oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-38

Автору, пожелавшему зашифровать в образах и поворотах сюжета некие идеи, легче иметь дело с фантастическими снами или сатирическими гиперболами. Намного более трудное дело выразить абстрактную идею или сложную аллегорию в реалистическом описании жизненных обстоятельств, как в главе 16 «Казнь».

Поэтому на этот раз мы вынуждены сразу воспользоваться ключом численной символики, восходящей к древнеиудейскому алфавиту. Число 16 = 6 + 10, его символическое значение должно соответствовать идеальному понятию «разделённости» при соединении с жизненным опытом в нашем несовершенном подлунном мире. Казалось бы, «разделённость» и так противоположна изначальному единству и совершенству. Как же тогда это понятие разделённости может быть идеальным?

Однако представим себе идеальную любящую семью или, из литературных примеров, идеальную четвёрку друзей, для которых нет выше счастья, чем переживание единства. Тем не менее, даже такое идеальное сообщество не может быть всегда вместе, иначе и переживание единства стёрлось бы и обесценилось. И родственников, и друзей разлучают дороги, ведущие на четыре стороны света. Переживание временно утраченного единства будет тем ценнее, если каждый из друзей имеет яркую индивидуальность, то есть свой собственный персональный миф, добавляющий к четырём сторонам ещё и «пятый элемент». Наконец, пройденный близкими, но разными людьми путь от 1 до 6, от единства до крайних точек удаления друг от друга, делает весьма отличным и жизненный опыт каждого, и картину мира – точнее, соответствующей пути каждого части мира. Но при этом все разделённые части целого верят в единство мира и возможность взаимопонимания, надеются на воссоединение, движимы любовью к своему прежнему и будущему единству. Притом что в данный конкретный момент они соединены лишь через видимое единство внешних обстоятельств, все глубинные, личные взаимосвязи прерваны. Это и есть идеальное состояние разделённости.

Однако в реальной жизни идеальная дружба или идеальные семьи встречаются не так часто как в  литературе. Поэтому и состояние неидеальной разделённости всегда имеет обратную сторону утраты взаимопонимания, потери общего языка. Так народы, некогда вышедшие из единого корня, по мере удаления друг от друга не только вырабатывают свои особые слова и понятия для своей части мира, но и теряют прежние общих значений однокоренных слов. Возможно поэтому словесным символом, который так же как число «16» соответствует понятию полного отсутствия взаимопонимания, является «Вавилонское столпотворение». А соответствующая картинка в старинных вариантах «карт Таро» – это только что завершённая высокая башня, которая рушится от удара молнии. В некоторых вариантах с вершины падает человек в царской короне, а у подножия распростёрт простолюдин.

Теперь, имея пред глазами эту традиционную символическую картинку, будет легче распознать её элементы, расставленные Автором по всей 16 главе Романа. Во-первых, в самом начале главы обрисовано смешение разных племён. Здесь и сирийские кавалеристы, и римские легионеры, и иудейские стражники, и богомольцы со всех дорог, ведущих к Ершалаиму. Где-то здесь должны быть и греки, к которым обращена надпись на греческом.

Вторая деталь, превращающая казнь в строительство «башни» - построение римскими войсками сначала первого, а затем и второго яруса на склоне Лысой горы. Завершает строительство «башни» возведение креста, на котором вознесён вовсе не «разбойник и мятежник». Согласно каноническим евангелиям надпись на кресте Иисуса, обозначающая суть совершенного им преступления, была «Сей есть Иисус, Царь Иудейский» /Мф 27,37/.

В конце главы будет и грозовая туча, разрушающая оба яруса «башни». Будет и удар ножа, который в Романе уже был метафорическим синонимом молнии, в результате которого «царь иудейский» упадёт к подножью креста, где уже распростёрт его единственный ученик Левий Матвей. Так что с точки зрения визуальной метафоры образ «вавилонской башни» прорисован довольно ясно и живо.

Но важнее не метафора, не визуальный или словесный знак, а содержание главной идеи «полного взаимонепонимания», неспособности «ученика» понять смысл действий Учителя и, как следствие. Наш ершалаимский интеллигент не способен осознать даже сам факт своего непонимания, отчего впадает в богоборческую гордыню.

А между тем сюжет «Казни», хотя и описан для нас в целом с точки зрения Левия, но, как и вся ершалаимская часть Романа, продиктован действиями все трёх учеников Иешуа, каждый из которых понял Учителя по-своему. Вся мизансцена, внешняя форма сюжета определена предшествующими действиями исполнительного Иуды из Кириафа, а равно и «коллективного Иуды» в лице Каифы. Однако полный контроль над местом действия и над ходом казни принадлежит другому ученику – Понтию Пилату. Несмотря на горячечное желание Левия ещё более активно поучаствовать в казни, ему достаётся пассивная роль наблюдателя, летописца. И лишь в самом конце действия он должен будет выполнить свою реальную, а не воображаемую роль. 

Все трое не понимают подлинного смысла не только слов и действий Учителя, но и своих собственных действий и мотивов. Ближе всего к пониманию этого смысла оказывается Пилат, который желает спасти Иешуа, но вовсе не так как Левий. В этой связи можно заметить ещё пару нюансов, ранее не замеченных нами деталей в сюжете «Казни».

Например, такая небольшая оговорка: «То, что было сказано о том, что за цепью легионеров не было ни одного человека, не совсем верно. Один-то человек был, но просто не всем он был виден». Вот это самое «не всем» очень легко добавляет ещё один еде видимый уровень наблюдения за всем действием. Оказывается, кто-то ещё имеет лучший обзор и видит всю картину, включая все приготовления Левия. И этот кто-то догадывается о намерениях Левия в отношении тела Иешуа и предоставляет ему свободу действий. Мы узнаем, кто был этот супервизор, из следующей ершалаимской главы, когда Афраний доложит Пилату о ходе казни и об участии Левия.

Таким образом смысл этой мелкой детали именно в том, чтобы указать на полный контроль Пилата и его тайной службы над ходом казни. На это же и на обстоятельства, максимально благоприятствовавшие Пилату удержать полный контроль, должна указать ещё одна мизансцена:

«Человек в капюшоне шел по следам палача и кентуриона, а за ним начальник храмовой стражи. Остановившись у первого столба, человек в капюшоне внимательно оглядел окровавленного Иешуа, тронул белой рукой ступню и сказал спутникам:

– Мертв.»

Да, начальник храмовой стражи, доверенное лицо Каифы, действительно присутствовал при всей казни. Но он, как и любой верующий иудей, не мог вслед за Афранием прикоснуться к мёртвому телу, чтобы перепроверить вывод. Потому что тогда, согласно иудейским законам, ему пришлось бы отказаться от празднования иудейской пасхи вместе со всеми, и праздновать её в одиночестве через месяц. Кому ж этого захочется? Проще согласиться с выводами римского чиновника.

Я уже упоминал и про явную параллель между казнью Иешуа, которую по поручению Пилата осуществил Афраний, и отравлением Мастера, которое по поручению Воланда проделал Азазелло в 30 главе. В результате все мы так и не поняли, была казнь или не была. Вроде бы кто-то умер в палате №118 и в красивом особняке, но судьба наших героев продолжилась и в следующих, последних главах.

Не следует ли понимать и эту параллель, как указание на питьё как причины смерти Иешуа, причём смерти не вполне настоящей? Не знаю, не знаю. Думаю, что и Булгаков не готов настаивать именно на такой версии событий. Единственное, на что Автор нам указывает как на несомненный факт – это на полный контроль Пилата над процессом казни, и на возможность под видом казни спасти Иешуа и спрятать его в своей загородной резиденции. Пилат ведь мечтал о клинике, в которой сумасшедший философ лечил бы прокуратора от страшной гемикрании.

Мы, впрочем, отвлеклись от идеи «вавилонского столпотворения», полной потери взаимного понимания между основными действующими лицами. Если взять за основу версию о том, что Пилат тщательно организовал и контролировал весь ход казни, чтобы спасти Иешуа от смерти, то именно в этом случае речь идёт о максимальной степени взаимного непонимания между всеми действующими лицами. Даже Пилат действовал из личных мотивов, а Афраний из мотивов, возможно, политических – сохранить римский контроль над Ерашалаимом и интригами в храме. Следовательно, и они не могли понимать ни мотивов Иешуа, ни возможных мотивов Иуды, а значит – не понимали и настоящих последствий своих действий по спасению осуждённого.

Это что касается ершалаимской части 16 главы. Но у красочного описания Голгофы есть и московский слой смысла.

Помнится в самом начале толкования ершалаимских глав, мы предположили, пусть и на зыбкой основе общего сходства сюжета, что в «теневом» Евангелии от Воланда зашифрована основная интрига ХХ века, связанная с судьбами России. Всегда приятно, если красивая гипотеза получает дополнительную опору. Так и случилось в прошлый раз, при обсуждении 15 главы, когда нам удалось сопоставить 5 стадию Надлома российской истории с периодом 1923-1930 годов. Нам удастся ещё более укрепить всю конструкцию нашего истолкования, если мы найдем явные параллели между периодом истории, начавшимся в 1930-м и символикой 16 главы Романа.

Начнём хотя бы с «башни». Именно в 1930-е годы едва ли не главной стройкой и уж точно главным архитектурным проектом страны была башня Дворца Советов, которую должна была венчать стометровая фигура Вождя. Главных архитекторов, как мы помним, было двое – Борис Иофан и Иосиф Сталин, также как Пилат был «архитектором» голгофской «башни». Товарищ Сталин как лидер номенклатуры и наместник влиятельных внешних сил, контролировавших развитие Советского Союза, был и остаётся наилучшим воплощением самой идеи «пилатчины».

Не нужно, я так думаю, никого убеждать и в том, что 1930-е годы были периодом непрерывной и жестокой казни, которую сталинский режим осуществил над Россией и её народом. Не будем уподобляться идеологам этнократий или тупым националистам и разделять жертвы по этническому признаку. Все, кто пережил этот период, разделил общую судьбу, умер и воскрес вместе с Россией – все они русские, независимо от происхождения. Новые русские, без всяких кавычек. И никуда от этой общей судьбы не денешься, можно сколько угодно придумывать фантомные «нации» на базе этнографических кружков, но невозможно отменить единство, купленное столь дорогой ценой.

Булгаков пишет о трусости Пилата, подразумевая и Сталина тоже. Почему бы Сталину не пойти было бонапартистским путём? Ведь в начале 30-х революционная элита выдохлась и дискредитировала себя. И никто же не возразил, когда во время войны реабилитировали не только символы царской армии, но и православие. Может быть, и в самом деле удалось бы провести индустриализацию и внедрить кооперацию на селе без этой страшной казни, без голодомора, без разрушения церквей, без ГУЛАГа и застенков НКВД?

Только вот вопрос, а настолько ли всесилен Сталин, как его малюют? От его ли личной воли зависела судьба страны? Или всё же имела место автономная воля многих политических сил, на острие равнодействующей которых всегда находится лидер?

Да, наверное, теоретически можно было провести индустриализацию и реформу аграрного сектора иным способом. Но для этого, как минимум, нужно взаимопонимание между всеми силами, всеми классами и прослойками, всеми национальными общинами. А вот чего не было, того не было.

Да, наверное, советская интеллигенция, этот коллективный Левий Матвей могла бы отказаться от атеизма и марксистских догм, пойти не за Бухариным, Луначарским и Горьким, а за Кондратьевым, Лосевым и Булгаковым. Это теоретически, а фактически – никак не могла. И предпочла более простой и доступный путь – повторение пройденного, но уже в форме «культурной революции». Отказ российской интеллигенции от буржуазного наследия прошлого, её торжественное присоединение к Народу – не напоминают ли вам пафосное бросание денег на дорогу? А проклятия Левия Матвея в адрес Бога, который отказывается помогать такому хорошему человеку – нет ли здесь сходства с богоборческой кампанией начала 30-х?

Ну ладно, интеллигенция, что с неё возьмёшь? Но разве трудовое крестьянство было готово понять логику власти, точнее даже – логику геополитической ситуации, в которой оказалась власть вместе со всей страной? Нет и не могло быть такого понимания, что нужно в самые сжатые сроки загнать трудовые ресурсы на фабрики и заводы, машинно-транспортные станции, в военные училища. Пропаганда не может заменить экономических стимулов. И кроме того, не будем забывать о мировом кризисе капитализма, когда продолжение нэпа или тем более либерализация грозили просто катастрофой всего хозяйства, включая село. Не будем забывать, что в 1930-е люди голодали и умирали не только в России, но и в Европе, и в Америке. А идти нехоженой тропой плановой экономики приходилось первыми. Это уже позже и предвоенные США, и послевоенная Британия могли успешно применять сталинские методы в экономике с учётом всех ошибок.

Но может быть, Сталин мог опереться хотя бы на спецслужбы, ОГПУ и НКВД? Ведь Афраний так хорошо улавливает желания Пилата, что он не устаёт льстить своему подчинённому. Только вот вопрос, а был бы Афраний столь исполнителен, если бы Пилат приказал ему не руководить казнью, а скажем – инсценировать побег с помощью друзей? Был бы Афраний столь понятлив, если бы речь не шла о политических интригах, позволяющих именно ему, а не Каифе, и не Пилату, быть вершителем людских судеб в этом городе? Пилаты приходят и уходят, а Афраний остаётся при своём ремесле и при свое власти.

Так что нам не приходится удивляться, что и главную опору «пилатчины», то есть репрессивные органы в 1930-е годы пришлось несколько раз репрессировать самих, чтобы привести к лучшему пониманию.

Но может быть, было бы достаточно репрессий против элит? Это если бы Сталин взял, да и решил «пожалеть» народ. Но разве он имел такую возможность? И разве дело лишь в злобности и мстительности тирана? Разве не ходил сам «наместник» под постоянной угрозой, если бы не учитывал интересы влиятельных внешних сил. Конечно, и среди этих внешних сил царило полное отсутствие взаимного понимания, как и полное непонимание всех последствий. Но в этом внешнем контексте такое непонимание, как раз, давало шанс. И наш «Пилат» этим шансом воспользовался, за каких-то 10-15 лет превратив страну во вторую державу мира.

Палящее солнце, сжигающее Лысую гору и казнящее всех – и жертв, и палачей, вполне годится в качестве метафоры для 1930-х. В таком случае, тёмная грозовая туча имеет достаточное сходство с надвигающейся мировой войной. Внешняя угроза становится, наконец, основой для минимального взаимопонимания. Как это ни странно, но именно большая война спасла русский народ от «Казни», пролила на бесплодную, сухую землю потоки воды, которые в библейской символике означают надежду. Война возвратила смысл существования и богоборческой интеллигенции, и сотрудникам спецслужб, и сталинской номенклатуре, вынужденно объединив их судьбу с судьбой народа. Но это будет позже, на следующей стадии развития русской Идеи.

А пока, в конце 16 главы, речь шла лишь об одном слабом ударе. Палач «тихонько кольнул Иешуа в сердце». Было и такое происшествие в истории России на рубеже 1940-х, советско-финская война, по результатам которой Советский Союз посчитали было находящимся при смерти. Многие враги тогда сбросили нас со своих счетов, и обманулись в своих ожиданиях.

 

Вот такую апологию Понтия Пилата протаскивают порою в нашей печати отдельные литераторы. То ли ещё будет дальше, в 17 главе.

 


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • «Это праздник какой-то!»

    Еще раз мои поздравления и аплодисменты! В прошлый раз год назад стоя аплодировал найденному банкстерами способу уйти от ответственности за кризис и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (31)

    31. Повторение истории – мать её (начало, предыд.) Проводить параллели между событиями разных эпох или разных цивилизаций нужно очень…