oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-42


Должен честно признаться, что при переходе ко второй части Романа мы с вами потеряли почти все прежние ориентиры. Начать с того, что главным действующим лицом становится женщина, которая почти сразу же утрачивает прежний земной облик. И как этот образ истолковать, поди узнай! А уже истолкованные герои предыдущих глав, кроме свиты Воланда, все куда-то подевались. 

Печально, но потерялась и конкретная привязка сюжета 19-й и последующих глав к историческому времени. Предыдущая глава вроде бы относится в своей центральной частик 94-му году. Но и в 18-й главе, и ранее были отдельные линии, вроде бегства Римского за убежищем к питерским чекистам, продолжающие сюжеты первой части вплоть до конца 1990-х.

Поэтому на данный момент нельзя сказать точно, относится вероятно существующий политический подтекст 19-й главы к совсем недавней истории или же к совсем ближайшему будущему. 

Единственное, в чём можно быть уверенным, это в непрерывности нашей путеводной нити, связанной с числовой символикой. Каждой главе соответствует узелок с ключиком – символическим числом. Но и на этом направлении нас ждут определённые трудности. Второй ряд из 12-ти символических чисел заканчивается на 22-й главе, как и ряд уже существующих подсказок – визуальной символики 22-х карт Таро и эзотерических толкований. Образы и толкования эти довольно запутанные, и доверять им нельзя, но можно использовать для проверки нашего собственного толкования на основе стадий развития обобщенной Идеи.

Вот и в данном случае, числу «19» соответствует визуальный образ, завершающий утренний ряд из трёх светил – «Звезда», «Луна», «Солнце». Этой оккультной символике можно доверять лишь по принципу «слышали звон», но не знают откуда. Так что наша задача легче от этого не становится, нужно попытаться реконструировать изначальную логику библейской символики, когда эти «бриллианты» ещё не были скрыты под «навозной кучей» оккультных толкований и искажений.

Для начала напомним, что каждая стадия развития Идеи – это отдельный процесс, а не просто ступенька иерархии или дискретное состояние. Поэтому в полной мере символическое значение связано с результатом процесса, финалом каждой стадии. Например, в 8-й главе мы обсуждали процесс очищения, обновления, результатом которого становится «Откровение», являющееся значением числа «8». И наоборот, в 18-й главе видимым результатом является явное «Искажение». Отрицательный результат, по всей видимости, тоже необходим для развития Идеи, чтобы отделить зерна от плевел. Тем самым Идея приобретает иммунитет, необходимый для будущего воплощения в жизнь.

После преодоления 18-й ступени Откровение, составляющее ядро Идеи, получает защиту от искажений. После этого с Жизненным опытом должно в полной мере столкнуться Истолкование, «десятка» соединяется с «девяткой». Напомню также, что в случае с научным знанием «откровению» соответствует теоретическая модель, а «истолкованию» – практические методы. То есть результатом 19-й стадии должна стать методика использования нового знания, а содержанием самой стадии – испытания методики. Это означает, что новое знание к концу третьей утренней стадии выходит в жизнь, начинает освещать действительность в новом, утреннем свете.

Отраженный, искажающий очертания предметов «лунный свет» утрачивает свою временную власть уже в ходе 19-стадии, которую более правильно будет назвать символически «Рассвет», а финальный узел – «Восходящее солнце». Кстати, финальный узел 19-й стадии будет зеркально симметричен начальному узлу 14-й стадии, он же финал 13-й стадии. Здесь имеет место такая же симметрия, как между восходящим и заходящим солнцем в суточном цикле. Но между прочим, символ «Заходящего солнца» более чем уместен для финала стадии «Жертва».

И ещё одно тонкое наблюдение – символ Креста, один из самых мощных, связан с символикой Солнца именно через момент Захода или Восхода. Заходящее Солнце превращается в ослепительную точку и образует видимый крест – или с поверхностью воды, или с горизонтальной линией облаков. Только заходящее солнце соответствует, наверное, жертвенному кресту, а восходящее – кресту животворящему. Нам этот экскурс к первичным корням религиозной и эзотерической символики нужен только, чтобы лучше ориентироваться в любом символическом пространстве, даже утратившем связь с жизнью.

Впрочем, можно упрекать в отрыве от жизни кого угодно, но только не нашего Автора. Символическое пространство Романа наполнено самой живой жизнью, и это ощущает любой читатель, наделённый минимальной интуицией. Однако рационально истолковать эти интуитивные ощущения не так просто, как хотелось бы. Но мы всё же снова попытаемся.

Во-первых, интуитивное ощущение рассвета весьма субъективно. Для кого-то и Ельцин – «луч света», а хаос 1990-х годов в России как ясный день. Для кого-то Путин – свет в окошке, а для кого-то – закат либеральных надежд. А например, у меня такое ощущение, что над Россией ещё не рассветало, но уже близко. Так что отношение к историческим процессам сильно зависит от позиции наблюдателя, его участия в том или ином контексте. Я попытаюсь, хотя бы для практического испытания методики, описать свой субъективный взгляд на 19 главу, исходя из предположения о том, что описано в ней самое ближайшее, буквально наступающее будущее.

Во-первых, это связано с тем, что из знакомых нам ранее персонажей в этой главе действует один только Азазелло, не считая пассивно присутствующих на похоронах членов правления Массолита. Сам Азазелло честно признаётся, что занят не своим делом, и что лучше бы с этим справился обаятельный Бегемот. Но вот незадача, скромное обаяние этого воплощения буржуазного духа отчего-то не востребовано, или не действует, лишено силы. Это первый довод в пользу того, что подтекстом 19-й главы может быть период кризиса капиталистической системы, когда спецслужбы вынуждены подменять финансовые власти при достижении экономических целей, имеющих политическое значение. Например, чтобы подкупить столичное население.

Второй довод в пользу кризиса связан вот с этой цитатой: «Она совсем запечалилась и понурилась. Но тут вдруг та самая утренняя волна ожидания и возбуждения толкнула ее в грудь. "Да, случится!" Волна толкнула ее вторично, и тут она поняла, что это волна звуковая».

Заметим, что и первая волна ожиданий нашей героини была связана с пробуждением от весьма и весьма печального сна, такого, что одним из двух напрашивающихся толкований является приближение смерти. Вторая же волна ожиданий связана вообще с самыми настоящими похоронами. Но, между прочим, само слово «волна» имеет немного устойчивых, стереотипных ассоциаций, в том числе и газетный штамп «волна кризиса», весьма популярный во времена написания Романа.

Опять же по моему субъективному мнению, для судьбы России волны начавшегося мирового кризиса несут те самые ожидания, которые выражаются формулой «или пан, или пропал». Вероятность смерти весьма высока, но вероятность спасения намного больше. В то время как при сохранении прежней ситуации хронической тоски и духовного запустения шансы гибели были практически стопроцентные. Поэтому первая волна мирового кризиса не может не породить определённых ожиданий и даже странного возбуждения.

В этом месте я хотел бы обратить внимание читателя на достаточно ясную рифму между романтическим сюжетом второй части Романа и третьим действием пьесы Е.Шварца «Обыкновенное чудо». Толкованием этой притчи я уже занимался, как выяснилось впоследствии, что в порядке подготовки к толкованию Романа. Будем считать это ещё одним аргументом в пользу моего субъективного прочтения.

Что ещё можно добавить? Ну, например, тот факт, что сон Маргариты является скрытой цитатой из Гоголя. Ключевым событием нынешней первой волны мирового кризиса должен стать первоапрельский саммит «Большой двадцатки», либо его срыв по той или иной причине. Но в любом случае важнейшее событие уже прочно привязано к 1 апреля 2009 года, когда исполнится 200 лет со дня рождения Н.В.Гоголя. Это вроде бы не очень значимое событие культурной жизни приобрело к тому же особо важное значение из-за рукотворного кризиса на Украине, направленного на разрыв той самой живой связи между русскими и украинцами, которую олицетворяет великий уроженец Полтавы. И лично у меня нет сомнения, что связанные с этим кризисам испытания будут приурочены к первоапрельскому саммиту в Лондоне. Точно также как кризис в Южной Осетии был приурочен к олимпийскому саммиту в Пекине. Повторюсь, это мои субъективные ощущения за две недели до события.

Можно даже пофантазировать на тему второй волны кризиса, связанной с каким-то похоронами. Ну, например, для меня очевидно, что перезахоронение Ленина держится нашими властями про запас, как своего рода «балласт» для либерального имиджа Кремля. И кстати новое военно-мемориальное кладбище в Мытищах обещали построить в 2009 году. Но повторюсь, это уже действительно вольные фантазии на заданную тему.

Кроме «вторичной» волны, в тексте есть ещё указания на взаимосвязи внутри Романа. Например, это: «Маргарита щурилась на яркое солнце, вспоминала свой сегодняшний сон, вспоминала, как ровно год, день в день и час в час, на этой же самой скамье она сидела рядом с ним».

То есть события начала 19 главы являются частичным повторением событий, описанных Мастером в 13 главе как встреча с Маргаритой. Между тем мы уже нашли этой первой встрече Мастера и Маргариты вполне определённое истолкование, когда посчитали, что пятый месяц май соответствует пятой главе Романа. И речь идёт о встрече творческого духа самого Булгакова с массовой читательской аудиторией, скрытой по воле Автора под комедийной маской Массолита. Я уже отмечал, кажется, что у Булгакова совпадения первых букв в именах обязательно имеет значение.

Какое же второе событие может быть очень похоже на первую публикацию Романа в журнале «Москва»? И чтобы в этом событии участвовала та же самая читательская аудитория, но не сам Мастер? Осмелюсь предположить, что таким событием вполне может стать публикация Истолкования.

Вот, вот. Это и называется субъективизм, который вполне может привести толкователя к серьёзной, а то и необратимой аберрации восприятия образов и сюжета Романа. Такие случаи уже были отмечены в отечественной практике. Например, есть такие авторы по фамилии Зима, которые действительно, на мой взгляд, сподобились подобрать верные ключи к расшифровке катренов и посланий Нострадамуса. Однако, после первых успехов вдруг зациклились на собственных персонах и решили, что важнее появления этого частичного истолкования других событий нет. Так что начали примерять образы и сюжеты Нострадамуса в основном к себе любимым. И всем остальным сразу стало неинтересно.

Не скрою, и мне ничто этакое не чуждо. И меня греет мысль, что наш русский нострадамус, Михаил Булгаков вполне мог увидеть сквозь толщу времени и мой скромный образ, и даже вставить его в комедию. Например, в виде того прохожего, который присел на край скамейки и пытался клеиться к Маргарите: «Набравшись духу, он заговорил: – Определенно хорошая погода сегодня...»

Однако, лучше всё же учиться на чужих ошибках, а не на собственных. Поэтому я не могу, да и не хочу настаивать на правильности моего субъективного восприятия и основанного на нём истолкования.

Но разве может быть какое-то иное истолкование, кроме субъективного? И разве сам предмет истолкования не является отражением столь же субъективной позиции самого Автора? Как можно вообще вести разговор об объективности в такой ситуации?

Однако, субъективность бывает разная. Мы уже обсуждали вопрос об обязательном присутствии притчи в каждом великом романе или культовых пьесах, фильмах. Сюжет притчи отражает при этом содержание коллективного бессознательного, а всё остальное содержание книги или сценария относится, действительно, к личным переживаниям Автор. То есть в нашем случае к субъективной стороне Романа относятся черты характера персонажей, описания домов и интерьеров и многие иные детали, которые Автор мог позаимствовать только из окружающей жизни.

Однако, коллективное бессознательное потому и коллективное, что незримо присутствует в психике каждого члена большого сообщества. И у людей одной нации, общей цивилизации, одной исторической судьбы коллективное бессознательное в значительной степени должно совпадать. Иначе скрытый сюжет притчи не воздействовал бы на это самое бессознательное и не воодушевлял бы читателей. Поэтому можно смело утверждать, что скрытая или не очень, осознаваемая автором или нет, но присутствующая в культовом произведении притча, её образы и сюжет существуют в обществе объективно, независимо от воли любого из индивидуумов, включая автора. А если какой-либо автор решит и впрямь своевольничать, а не следовать коллективному бессознательному, то это будет обычная графомания, не интересная никому кроме автора.

Поэтому в чём, в чём, а в излишней субъективности нашего Автора упрекнуть нельзя. Скорее наоборот, доля притчи, то есть объективного содержания, именно в этом Романе так высока, как до него разве что в катренах Нострадамуса, или в Откровении Иоанна Богослова. Автор всего лишь передаёт нам с помощью художественных образов сюжеты, детали и основных действующих лиц того самого «скрытого плана». И план этот имеет объективную психологическую природу саморазвивающейся Идеи.

Поэтому мы должны быть благодарны Булгакову за приоткрытую им возможность заглянуть краешком глаза в эту самую Книгу Жизни. Но если сюжет всех глав Романа отражает некоторую объективно существующую психологическую реальность, то его можно исследовать, истолковать с помощью объективных же методов. Каких именно методов? Таких, что присущи объективной психологической природе этой самой Идеи-Плана-Книги. Мы, собственно, тем и занимаемся последние три месяца, что постепенно находим и коллекционируем «ключи» и методы исследования притчевой, то есть объективной стороны Романа.

Попробую кратко перечислить эти самые ключи и методы:

1) Наличие трёх рядов символических чисел, соответствующих трём большим стадиям развития Идеи – Подъём, Надлом и Гармоническая. С этим ключом связан метод параллельного сопоставления стадий между разными рядами – например, 4 и 14, 13 и 23.

2) Зеркальная симметрия между нисходящей и восходящей линиями чисел 1-6 и 7-12 в каждом большом ряду. Возможность сопоставления симметричных стадий и узлов.

3) Наложение между двумя последними стадиями одного большого ряда (11-12 или 21-22) и первыми тремя стадиями следующего ряда (11-13 и 21-23 соответственно). То есть каждая большая стадия соответствует некоторому большому процессу, который вначале развивается параллельно предыдущему. Из этого вытекает разделение первой половины, то есть нисходящей линии на две четверти – до и после узла Смены центра между 13 и 14 стадиями.

4) Повторение внешних форм всего сюжета большого ряда в течение последних трёх стадий (последней четверти), а затем в ходе 12-й стадии. Это повторение, а также зеркальная симметрия даёт нам разделение на две четверти и второй, восходящей линии каждого большого ряда. Сравнение сюжета последней четверти с сюжетом всего большого ряда позволяет выявить особенности, а также отделить события предшествующей большой стадии от параллельных начальных событий следующей.

5) Заимствованное из Нового Завета, из учения Апостола Павла различение ролей мужских и женских образов, соответствующих духу и душе. Развитие этой метафоры до триады – дух, душа и телесная сущность. К этому ключу нам ещё предстоит найти методику его использования. Но он, очевидно, один из самых важных для второй части и для истолкования образа и роли Маргариты.

6) Повторение в различных сюжетах общей структуры из четырёх действующих лиц – лидера (учителя) и трёх ведомых (учеников). Сопоставление разных ролей, которые соответствую известному делению на исполнительную, представительную и судебную ветви.

7) Универсальность модели, складывающейся из всех найденных ключей- взаимосвязей. Возможность применить её к разным субъектам и отдельным стадиям. Из этой гипотезы следует, например, что каждая стадия также должна иметь свою предварительную четверть, протекающую параллельно финалу предыдущей стадии. Такие наложения между главами Романа имеют место.

8) Единство сюжета в рамках одной четверти большой стадии. Эта гипотеза основана на длинном сюжете 18-й главы и отчасти подтверждается в других местах. Тогда в этом едином процессе каждой четверти должны, согласно принципу универсальности, быть свои собственные четверти, совпадающие с тремя стадиями, составляющими четверть, плюс ещё одна – предварительная, параллельно с окончанием предыдущей стадии. В этом случае подтверждается вложенное повторение сюжета 1-12 глав в последней четверти (10-12), а затем в 12 стадии, являющейся последней четвертью четверти, и наконец, ещё одна «матрёшка» в последней четверти самой 12 главы.

9) Предметность, историческое воплощение развивающейся идеи. Автор подсказывает нам конкретные исторические иллюстрации, например, для 15-16 стадий – в периоды 20-х и 30-х годов, для 17 и 18 стадий – в середине 1990-х. Это даёт возможность сопоставить сюжеты конкретных глав, включая 19-ю, с известными историческими и совсем недавними политическими сюжетами.

Возможно, что мы и упустили какие-то ещё ключи и методы, но и этого вполне достаточно для объективного исследования и истолкования даже тех загадочных глав из третьего ряда, которые заведомо описывают неизвестное нам пока светлое будущее. Поэтому нам с вами никто не мешает применить все эти объективные методы для истолкования 19-й главы. А пока, напоследок, хочу привести ещё одну цитату из Гоголя:

«Словом – везде, куды ни обращусь, вижу, что виноват применитель, стало быть наш же брат: или виноват тем, что поторопился, желая слишком скоро прославиться и схватить орденишку; или виноват тем, что слишком сгоряча рванулся, желая, по русскому обычаю, показать свое самопожертвованье; не расспросясь разума, не рассмотрев в жару самого дела, стал им ворочать, как знаток, и потом вдруг, также по русскому обычаю, простыл, увидевши неудачу; или же виноват, наконец, тем, что из-за какого-нибудь оскорбленного мелкого честолюбия все бросил и то место, на котором было начал так благородно подвизаться, сдал первому плуту – пусть его грабит людей» /Гоголь Н.В. «Выбранные места из переписки с друзьями» XVIII,2/.

Может быть случайно, но на это письмо Гоголя нас натолкнул сон Маргариты. И мне лично кажется, что этот пассаж великого сатирика неплохо иллюстрирует те опасности, которые подстерегают любую Идею на 19-й стадии развития. Осталось только правильно назвать это столкновение идеального истолкования с жизненным опытом. Может, так и назвать «Субъективность»?

Но в любом случае, после преодоления субъективности столкновение любого объективного метода с объективной действительности имеет немного иной знак обратной связи. До сих пор это была отрицательная обратная связь, тормозящая процесс развития. В середине 19-й стадии включается положительная обратная связь, которая начинает ускорять события и подгонять Идею, как Маргарита подгоняла своего Мастера. Таким образом, разделение сюжета Романа на две части тоже, оказывается, имеет объективный характер.

Однако мы из-за субъективности так и не продвинулись в истолковании 19-й главы. Ну что же, может быть, в следующий раз наша позитивная обратная связь заработает веселее.

Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия, ключи
Subscribe

  • Не сдавайся, вечнозеленый!

    Перекрытие Суэцкого канала на неделю, минимум – событие глобального масштаба не только из-за многомиллиардных убытков и вынужденного…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (35)

    35. Татарский вклад в Русскую идею (начало, предыд.) Наша методология комплексного исторического анализа всех четырех контуров политики и…

  • Тысячелетие вокруг Балтики (34)

    34. Незадавшиеся вопросы (начало, предыд.) Кто ж спорит, неблагодарное это дело – реконструировать исторические процессы на основе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments