кризиса участие в «тайных связях» было частью нормы и работало на систему. Можно, кстати, напомнить очень похожий российский исторический пример с тайными обществами в начале XIX века.

Собственно, главным содержанием 10 стадии в развитии личности или идеи является испытание на зрелость, на соответствие освоенного жизненного опыта заявленному уровню. Для каких-то нереволюционных идей или неамбициозных личностей такое испытание проходит достаточно ровно, без диссонансов и стрессов. Так обеспечивается простое воспроизводство и смена поколений в традиционных обществах. А для инновационных идей в нестандартных условиях проверка на зрелость приводит к общему стрессу и для старшего, и для нового поколения.

При этом наиболее активная и талантливая часть нового поколения к началу 11-й стадии обнаруживает себя в изоляции, осознаёт свою несвободу и общее несовершенство, ищет и находит для себя новые авторитеты. Это мы уже обсуждаем самую общую картину, обрисованную в 11 главе.

Опять же, мы уже ссылались на Карла Густава Юнга и описанные им стадии развития личности, соответствующие большой фазе Подъёма. Нужно так полагать, что 11 стадия находится где-то на самом верху, на «пике Подъёма». Доктор Юнг описывает эту стадию перехода от юности к молодости как «дуалистическую». В одной личности сосуществуют и спорят прежнее, юное «первое Я», подчинённое родительской традиции, и одновременно новое, радикальное «второе Я», которое утверждает себя на противопоставлении «ветхой» традиции.

И вот какое интересное совпадение – в 11 главе в строгой изоляции палаты №117 как раз и происходит диалог между Иваном «ветхим» и Иваном «новым». При этом новый Иван постепенно берёт верх и, наконец, убеждает себя в преходящей ценности родительской традиции, олицетворяемой Берлиозом. В результате отказа от прежнего, «ветхого Я» обновлённый Иван получает к концу 11 главы возможность свободно беседовать со своим творческим духом.

 

Раз уж мы добрались до 11 главы, то есть повод разъяснить присутствие числа «11» почти во всех главах с 7-й по 13-ю на протяжении второго дня московской части Романа.

В начале 3 главы, как мы должны помнить, была подсказка Автора о том, что один день в Романе может соответствовать целой жизни какой-то конкретной личности. Следовательно, постоянное появление числа «11» в соответствующих главах означает, что именно этому символу посвящена жизнь этой самой личности.

С другой стороны, это же число «11» легко читается в нумерации палат клиники доктора Стравинского – 117, 118, 119. В данном случае эти числа можно представить и в виде 100+10+7, и в виде 11х10 +7. И то, и другое может быть верно в зависимости от контекста. Например, «100+10» может означать зрелость жизненного опыта и одновременно зрелость духовного опыта поколений, либо может означать испытание и того, и другого одновременно. Возможно, что таким образом можно исчислить рационально-критический дух в образе доктора Стравинского.

Что же касается «11х10», то это толкование более подходяще – как жизнь человека, посвященная переживанию, а значит и исправлению несовершенства. В эту жизнь конкретного человека последовательно приходят несовершенные, требующие критического осмысления и рационального истолкования ипостаси. Самой первой появляется ипостась №118 – творческое откровение Мастера в виде «романа о Понтии Пилате». И действительно, этот «роман» в Романе пришёл к нашему поколению самым первым в виде бережно зачитанного журнала «Москва» за 1966 год.

Вторая ипостась несовершенства №117 – пришла к нашему «поколению Массолита», а значит и к какому-то из его членов, вместе с первыми тиражами монографии Льва Гумилёва про этногенез и биосферу Земли в самом конце 1980-х. Речь действительно о символической семёрке – эмпирическом законе развития сообществ.

Третья ипостась №119 – одна из самых поздних и связана с тем самым «седьмым доказательством» от 1994 года. Лично для меня, например, сообщение в «Новой ежедневной газете» о том, что Булгаков предвидел во многих деталях события начала 1990-х стали началом переворота в мировоззрении и нового, неподдельного интереса к Новому завету. Но при этом речь шла о «босом» Писании. Думаю, и для других «членов Массолита», то есть адептов Дома Булгакова, интерес к евангелиям, каноническим или апокрифическим, вполне «босой», свободный от прежних истолкований не говоря уже о «борще» церковных учений.

Смысл появления «босого» пациента в палате №119 обозначен «девяткой» - необходимо стремиться к новому, рационально-критическому толкованию Писания, которое будет иметь два аспекта – внешний, исторический и внутренний, психологический.

Наконец, не будем забывать и о появлении четвёртого пациента в палате №120 – бывшего конферансье Бенгальского, которого мы опознали как образ зюгановской КПРФ. Прямо скажем, нет ничего почётного в том, чтобы конферировать поставленным баритоном происходящие в стране безобразия и получать за это долю от общего гонорара элиты. Поэтому придётся отмести в сторону такое соблазнительное для левых политиков истолкование, будто к лицу Бенгальского подходит число 12х10, то есть жизнь, посвященная идеалам. Это, скорее, ещё одна ироническая шутка Автора.

Палата №120 находится в том же самом ряду, в том же самом «сумасшедшем доме» под руководством доктора Стравинского. Поэтому в данном случае 120 = 11*10 +10. То есть та же самая жизнь, посвященная переживанию несовершенства. Только в данном случае к художественному откровению Булгакова, эмпирическому закону Гумилёва и толкованию Писания добавляется переживание жизненного опыта. Причём речь идёт, по всей видимости, и о жизненном опыте конкретной личности в начале 1990-х годов и об историческом опыте, связанном с прежним, коммунистическим руководством. Нужно критически осмыслить, пережить несовершенство исторического опыта страны и политического опыта нового поколения.

Такое вот получается сложное задание на дом, то есть на клинику для доктора Стравинского. Трудно даже предсказать, удастся ли ему справиться с таким сложным испытанием на зрелость рационально-критического духа.

 

В следующий раз нас ждёт анализ обобщённого описания одной из самых интересных стадий развития Идеи – на примере 12 главы «Чёрная магия и её разоблачение». Заодно поговорим о двойственности символики числа «12».

 


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment