oohoo (oohoo) wrote,
oohoo
oohoo

Category:

Рапид* Момента истины

Саммит G20 как завязка глобального узла** Истории.

(* Рапид – ускоренная видеосъёмка, дающая эффект замедленного воспроизведения)

(**Узел – быстро текущий политический процесс высокого уровня, вовлекающий все институты политического лидерства и обеспечивающий смену режима или даже системы функционирования всей политической элиты)

 

Глобальная ситуация начинает понемногу проясняться, хотя для полной ясности нужно дождаться ещё двух-трёх важных событий ближайших дней. В целом её можно охарактеризовать метафорой «глобальные распасы» - вариант раздачи карт в преферансе, при котором ни у кого из игроков нет ни плюсовой игры, ни даже мизера. В этом случае выигрывает тот, у кого меньше карт и сами карты мельче – как правило, это оказавшийся на раздаче «болван». В данной ситуации таким «болваном», раздававашим ресурсы на все стороны, очевидно, является Россия.

 

Но оставим шутки и попытаемся проанализировать ситуацию на основе объективных методов сравнительного историко-политического анализа. Надеюсь, самые внимательные читатели моего ЖЖ уже поняли, что авантюрная затея с анализом булгаковского романа позволила показать на наглядном примере существование таких объективных методов сравнительного анализа исторических процессов. Вот этим мы и займемся уже на фактах текущей глобальной политики.

Как вы помните, в предыдущих политологических обзорах была выдвинута достаточно смелая гипотеза о том, что в этом году День Дурака будет ознаменован глобальным аналогом событий 19 августа 1991 года, то есть «глобальным ГКЧП» в какой-то форме. Вторая, ещё более конкретная часть этой гипотезы заключалась в том, что события будут каким-то образом сфокусированы на Украине и связаны с политическим кризисом в этом государстве.

Сегодня можно утверждать, что в целом этот прогноз уже оправдался, хотя формы этих образующих сложный узел сопряженных кризисов – глобального, российско-украинского и внутренних в России и Украине – оказались не столь яркими и жаркими, как московский путч в августе 1999 года. И эта показательная сдержанность всех участников является едва ли не главным позитивным итогом. Похоже, что все элиты на глобальном уровне действительно осознают всеобщую гибельность сползания в горячие формы разрешения глобальных противоречий. Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить…

Что касается формальных итогов «Двадцатки», то и так практически не было сомнений, что все участники бодро отрапортуют о невиданном успехе в деле стабилизации, хотя и воздержатся от позитивных прогнозов. Просто по той причине, что никому из остро соперничающих глобальных центров силы не нужны негативные новости для и без того слабых финансовых рынков. Однако, если бы одному из глобальных центров силы удалось достичь своих целей и переиграть всех остальных, то реакция оставшегося большинства участников была бы негативной. И тогда «победивший» центр силы проиграл бы вместе со всеми из-за обострения ситуации. Именно поэтому никто и не мог выиграть в ситуации «распасов».

Напомню, что в результате «путча ГКЧП» в августе 1991 года итоговая ситуация была ровно такая же – проигрышная для всех реальных центров силы на союзном уровне, а потому относительным выигрышем в виде перспективной игры для самого маргинального центра влияния, но даже не силы – президентской администрации Ельцина.

Чтобы понять суть аналогии между событиями 19.08.91 и 01.04.09 нужно задать простой вопрос, который, тем не менее, ни разу за последние 18 лет не был задан политологами и историками: А кому из реальных центров силы на уровне Союза был на самом деле выгоден Союзный договор, который предполагалось подписать 20 августа? Ведь кто-то же в окружении Горбачёва поддерживал и лоббировал «ново-огарёвский» процесс, хотя сами республиканские лидеры вовсе не обладали никакими ключевыми политическими ресурсами, кроме условного права вето в одной из палат Верховного Совета. И то самоорганизация республиканских и региональных элиты без участия одного из союзных центров силы был исключена. Достаточно вспомнить поведение самого сильного из «республиканцев» Назарбаева 8 декабря, когда уже и вовсе сил у союзного центра не осталось, но тот так и не рискнул присоединиться к успешному «беловежскому путчу». А что уж говорить о ситуации в августе, когда ЦК КПСС, КГБ, ГРУ Генштаба, Минфин с Госпланом, Генеральный прокурор с МВД и Верховным судом – все были на своих местах, кроме Генерального секретаря.

И тем не менее какая-то уверенная в себе «мягкая сила» на союзном уровне плавно протаскивала с помощью формального рычага администрации союзного президента сценарий «многополярного Союза», предполагавший конфедерализацию, то есть резкое ослабление государства на всех уровнях. Точнее, ослабление государственных рычагов контроля на союзном уровне без усиления таковых на республиканском.

Лично я могу назвать в качестве бенефициара такой «многополярности» только один государственный институт и одного лидера быстро наращивающего влияние в условиях финансово-экономического кризиса элитного сообщества – это Госбанк СССР и Виктор Геращенко с питомцами, среди которых выделялся аппетитом, азартом, амбициями и влиятельными политическими связями банк «Менатеп». К этому быстро растущему вместе с инфляцией центру силы примыкали давние партнёры Геращенко в ПГУ КГБ, тот же Примаков во главе другой палаты ВС СССР, внешнеэкономические ведомства и кланы в Госплане, Мосгорисполкоме и других важных инстанциях. Так что центр силы был полноценный, растущий и перспективный, а главное – имеющий прочную связь с финансовым центром Лондон-сити. Собственно, эта перспектива мирного перехвата власти внутри союзного центра и стала причиной резких силовых действий со стороны остальных союзных центров силы, которые в другое время грызлись друг с другом беспощадно. Единственной реальной целью ГКЧП был срыв Союзного договора и ослабление новой опоры Горбачёва. Как только эта цель была достигнута альянс гэкачепистов немедленно распался, каждый из участников уже в ходе путча начал преследовать свои собственные цели выживания и сведения счётов.

А теперь посмотрим на ситуацию перед нынешним саммитом «двадцатки» в Лондоне. Вплоть до последней недели перед саммитом на повестке дня стояла очень похожая химера «многополярности» под руководством «обновлённого» МВФ, реформированного в смысле вывода из-под прямого влияния самого сильного государства Запада. При том что само это государство де факто оказалось под управлением временной администрации с сильным влиянием «фининтерна» - именно этот центр силы и пытался использовать лозунг «многополярности» для самоутверждения во главе процесса глобальной «перезагрузки».

Ещё неделю назад казалось, что сформированный Лондоном пакет реформы финансовых институтов, поддержанный в том числе и Россией, будет утвержден именно в этом виде и станет политическим аналогом Союзного договора в контексте нашей аналогии. Однако, внезапно перед самым саммитом российские предложения в поддержку Лондона были срочно отозваны, что говорит вовсе не о самостоятельности маргинальной российской элиты, а об острой внутренней борьбе, которая является всего лишь отражением резко изменившегося расклада внешних центров силы. Причина изменения расклада понятна – нельзя допустить усиления «фининтерна». А вот поводом для начала серии «распасов» стало частичное вскрытие карт, показавшее отсутствие благоприятного для Лондона расклада. «Нет повести печальней в мире, чем козыри четыре на четыре».

Как вообще можно бороться с «мягкой силой», действующей с помощью манипуляции, инфляции и коррупции, ослабляющей иммунитет противника? Использовать против такого противника, который всегда прикидывается союзником, силовые ресурсы государства не получится. «Мягкая сила» в силу коррупции всегда имеет информацию о планах своего «партнера» и сумеет использовать его же энергию против него самого. Как это было, например, в апреле 2007-го, когда Лондон методом «коровьей оспы», через заведомо проигрышную провокацию с «морпехами» сорвал планы военного давления Буша на Иран. И тем самым подготовил будущий приход «временной администрации» Обамы.

Поэтому единственной действенной контригрой является точно такое же «удушение в объятьях», когда союзники начинают осуществлять свою собственную «медвежью помощь» заклятым единомышленникам и партнерам. Вот именно такой «медвежьей помощью» перед Лондонским саммитом стала Брюссельская декларация, подписанная Еврокомиссией и властями Украины. Именно она стала эффективным аналогом эффектному вводу войск в Москву. Нужно было обязательно втянуть центр «мягкой силы» в ненужную ему авантюру, которая вносит резкий раскол в уже выстроенные ряды союзников. Данном случае – позволяет изменить внутриполитические расклады внутри Евросоюза и в России не в пользу союзников «фининтерна».

Насторожить финансистов должна была бы уже сама внезапная готовность двух заклятых союзников во главе украинской власти поддержать провокационную и одновременно импотентную Брюссельскую декларацию. Это означает, что к обоим – и к Ющенко, и к Тимошенко – прошли мощные сигналы сразу от нескольких влиятельных центров силы, которым нельзя отказать. В том числе обязательно - от американского государства, которое крепко держит и Юлю за «яйца», и Витю за то, что вместо них.

Ну и что, скажут пикейные жилеты, всё правильно – это козни США вместе с Европой против Кремля, подтверждение ценности Киева для Запада. Всё понятно.

Угу, как бы не так. Это козни национальной бюрократии США, да только не против Кремля, а против Лондон-сити и его союзников, причём и в Кремле, и в Белом доме, и в Еврокомиссии. Потому как в американских республиканских тинк-танках вовсе не пикейные жилеты разрабатывают стратегии и планы. И они точно представляют последствия тех или иных действий. Мало того, ещё и подсказывают своим союзникам, вроде Путина или Саркози как и когда действовать. Так что не стоит удивляться столь резкой и своевременной реакции премьера Путина на Брюссельскую декларацию.

Что касается расклада внутри Евросоюза, то можно только аплодировать таланту режиссёра, сочинившего эту пьесу. Евробюрократия всегда, с момента своего рождения спала и видела, как бы это взять и отнять у национальных государств, то естьглавным образом у Германии, Франции, Италии, Испании, да и у Великобритании тоже - полномочия в ключевой сфере энергетики. И вот американский засланец Хавьер Солана приносит еврокомиссарам на блюдечке с голубой каёмочкой украинскую газотранспортную систему, а на бантике сбоку с подарочной этикеточкой уже и подписи украинских руководителей проставлены прямо рядом с отпечатками пальцев. И что после этого должен делать аглицкий засланец Баррозу? Если сказать нет – это будет означать раз и навсегда закрыть дискуссию о полномочиях Еврокомиссии по энергетике, то есть чистая победа Германии и Франции над Лондоном. Остаётся только широко улыбаться, принимая в подарок этого троянского коня, то есть, пардон, трипольского тянитолкая.

Однако затем следует срочное заседание российского Совбеза, на котором президент Медведев с таким же, как у Баррозу, торжественным выражением лица, вынужден дать указание Путину заморозить российско-украинские консультации. А бедный еврокомиссар по несуществующей евроэнергетике Пиебалгс, который ещё вчера не верил своему счастью, вынужден оправдываться и обещать исправиться. Ну и, наконец, в качестве финального аккорда этой увертюры к первоапрельскому саммиту – праздничный фейерверк в виде эффектного взрыва ветки украинского транзитного газопровода в Приднестровье и обещания «Газпрома» не спеша его отремонтировать. Признаюсь, глядя на сияющее лицо Патрушева во время Совбеза, я чего-то в этом роде и ожидал.

Результатом такого чрезвычайного развития событий не могла не стать активизация национальных спецслужб тех же Франции, Германии и Италии, которые обязаны были составить неблагоприятные для дела энергетической евроинтеграции доклады своим правительствам. Мол, без опоры на сильные национальные государства в таких серьёзных вопросах никак нельзя.

Однако, лично мне из всех происшествий, предшествующих саммиту в Лондоне, понравился политический дивертисмент в исполнении соотечественников Швейка. Вообще-то председательство в Евросоюзе по своим функциям аналогично председательству в Кабинете министров, если продолжать аналогию с ГКЧП. Помните, как уже после провала путча выяснилось, что премьер Павлов ещё 18-го числа напился в стельку и тем самым самоустранился от ответственности. Так вот чешское руководство практически сделало то же самое, но только как коллективный субъект, а не в индивидуальном порядке.

Теперь попробуем осознать хотя бы самые общие последствия оглушительного успеха Лондонского раунда антикризисного «новоогарёвского» процесса.

Первое, и самое главное – на глобальном уровне никто ничего не выиграл, в том числе и Россия. Но мы хотя бы не проиграли первый раунд распасов, и самое главное – все выиграли возможность относительно мирного сползания в экономический кризис, проявили желание балансировать взаимные интересы.

Второе – реформа МВФ и создание наднациональной валюты откладывается надолго, если не навсегда. При этом подписанное коммюнике позволяет и даже рекомендует держателям финансовых ресурсов самостоятельно затыкать образующиеся в глобальном балансе бреши, чреватые дестабилизацией по принципу домино. То есть открыт путь, в частности, частичному замещению доллара юанем в таких проблемных странах как Аргентина или Украина. Пример Белоруссии, которая тоже оказалась в пионерах процесса, показывает как будет действовать этот механизм. Европа и Россия, как в случае Минска и Киева, или континентальная Европа и Лондон как в случае Буэнос-Айреса формируют баланс влияния национальных государств, а США сохраняют влияние на этот политический баланс, но только за счёт перераспределения баланса в рамках «Большой двойки» с Китаем. Самостоятельно доллар уже не способен играть глобальную роль, но и юань не может заменить его повсеместно, а только там, где это необходимо всем остальным игрокам. В этом смысле будет интересно посмотреть, кто и как будет выделять средства на спасение украинской экономики. Скорее всего, как и в случае с Минском разделят ответственность и влияние – и МВФ, и Россия, и Китай.

Для Китая это означает возможность переложить часть своих резервов из бездонной бочки американского госдолга в более перспективные с геополитической точки зрения вложения – проникнуть в Восточную Европу, обеспечив себе не столько рынок сбыта в этих странах, сколько возможность через этот канал выйти на более интересные рынки сбыта в Европе и в России. В этом смысле Китай, закрепившись в Киев, Минске и в той же Прибалтике становится небескорыстным спонсором экономической интеграции на постсоветском пространстве. Но одновременно и главной угрозой собственной производящей промышленности в России. Что поделаешь – плюсов без минусов не бывает, нужно только видеть и то, и другое и вовремя подготовиться к минусам.

Для Украины ситуация не упрощается, но стабилизируется на уровне резкого ослабления центральной власти. Никто из глобальных центров силы не заинтересован в полном крахе этой страны и в превращении её в оплот криминала и экстремистов всех мастей, включая исламистов. Но никто не заинтересован и в наличии даже нынешней самостоятельности центральной власти в Киеве, создающей потенциальные проблемы всем соседям. Поэтому проще проспонсировать перераспределение властных полномочий в пользу регионального уровня и работать уже со слабыми областными чиновниками, разделив сферы влияния между всеми соседями. Но тут возникает проблема Крыма, где Россия сталкивается с интересами Турции. В целом на Украине сценарий внутренней «многополярности» выглядит как самый перспективный.

Вообще в связи с ситуацией вокруг Украины и, отчасти, в Белоруссии и Прибалтике приходится вспомнить ещё об одной исторической параллели для нынешних процессов на постсоветском пространстве. Речь идёт о весне 1918 года и позорном Брестском мире. Опять же придётся задать вопрос, который стыдливо замалчивался и советской, и западной историографией: а по какой-такой реальной причине товарищ Троцкий саботировал мирные переговоры с немцами и заслужил от товарищей по партии эпитет «политической проститутки»? И почему Германии, совсем не заинтересованной в отвлечении войск на оккупацию огромных пространств Украины и Белоруссии с Прибалтикой, пришлось на это пойти. Может быть потому, то товарищ Троцкий имел задание от тогдашнего «фининтерна» максимально тянуть время для подхода в Одессу оккупационных сил Антанты? Вот и сейчас вопрос стоял – или Украину берёт на поруки евробюрократия в союзе с «фининтерном», либо нужно отдавать страну в руки другого «центра силы». В 1918 году выбор русских генштабистов пал на наиболее ослабленного войной и не способного к длительной оккупации «партнёра». Потому лидером революции и стал Ленин, а не Троцкий. Сегодня таким ослабленным и неспособным самостоятельно держать сферы влияния «союзником» является США. При том, что самостоятельно Россия сегодня не способна поддержать всю Украину. Да даже если и способна, то не получит от этого никаких плюсов, а только лишние проблемы. И кроме того, никто и не позволит сейчас России этого.

Таким образом, с точки зрения развёртывания нынешней консервативной «революции сверху» Лондонский саммит является для России достаточно близким аналогом позорного Брестского мира. Во всяком случае доклад товарища Медведева по итогам саммита не оставляет сомнений в видимой сдаче всех позиций.

Теперь посмотрим на внутриполитический расклад в российской власти. Здесь наилучшей призмой для внимательного рассмотрения остаётся сравнение с политическим процессом 1992-93 годов.

В нашем случае нельзя не отметить случившегося по поводу Лондонского саммита полноценной поляризации политических позиций Ленина и Троцкого, ой! то есть Путина и Медведева. Более того, намедни случился такой казус как неудавшаяся попытка Путина назначить на 2 апреля отчёт правительства в Государственной думе. Понятно зачем – чтобы сбалансировать возможное усиление Медведева в результате его «успехов» на глобальном уровне. Однако, прямо скажем, попытка эта была, как минимум, плохо продуманной. При всей нашей любви ко всему отечественному, Государственная дума и «Единая Россия» вряд ли смогли бы уравновесить собрание лидеров мировых держав, если бы они вдруг все сделали ставку на молодого хозяина резиденции в Кремле. Но слава Кремлю, младореформаторы из окружения Путина смогли сорвать уже привычным саботажем подготовку к отчётному докладу премьера. А может быть и западные партнёры подсказали не суетиться раньше времени, кто его знает?

В любом случае, провалившийся демарш Путина перед саммитом уж очень напоминает аналогичную эскападу Ельцина в марте 1993 года, когда он вылез на телевизор с заявлением об ОПУСе – особом порядке управления страной. Однако был вынужден забрать все слова обратно. Главным последствием ОПУСа было, однако, парадоксальным образом не ослабление позиций Ельцина, а неожиданный бросок на амбразуру председателя Конституционного суда Зорькина, который тем самым позиционировал себя открытым противником президента и сторонником Съезда. И тем самым похерил свою с таким трудом добытую высокую позицию политического арбитра. Вот если бы он остался в тени и закулисно влиял в пользу Съезда угрозой в любой момент дезавуировать президента, то это было бы усиление позиций последнего оплота советской власти. А так в результате случилось ослабление позиций.

Вот и сейчас перед самым саммитом случилась похожая ситуация, но не с Зорькиным, а с патриархом Кириллом. Дело в том, что КС уже давно ушёл с линии политической борьбы, ещё в связи с переездом в Питер. И внутри политической элиты остаточные функции политического арбитража оставались только у патриарха Алексия Второго как одного из главных учредителей нынешнего государства. По наследству и по инерции эти функции теоретически могли перейти к Кириллу. Но блестящий аппаратчик вовсе не обязательно может обладать способностями выдающегося политика. Это совсем другой талант, особенно для роли политического арбитра. Здесь нужно тонко выстраивать баланс, дистанцироваться, уклоняться от сиюминутного выбора. А Кирилл, наоборот, решил воспользоваться видимым ослаблением одного крыла в Кремле, чтобы провести кадровые решения и разом разрушить весь баланс, который собственно и делал Синод равноправной частью политического руководства. А теперь это всего лишь подчинённая часть одной из частей, к тому же, как выяснилось в Лондоне, не самой сильной и перспективной.

Но вообще-то позиция патриарха и при Алексии была лишь потенциальной, за неимением в отечестве иных инстанций политического арбитража. На самом деле дуумвират президента и премьера главным своим арбитром имел совокупный Запад – покуда тот стремился вырабатывать единую позицию в отношении Эрэфии и поддерживать внутри своего совместного протектората баланс своих интересов. Однако итогом Лондонского саммита как раз и стало совершенное разбалансирование структуры западной политики, куда уже де факто кооптирован Китай. Борьба между лидерами центров силы как раз и идёт за право говорить последнее слово, провоцируя противоречия между другими центрами. До сих пор наиболее удачно временами это получалось у израильского лобби, но сегодня его ближневосточные интересы совсем уже разошлись даже с интересами «фининтерна», не говоря уже об иных центрах силы, заинтересованных в дешёвой нефти. Это новое состояние, собственно, отражает новая конфигурация власти в Израиле, балансирующая между готовностью перейти в режим «осаждённой крепости» и поисками поддержки по всем оставшимся направлениям (Обама в США, Россия, Индия).

Исчезновение и внутренней, и внешних инстанций политического арбитража означает точное соответствие нынешнего момента развития «консервационного режима» в РФ тому самому узлу в 1993 году, когда Съезд народных депутатов как последняя остававшаяся инстанция политического арбитража хотел покончить с Ельциным, да не смог. В том числе из-за вмешательства внешних сил в союзе с президентской спецслужбой. Собственно, саммит в Лондоне стал таким аналогом высшей инстанции для российской власти, который не смог принять никакого решения.

Теперь, соответственно, последней арбитражной инстанцией формально остаётся представительство народа, как в аналогичном случае в апреле 1993 года с референдумом «да-да-нет-да». Вопрос только, рискнёт ли Путин обратиться напрямую к народу через голову всей властной элиты? В понедельник узнаем, насколько он готов опираться на «Единую Россию» или насколько «Единая Россия» способна служить таким механизмом для передачи воли народа, хотя бы формально, как это и было в 1993 году.

Что же касается глобального Узла в честь 1 апреля, то он всё ещё продолжается. Юбилейная сессия НАТО в Страсбурге должна будет продемонстрировать готовность уже другого «центра силы» взять ответственность за ситуацию на глобальном уровне. Подобно тому, как события 20-21.08.91 в Москве проявили истинную потенцию ГКЧП. Соответствующие призывы превратить НАТО в Лигу Демократий, открыть двери НАТО пере всеми прозападными режимами в мире уже прозвучали. Однако такое развитие событий означало бы резкое усиление другого «центра силы», который к тому же успел проиграть выборы в самих США. Так что вероятность успеха глобальных гэкачепистов близка к нулю по тем же самым вышеописанным причинам. Придётся натовцем удовлетвориться Албанией и учить албанский.

(продолжение от 12.04.09)
Tags: 3мировая, анализ, политика
Subscribe

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments

  • «Здравствуй, … – новый год»

    Как известно, глобальная финансовая элита издревле празднует свой новый год осенью (в этом году – с 6 на 8 сентября)). После этого, с 1…

  • Просвеченная закулиса

    На мировой политической сцене летний антракт – перестановка реквизита туда-сюда, местами идет подновление обветшалых декораций. Сквозь…

  • «В час небывало жаркого заката»

    Не очень интересно комментировать очевидные для себя вещи и события, особенно после ранее сделанных прогнозов. Разве что в былые дни от…