oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Categories:

MMIX-44

Действие 20 главы происходит в доме, где на верхнем этаже кроме Маргариты и её домработницы обитает также неуловимый муж, а на первом этаже – некий Николай Иванович в пенсне и с бородкой, опять же с женой. Автор уже незаметно приучил нас к мысли, что каждый дом и даже отдельные квартиры тоже имеют символическое значение. Однако в данном случае распознать эту аллегорию дома в переулке близ Арбата невозможно без истолкования образа хозяина этого дома, то есть молодого, красивого, доброго, честного и любящего мужа Маргариты.

Нам уже встречался похожий случай временно отсутствующего мужа в 4 главе, когда Бездомный посетил ванную комнату с подслеповатой голой гражданкой. Теперь, когда мы вооружены ключом зеркальной симметрии глав 4 и 9, мы можем подтвердить нашу догадку о том, что отсутствующий муж – это был дух материализма, связанный с именем Фауста. В начале 9 главы, то есть симметрично окончанию 4 главы, мы действительно обнаруживаем Коровьева-Фагота. При этом начало 9-й главы должно повториться и в сюжете начала главы 19-й. То есть у нас должно, как минимум, закрасться подозрение в отношении вечно отсутствующего мужа как всё того же духа материализма.

Но параллели и симметрии – это только подсказки. Реальную силу для истолкования имеют лишь выявленные идеи. Главной идеей в истолковании 19 главы является сама идея истолкования, точнее преодоления опасности фальшивого истолкования. Символика исчезающей обуви – одна из иллюстраций. Несколько иная по форме символика содержится в притче о неразумных девах – образ гаснущего светильника, которому не хватило попусту растраченного запаса масла.

Притча о неразумных девах оказывается, по мнению Автора, в тесной связи с притчей о неверном управителе как её дополнение и продолжение сюжета. По окончании периода терпеливого ожидания мудрые девы должны воссоединиться с женихом. Но вот какой вопрос возникает, а кому подчиняются и мудрые девы, и неразумные в этот самый период ожидания? Уж не тому ли самому неверному управителю, то есть мирскому, материалистическому духу? Потому как именно этот управитель правит земной бал и управляет наследством до момента совершеннолетия наследника-жениха.  

Кроме того, мы ещё раньше догадались, что сюжет преследования Воланда Бездомным имеет явное сходство с евангельским сюжетом деяний апостола Павла. После аналогичного отказа от своего прежнего имени бывший Савл создал учение о внутреннем и внешнем человеках, духе и душе, символически обозначаемых как «муж» и «жена». Поэтому поведанный духом Мастера ученику Иванушке рассказ о муже, жене и любовнике-мастере тоже следует трактовать иносказательно, как учении о взаимосвязи духа, души и телесной ипостаси.

И, наконец, ещё одна подсказка связана с инженерным родом деятельности «мужа», сделавшего открытие государственной важности. Со времён флорентийской республики и по сей день государственную важность имели лишь открытия в сфере естественных наук, на худой конец – в финансово-экономической сфере. Поэтому всё более укрепляется наша догадка насчёт того, что и в этом случае отсутствующий муж первоначально носил имя Фауст. Эта гипотеза вполне соответствует с положительными эпитетами. Фауст в одноимённой драме Гёте действительно приобретает новую молодость и красоту. Мотив честного служения, чтобы осчастливить человечество, также присутствует, несмотря на известные недоработки и перегибы, вроде сломанной судьбы Гретхен. Однако же и в самом деле, несмотря на все свои старания материалистическое мировоззрение и естественнонаучное знание так и не смогли принести счастья ни одной из стран, которые доверили им свою судьбу. Материальных благ – полный дом, а счастья как не было, так и нет.

Но может быть оправданием нашему «мужу» послужит признание Автора, что он «обожал свою жену»? Вроде бы, в контексте любой беллетристики такая характеристика должна удовлетворить даже самых взыскательных читательниц. Но эта же фраза имеет совсем иное значение, если читать её в контексте новозаветного учения Апостола Павла о духе и душе: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» /Эфес 5,33/; «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» /1Кор 11,3/.

Оказывается, согласно Новому Завету мужу положено любить жену как самого себя, но не обожать жену вместо Христа и самого Бога. Если же вспомнить, что «жена» означает душу внешнего, смертного человека, то связь такого мужа, обожающего свою жену, с материалистическим мировоззрением оказывается ещё более явной. Ведь именно гуманизм, религия Разума ставит человека в центр мироздания, на место Бога.

Вот теперь, когда расставлены точки над символическими «i» на уровне идей, а не на уровне знаков, вопрос о муже можно считать полностью решенным. И ещё одна дополнительная подсказка ничего не нам не добавит: «Муж уехал в командировку на целых три дня». Но всем нам известный Фагот, он же Фауст, действительно был вызван Воландом на три дня в командировку в Москву.

Теперь, выяснив, что на верхнем этаже дома в готическом стиле обитает дух материализма, можно присмотреться и к нижнему этажу. Сам по себе портрет Николая Ивановича, очень похожий на товарища Бухарина, говорит лишь о его солидности и основательности как высокопоставленного чиновника с персональным автомобилем. Однако, воздействие «крема Азазелло» превращает нижнего жильца в волшебного летающего Борова. Сам по себе этот образ ничего нам не даёт, но в ассоциации с материалистическим мировоззрением приводит нас прямиком к исторической фигуре лорда-канцлера Фрэнсиса Бэкона, основоположника современной материалистической философии. Именно изображение борова украшало фамильный герб лорда-канцлера, а само английское слово «бекон» в переводе не нуждается, мне так кажется.

Таким образом, если в доме №302-бис обитает творческий дух, то дом, где страдала героиня нашего Романа, - это обиталище мирского, материалистического духа. Как и у дома №302-бис у этого дома есть реальный московский прототип. Автор в главе 19 обещает, что укажет нам адрес. И разумеется, выполняет это обещание в эпилоге:

«И когда наступает полнолуние, ничто не удержит Ивана Николаевича дома. Под вечер он выходит и идет на Патриаршие пруды...

...Затем снимается с места и всегда по одному и тому же маршруту, через Спиридоновку… идет в Арбатские переулки.

Он проходит мимо нефтелавки, поворачивает там, где висит покосившийся старый газовый фонарь, и подкрадывается к решетке, за которой он видит пышный, но еще не одетый сад, а в нем – окрашенный луною с того боку, где выступает фонарь с трехстворчатым окном, и темный с другого - готический особняк».

Сравним с маршрутом Маргариты из главы 21 «Полёт»:

«Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой, пересекавший первый под прямым углом. Этот заплатанный, заштопанный, кривой и длинный переулок с покосившейся дверью нефтелавки… она перерезала в одно мгновение… Только каким-то чудом затормозившись, она не разбилась насмерть о старый покосившийся фонарь на углу».

Нужно признать, что в современных арбатских переулках никто из булгаковедов так и не смог обнаружить готический особняк, хоть немного похожий на «дом Маргариты». Однако, выяснилось, что в начале ХХ века Арбатская часть – официальная единица территориального деления города Москвы вовсе не прилегала непосредственно к улице Арбат, а располагалась немного севернее. При этом в Арбатскую часть входили и Спиридоновка, и Патриаршие пруды, но не Арбат и не арбатские переулки в нынешнем понимании.

Явное совпадение ориентиров на маршруте полёта Маргариты и постоянном маршруте следования Ивана Понырёва указывает нам, что искать готический особняк нужно именно на этом маршруте, включая улицу Спиридоновку. И действительно, такой в точности готический особняк, стоящий в глубине садика можно здесь обнаружить. Нынче в нём располагается дом приёмов российского МИДа, а в начале ХХ века особняк этот принадлежал знаменитому миллионщику Савве Морозову. Ещё раз скажем спасибо Альфреду Баркову, который не только первым нашёл этот адрес – Спиридоновка, 17, но и сверил пространственную ориентацию особняка с тем лунным освещением, которое даёт майское полнолуние.

Почему же Автор поселил Маргариту именно в этот дом на Спиридоновке? Почему он подселил к ней на первый этаж лорда Бэкона, нам совершенно понятно. Согласно популярному преданию любовницей и чуть ли не невестой Бэкона была Маргарита Валуа, на которую сам Фагот намекает как на исторический прототип нашей Маргариты. Во время купания Маргариты в 21 главе подвыпивший толстяк называет её «светлая королева Марго», а также несёт «какой-то вздор про кровавую свадьбу своего друга в Париже Гессара». Между тем, парижский Гессар – это издатель писем Маргариты Валуа, а «кровавая свадьба» - это, очевидно, свадьба Маргариты Валуа с Генрихом Наваррским, которая завершилась резнёй гугенотов в Варфоломеевскую ночь.

Я уже разъяснял исторические параллели между Варфоломеевской ночью и первой русской революцией, а равно между гугенотом Генрихом Наваррским и интеллигентом Владимиром Ульяновым, который тоже отрёкся от интеллигентских ценностей ради неограниченной власти. Роль новой Маргариты Валуа, музы революции и «невесты» на кровавом «свадебном балу» исполнила актриса Художественного театра Мария Андреева. Именно она упорхнула из готического особняка от Саввы Морозова к своему «мастеру» Горькому. Она же уговорила Савву Марозова оформить на своё имя скандальную страховку на 100 тысяч рублей, которые после его самоубийства в 1905 году пополнили партийную кассу большевиков. Весьма интригующая параллель со ста тысячами, выигранными мастером в лотерею.

Однако в нашем случае «свадьба», которая только предстоит Маргарите Николаевне, должна будет только произойти в ближайшем будущем. И Маргарита Валуа с её Варфоломеевской ночью, и Мария Андреева с её революцией 1905 года – это всего лишь исторические аналоги или, может быть, реинкарнации одной ипостаси – музы истории как живого творчества революционных масс.

Злополучный выигрыш в сто тысяч рублей позволяет нам ещё раз взглянуть на предысторию взаимоотношений мастера, музы и её мужа в контексте российской истории. Именно с выигрыша в лотерею началась история мастера, с выигрыша Андреевой в «русскую рулетку» начинается революционный период в русской литературе, олицетворяемый М.Горьким. Муза революции побуждает творческую интеллигенцию стать творцом не книг, но самой истории. Кантовская идея Истории как Романа приобретает совсем иной смысл, соприкоснувшись с революционной действительностью. Сама же творческая интеллигенция и уничтожает сотворённое нечто. Да и могло ли быть иначе, если душа творческой интеллигенции была предана материалистическому духу, идеалам мирского успеха. Что же удивляться шизофреническому разделению и тому факту, что тело творческого сословия (тот самый Кирюшка) было послано на далёкие северные стройки воплощать в жизнь революционные идеалы.

Исчезла, растворилась, как и не бывало, телесная ипостась мастера революционной истории. На месте бывшей революционной интеллигенции появились осторожные, политически выверенные компиляторы как Алоизий. Научно-техническая интеллигенция и идеологическая бюрократия тоже не в счёт. Вот и остаётся оставшейся без мастера музе Истории как Романа только тосковать, перебирая обугленные листочки первой версии «романа» и ждать сигнала о скором пришествии «жениха».

Если смотреть на 20 главу с этой точки зрения, то речь идёт о каком-то периоде ближайшего будущего, когда материалистическое мировоззрение в любой его чистой или превращённой форме – либеральной, марксистской, фашистской – уже не будет иметь влияния на творческую часть общества, по крайней мере, у нас здесь в Москве. Но и нового мировоззрения, нового духа пока не видно и не слышно, а есть только предчувствие скорой встречи.

Параллели между 20-й и 10-й главой достаточно понятны. В 10-й главе исчезает глава Варьете, но хотя бы остаются на хозяйстве финдиректор и администратор. В 20-й главе предоставлены сами себе и вовсе женщины – домохозяйка и домработница, вынужденные принимать решения самостоятельно, но на основе более чем достаточного, удвоенного жизненного опыта (10+10=20), который становится мудростью.

И, кстати, пришедшее к «двадцатилетней», то есть к мудрой Маргарите решение, то есть суждение о безопасности таинственного «иностранца», имеет для нас существенно большее значение, чем все прочие оценки Воланда. Время «свадьбы» ещё не пришло, но выбор уже сделан – не в пользу мужа, но в пользу Воланда. Да, Музе для воплощения её желаний необходим он – живой мастер, телесная ипостась творца. Но жене глава – муж! Творческий дух также необходим, как и художественное мастерство, как и страстное желание Музы – души художника.

Раз уж речь зашла об отказе творческого сословия от материалистического мировоззрения, то нужно разъяснить и «похороны Берлиоза», случившиеся в 19 главе одновременно со знакомством Маргариты с Азазелло. Хоронят при этом одно только тело Берлиоза, без головы. Тело Берлиоза – это сословие советской гуманитарной интеллигенции, которая лишилась творческого духа, то есть головы ещё в начале 1930-х. Нет, разумеется, такая символика вовсе не означает физической гибели гуманитариев, тем более массовой. Должно быть какое-то символическое событие, отражающее распад прежних взаимосвязей, скреплявших «тело» гуманитарной корпорации. До сих пор такого события не произошло, но к подобному исходу вполне может привести явный кризис сохранившейся с советского времени корпорации творческих союзов.

Походящее наименование для 20 стадии, на мой взгляд, - «Жизненный выбор», в том числе и в смысле выбор между живым и мёртвым в пользу жизни, между земным и небесным, мирским и духовным. Но 20 глава – это и напряженное ожидание звонка, сигнала свыше. Помнится, в 10-й главе тоже было ожидание телеграмм, а также звонок от Азазелло администратору, чтобы тот никуда не ходил. Здесь же содержание звонка обратное – пора вылетать. Но и разница в самосознании субъекта тоже качественная – Варенуха делает выбор в пользу земных властей, а Маргарита призывает силы небесные.

 

Вот мы и добрались до самых фантастических и волнующих глав Романа. Полёт Маргариты – что может быть романтичнее. Интересно, что Автор ухитрился скрыть от нашего наивного взгляда в этой не вполне московской главе? Посмотрим.


Tags: Булгаков, ММ, анализ, историософия
Subscribe

  • После бала (44)

    44. Про ванную ( начало, предыд.глава) «Это – белее лунного света, Удобнее, чем земля обетованная…»…

  • После Бала (41)

    41. Двойник ( начало, предыд.глава) За полгода, прошедшие после первой волны самоизоляции, практически никаких важных событий и не произошло.…

  • После Бала (40)

    40. В конце «концов истории» ( начало, предыд.глава) Появление в актуальном сюжете Романа Алоизия рядом с мастером не может не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments