oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-40

Глава 18 «Неудачливые визитёры» несколько отличается от соседних по внутренней структуре действия. Во-первых, события одного дня описаны дважды: сначала с точки зрения дяди Берлиоза, затем мы видим тот же самый отрезок времени глазами буфетчика Сокова.

Другая особенность 18 главы состоит в том, что время действия начинается рано утром, то есть параллельно действию предыдущей главы, а заканчивается поздно ночью. Из этого можно вывести заключение, что главные особенности 18 стадии распространяются и на все «утренние» стадии Надлома. Символическое сходство с 17 стадией – в тёмном, сумеречном фоне событий, символическое сходство с 19 стадией – в явном приближении окончания переходного, сумеречного состояния. На самом деле, провести чёткую границу между 17 и 18 стадиями так же сложно, как между разными оттенками серого света, разными полосами сумеречного, предрассветного неба.

Лично я считаю, что в 94-м году в рамках развития идеи ельцинской Реставрации продолжалась 17 стадия. Однако, события 18 стадии – после выборов 1996 года и до дефолта в августе 98-го действительно очень похожи на этот период. Так что общее описание одного даёт представление и о другом.

Итак, главная особенность – наличие двух конкурирующих, но всё же отчасти взаимодействующих альтернатив существующему порядку. При этом одна из альтернатив – внешняя, чужая, хотя и прикрываемая родственными чувствами. Вторая альтернатива – по происхождению своя, местная, но тоже движимая шкурными мотивами, причём откровенно. Заметим также, что целью «внешней» альтернативы является статусная позиция Берлиоза – то есть идеолога. Цель «внутренней» альтернативы – сохранение тёплого местечка возле политической кухни, без претензий на наследство Берлиоза.

В общем структура действия в 18 главе чем-то похожа на главу 15, где тоже было «внешнее» заблуждение в лице Дунчиля, и «внутреннее» - в лице Куролесова. Насчёт аналога третьего, пассивно заблуждающегося Босого, мы ещё подумаем, когда разъясним фигуры двух главных персонажей 18 главы.

Этих двух персонажей мы уже, вроде бы, опознали, благодаря некоторым деталям и общему описанию. Прибедняющийся буфетчик Соков с расцарапанной лысиной – ну очень похож на мэра Лужкова, лидера внутренней, губернаторской фронды. Эта региональная альтернатива не то что бы сильно опасна для сложившегося в нашем Варьете статус-кво. Наоборот, губернаторы остались последними, кто поддерживает хотя бы относительный порядок в подсобном хозяйстве, на политической кухне. Опять же с ними легко договориться, если слегка запугать и вернуть часть обесценившихся денежных заначек.

А вот что касается «внешней» альтернативы, то с её идентификацией придётся немного повозиться. Да, действительно известный экономист-плановик Явлинский, он же лидер либерально-интеллигентской фронды, очень даже похож на амбициозного, но очень осторожного дядю покойного Берлиоза. Но обратим внимание на этот странный пассаж: «Все смешалось в доме Облонских, как справедливо выразился знаменитый писатель Лев Толстой. Именно так и сказал бы он в данном случае. Да! Все смешалось в глазах у Поплавского».

Прямо скажем, юмор не самого высокого полёта, Как-то даже странно для такого тонкого писателя как Булгаков. Но, может быть, Автор намекает на целый класс похожих фамилий? «Облонский», кстати, даже больше похоже на фамилию львовского уроженца Явлинского. А фамилия «Поплавский» где-то ближе к «Павловскому» одесского происхождения. Да и вообще, «киевский экономист-плановик» во времена Булгакова вовсе не означало, что речь идёт об украинце.

Да что это мы всё вокруг да около ходим, как будто опасаемся кого-то зря обидеть. Нет ничего обидного в том, что еврейская общественность, в том числе и заграничная активно участвовала в политических интригах по поводу власти в Кремле и окрестностях. Более того, когда речь идёт о спецслужбах одной из мировых держав, нельзя не уважать такое стремление отстаивать свои государственные интересы. В самом деле, это только очень наивные люди могли считать, например, что режим советского генерала Дудаева в Грозном изначально был враждебен российским властям и тем более российскому генералитету. На самом деле вплоть до осени 1994 года это была «черная дыра», рай для контрабандистов, включая торговцев оружием.

Через границу с Грузией и через аэродром Грозного, который не мог бы функционировать без содействия российских генералов, шёл большой поток распродаваемых вооружений из всех советских республик, в том числе и к Саддаму Хусейну в Ирак, и в Иран, и в Сирию, куда пожелаете. Естественно, что такой бесконтрольный поток вооружений на Ближний Восток создавал угрозу прежде всего Израилю. Естественно, что еврейская общественность, как могла, увещевала и Клинтона, и напрямую Ельцина – закрыть эту «чёрную дыру». Естественно, что имея серьёзные позиции в постсоветской политической элите и даже в спецслужбах, израильтяне решили задействовать их и таки сумели заставить Ельцина и российскую армию предпринять поход на Грозный. Естественно, что российские генералы не хотели этой войны, так что пришлось им устраивать ловушку в виде «дела Холодова». Естественно, что Грозный был взят, прежде всего, усилиями армии генерала Рохлина, который в отличие от других генералов горел желанием и отлично ориентировался на местности. Даже интересно, кто же это ему помогал?

Немного менее естественно – для нас, разумеется, а не для иностранных спецслужб, что после активного и эффективного втягивания режима Ельцина в чеченскую войну те же самые спецслужбы попытались активно использовать этот факт для дискредитации российской власти, и для продвижения своих ставленников вроде Явлинского. Впрочем, эйфорию руководителей столь успешных спецопераций можно понять. Им почему-то показалось, что контролируя тем или иным способом элиту внутри Садового кольца, они контролируют всю страну. Действительно, постсоветская элита смотрела на политику глазами политических комментаторов «НТВ». А что такое «НТВ»? Может быть это аббревиатура? Нет, честно отвечали основатели телекомпании! А что же тогда? Лично я знаю только одно такое слово, которое так и пишется в оригинале без гласных и как раз является названием спецслужбы. Так что с участием внешней альтернативы в политической интриге вокруг первой чеченской войны – дело абсолютно достоверное. Однако, признав это, придётся признать и тот факт, что в октябре 1993 года в Москве провоцировали переход конфликта в горячую фазу ровно те же активные участники, что и в организации первого похода на Грозный в ноябре 1994 года.

Другое дело, что расчёт этих самых внешних сил строился на каких-то иллюзиях по поводу возможности переподчинить постсоветский политический режим другому, пусть и родственному геополитическому проекту. В конце концов, даже при крайней слабости ельцинского режима, этому воспрепятствовали бы другие геополитические центры силы, включая американцев и европейцев. Возможно, так и было, когда общая для внешних сил задача втянуть Кремль в чеченскую войну была решена, ельцинская служба безопасности получила добро на операцию «Мордой в снег». Некто Гусинский, изображавший из себя за чужой счёт олигарха, в одночасье лишился охраны и средств передвижения. Спецназовец Азазелло оторвал домашней птице последнюю ногу. Кстати жареная курица у Поплавского описана как «громадная», то есть и в самом деле похожа на гуся.

Заметим, что проамериканская либеральная интеллигенция отнеслась к появлению «Поплавского» на политической сцене с притворным сочувствием, а вот реальные, а не виртуальные олигархи в лице Бегемота забеспокоились – потребовали паспорт, проверили прописку и вызвали спецназ.

Нужно заметить, что во второй попытке, при вовлечении Кремля во вторую чеченскую войну наш «Поплавский» действовал гораздо более осторожно. Пропустил вперёд себя регионалов во главе с Лужковым, чтобы посмотреть, как у них получится. Но и в 1999 году, в конце 19 стадии Реставрации спецслужбы оказались более чем дееспособными. Более того, на этот раз и Гелла, то есть масс-медиа поучаствовали в выпроваживании с политической сцены «неудачливых визитёров».

Так что с точки зрения политического подтекста Автор и на этот раз вполне угадал с сюжетом, четко указав в конце главы на 94-й год. Однако, мы уже привыкли, что политический подтекст – не самый главный и не самый глубокий слой скрытого смысла. Более интересной представляется символика внутреннего убранства «нехорошей квартиры», а также уже знакомая нам символика пищи.

Цветные витражи в окнах, церковная парча на столе, запах ладана, чёрное одеяние Воланда – всё это должно указывать на некое подобие храма. Опять же в самом конце главы прозвучит музыка «Алиллуйя», которая должна напомнить нам о 5 главе, где мы уже обнаруживали что-то похожее – «Дом Грибоедова» как храм для адептов булгаковского наследия, «членов Массолита». Но и «нехорошая квартира» - такой же «дом Булгакова», так что это просто подтверждение уже найденной нами связи.

Однако не очень ясно, при чём здесь именно 18-я глава? Кроме того, мы уже находили более близкий к 5-й главе аналог «собрания», объединённого общими заблуждениями в 15 главе. Почему же в 18 главе нам вновь настойчиво предлагают эту же аналогию? Логичнее было бы сравнить с 8-й главой, с клиникой Стравинского.

Один из возможных ответов может быть таким: Автор ещё раз обращает наше внимание на зеркальную симметрию нисходящей и восходящей линий каждого числового ряда, в том числе между 16 и 17, 15 и 18, 14 и 19 стадиями соответственно.

Возьмём, например, Надлом российской истории, то есть советский период. Период тридцатых годов и симметричный относительно 1941 года период сороковых-пятидесятых очень похожи по сюжету. Только в тридцатые развитие идёт от коллективного руководство через острое соперничество лидеров к тирании и диктатуре военного времени, а в 40-е и 50-е – в обратную сторону. Одни и те же внешние формы – колхозы, заводы, «шарашки», лагеря имеют столь же тёмное содержание, но несколько иной, позитивный вектор направленности. Возвращение людей из армии в колхозы или на заводы – это уже признак мирной жизни, надежды на будущее, а не подготовки к войне, как в 30-е. Да и лагеря военнопленных – это пусть немного, но другое.

Точно также «застойные» брежневские годы с внешнеполитической «разрядкой», внутренней коррупцией, развитием народного потребления, половинчатыми экономическими реформами и либеральными спецслужбами вполне симметричны концу 1920-х годов. А краткий период ленинского нэпа – горбачёвским реформам. Разница в длительности симметричных периодов не должна нас смущать – в историческом процессе главное не формальная длительность, а насыщенность событиями. Кроме того, преимущественно разрушительные процессы объективно намного быстротечнее зеркально симметричных им конструктивных движений.

Аналогично в период ельцинской Реставрации после развала Советского Союза зеркально симметричен периоду Гражданской войны после развала Российской империи. Сюжет похож, только вектор обратный и конструктивные силы в целом преобладают над разрушительными, а вместо силового контроля над территориями используются более гуманные методы контроля над финансовыми потоками. Небольшая разница, а позволяет здоровым силам направлять вектор развития по восходящей линии.

Так что теоретическое ожидание симметрии между стадиями нисходящей и восходящей линий вполне подтверждается конкретными примерами. Тем не менее, символика домового «храма», кроме указания на сходство и взаимосвязи с другими главами Романа, должна иметь своё собственное истолкование в рамках 18 главы. Поэтому попробуем вычислить обобщённое символическое значение числа «18».

Число «8» имеет значение «откровение». В 8 главе мы обнаружили условия, необходимые для получения такого откровения – очищение, смирение, отрешение от мирской суеты. Легко заметить, что в 18 главе речь идёт, скорее, об обратном. Оба посетителя озабочены исключительно шкурными делами и миской суетой. Пожелания Воланда о необходимости чистоты и «первой свежести» оставлены без особого внимания. Возможно, поэтому одежда посетителя не обновляется, а наоборот – пачкается вином.

Но, между прочим, «вино» в библейской символике имеет вполне определённое значение – такое же, как и «восьмёрка». Например, первым библейским пророком, получившим откровение, был Ной, и он же назван первым, вкусившим вина. Из этой же серии иносказание об Иисусе, превратившему «воду» надежды в «вино» откровения.

Получается, что откровение, если его воспринимать без необходимой подготовки, без внутреннего очищения и смирения, не только не ведёт к обновлению «одежды», то есть знаний, но такая ситуация ведёт к порче «одежды» и напрасному пролитию «вина».

Только очень прошу читателей чётко различать разные слои скрытого смысла в Романе. Символическое иносказание, которое мы сейчас пытаемся истолковать, не имеет ничего общего с политическим или историческим подтекстом, необходимым для иллюстрации стадий развития. Буфетчик Соков в политическом подтексте может соответствовать Лужкову и в целом сословию региональной элиты, но в символическом слое речь идёт о развитии идеи и о субъекте познания, который порождается этим самым развитием.

Этот самый субъект под условным именем «буфетчик» в нашем случае хочет восстановить утраченный смысл, потерянную силу тех знаний, которые он получил раньше. Он получает вполне определённый ответ – нужно, как минимум, отказаться от «осетрины» второй свежести. Надеюсь, что читатели ещё не забыли, не утратили смысла символики «рыбы» как некоего священного знания. Но священным принято называть знание, полученное в результате божественного откровения. Поэтому самый популярный образ из 18 главы: «осетрина второй свежести» – это то же самое, что испорченное, искаженное откровение. Как и пролитое вино.

В этот момент Воланд пытается дать соискателю высшего знания добрый совет – выбрать скамеечку пониже, соответствующую реальному духовному росту. Напомним, что Соков описан как «малюсенький человечек».

А что может означать кусочек очень нежного и очень вкусного мяса, который всё же достался «буфетчику»? Символика мясной, твёрдой пищи означает знание, доступное лишь для подготовленного, зрелого разума. Маленький кусочек такого знания может усвоить и недостаточно зрелый ум, который всё же желает знаний. Однако, и это не идёт на пользу: лишь только сова, то есть мудрость, краешком крыла коснётся чела такого человечка, как тот с перепугу чуть опять не падает с высокого стула. То есть эффект от такого познания сверх разума будет почти таким же, как и в случае с испорченным, искаженным откровением.

Но каким образом священное знание может испортиться, потерять свою «единственную» свежесть? А очень просто – когда владелец священной книги не знает настоящего смысла откровения, тогда бесценные духовные ценности превращаются в этикетки, в обесцененные знаки. Но ещё хуже, когда этим испорченным, а потому неверно переведённым или истолкованным «знанием» начинают торговать, использовать для мирских целей, для получения высокого социального статуса «не по росту». Что же, понять такое стремление можно, только вот падение бывает болезненным.

Желание обладать таким знанием без понимания его смысла тоже не приветствуется. Собственно, разговор Воланда с «буфетчиком» связан с выявлением мотивов – а для чего собственно просителю нужно восстановить силу его сокровищ. Оказывается, что почти всё человеческое ему чуждо, также как Скупому рыцарю-Куролесову. А важна лишь власть, обладание ценностями.

Даже предсказание скорой смерти выглядит, скорее, попыткой дать «буфетчику» последний шанс исправиться, выбрать полноценную жизнь. Однако его, увы, интересует не собственная жизнь, а только собственная смерть. Последняя попытка соседки по лестнице пробудить чувства, чтобы поделиться «червонцами» с тем, кто в них действительно нуждается, тоже неудачна. Поэтому даже восстановленные Воландом «деньги» всё равно вскоре превратятся в пустые бумажки.

А ещё в черных котят. Вот действительно любопытная аллегория! Трудно поддающаяся толкованию. У меня что-то не получается. Если только через аллегорию соломенной шляпы, предназначенной защищать лысину от солнечного удара? Когда проситель только направлялся наверх, такая защита у него была. Получив желаемое, он остался без защиты. И даже после просьбы вернуть такую защиту, шляпа превращается в нечто совсем иное и наносит раны своему владельцу.

Вот что-то такое, связанное с предстоящим восходом символического «Солнца», которое является символом следующей 19 стадии. До этого момента тоже можно увидеть солнечный свет, но только отраженный Луною. Однако любое зеркальное отражение, даже самое качественное – всё равно искажает оригинал, меняет правое с левым.

Поэтому 18 стадия развития – одна из самых опасных. Идея и связанное с ним сообщество достигли достаточной степени развития, чтобы желать совершенного знания. Они могут даже увидеть это знание и усвоить малую часть. Но любое знание должно соотноситься с реальной целью, а цель эта всё еще находится за горизонтом. Нужно подрасти ещё немного в духовном смысле, отказаться от мыслей от смерти, чтобы увидеть подлинный, неискажённый отражением свет знания.

Вот такое у нас получается значение символического числа «18». Каждое Откровение (8) при соединении с Жизненным опытом (10) неизбежно сталкивается с Искажением или Неверным Отражением.

В неверном, обманчивом свете Луны очень легко оступиться, упасть с преждевременно набранной высоты. Следовательно, нужно быть очень осторожным и разборчивым. «Свежесть, свежесть и свежесть, вот что должно быть девизом всякого буфетчика».

Следующая 19 глава – продолжение всё того же утра, но всё же она отличается по настроению от предыдущих глав. Однако, прежде чем браться за новую главу, стоит обратить внимание на два необязательных слова, затесавшиеся между главами 18 и 19. Более того, они притаились между двумя приглашениями Автора: «За мной, читатель!».


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • После Бала (47)

    47. В историю – болезни ( начало, предыд.глава) Еще и еще раз повторим поговорку: Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В…

  • Такое кроткое лето

    Как и было сказано, никаких особо значимых событий за август не случилось, если не считать давно запрограммированное трэш-шоу в аэропорту Кабула.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments